LiveZilla Live Chat Software
Главная / Связь со страной исхода / Марк Солонин. Мерзость запредельная…
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Марк Солонин. Мерзость запредельная…

14.12.16

Андрей Георгиевич Бильжо.

Художник-карикатурист, по первой профессии врач-психиатр, успешный бизнесмен (владелец сети ресторанов).

На личной странице в проекте «Сноб»

описывает свои пристрастия так:

«Люблю сидеть на набережной где-нибудь в Венеции, смотреть на людей, на воду и пить белое вино». А еще у г-на Бильжо есть принципы. 2 января 2013 г. в эфире «Эха Москвы» он их сформулировал так: «Я считаю, что перо поднимать можно на всё что угодно, просто очень важно как ты это делаешь, для кого ты это делаешь, зачем ты это делаешь и когда ты это делаешь; все эти составляющие очень-очень важны».

9 декабря с.г. г-н Бильжо открыл в сетевом издании The Insider новую рубрику «Диагноз недели с доктором Бильжо». Начать решили мощно, приплясывая от восторга перед собственной дерзостью и безнаказанностью: «Сейчас я расскажу страшную, крамольную вещь, которая взорвет Интернет и меня, но, слава Богу, я сейчас нахожусь далеко».  В чем же эта страшная «всяправда»? А вот в чем:

«Я читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. В этой клинике не раз лежала до войны Зоя Космодемьянская, она страдала шизофренией…»

Всё.

Для пожизненного исключения из перечня приличных людей этого достаточно.

Врачи не обсуждают публично истории болезней пациентов.

Это элементарное, общепринятое требование врачебной этики.

Ни история болезни, ни диагноз, ни прогноз, ни сам факт обращения к врачу-психиатору не должен быть разглашен.

Это я уж не говорю про то, что никаких копий упомянутого документа, вообще никаких признаков его (документа) существования г-н Бильжо не привел и никогда не приведет.

Да, бывают исключения из правил: граждане, нанимающие себе на службу президента, имеют право спросить о состоянии здоровья того, кому они доверят власть, деньги, право начинать войну, награждать и миловать — но здесь совсем другой случай.

Зоя на должность президента не претендовала и в отличие от Жанны Дарк (которая и не скрывала, что «слышит голоса»), возложить корону на голову одного из претендентов не дерзала.

Амбиции Зои Космодемьянской были гораздо скромнее: в составе группы таких же комсомольцев-добровольцев в лютый мороз и пургу перейти линию фронта, что-то там разведать или взорвать, а если сказочно повезет, то вернуться назад и повторить это еще два-три раза; ничего большего при имеющемся уровне подготовки, оснащения и вооружения от этих «диверсантов» не ждали, да и им не обещали. И поэтому медицинские диагнозы Зои Космодемьянской никого, кроме командира подразделения, волновать не могли, а уж сегодня о них и вовсе надо бы заткнуться. Но г-н Бильжо продолжает срывать покровы:

«Когда Зою вывели на подиум (какое красивое импортное слово! в реальности это был ящик, известно даже, что из-под лапши) и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну. В психиатрии это называется «мутизмом»: она просто не могла говорить, так как впала в «кататонический ступор с мутизмом», когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит. Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской… Но это была клиника, а не подвиг давно болевшей шизофренией Зои Космодемьянской».

Мы живем в эпоху, когда не знать чего-либо нельзя. Врать, ерничать, повторять чужие глупости можно, не знать — нельзя. Не более 15 минут ушло у меня на то, чтобы найти в Сети: акт допроса свидетелей казни Зои Космодемьянской, протокол допроса обвиняемого Клубкова В.А. (один из участников диверсионной группы, которая имела задание сжечь деревню Петрищево), заверенную запись рассказа жителей деревни Петрищево от 2 февраля 1942 г. об обстоятельствах пленения, допроса и казни Зои Космодемьянской. Так быстро найти удалось потому, что всё это собрано на одной странице ( http://1941-1942.msk.ru/page.php?id=129 ). Есть там и полный текст приказа Ставки ВГК № 0428 от 17 ноября 1941 г. («разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 — 60 км в глубину от переднего края и на 20 — 30 км вправо и влево от дорог…»)

Из документов однозначно следует, что никакого «кататонического ступора с мутизмом» не было. Проще говоря — челюсть не свело. Зоя Космодемьянская могла говорить и говорила, и во время допроса и «на подиуме» — только совсем не то, что он неё требовали допрашивающие. Я не буду приводить ни пространные цитаты из протоколов, описывающих обстоятельства этого допроса, ни фотографии, сделанных «у подиума» — и не только потому, что считал и считаю недостойным делом заниматься эмоциональным «взвинчиванием» читателя. Тут всё сложнее: полуправда — это та же ложь, а других фотографий у меня нет: ни фотографий трех жителей Петрищево (один мужчина и две женщины), которых по приговору советского трибунала расстреляли «за соучастие», ни фотографий трупов женщин и детей, которых во исполнение приказа Ставки в лютую стужу выбрасывали на снег.

Шла война, и у каждого была своя правда.

Подписавшие приказ № 0428 Сталин и Шапошников были по-своему правы: немецкая армия оказалась не готова к действиям в таких климатических условиях, и этот фактор надо было максимально использовать — мороз подавляет волю солдат противника ничуть не хуже огня и стали.

Зоя и её боевые товарищи были во всём правы: они добровольно пошли воевать за Родину, против абсолютного зла, каким, вне всякого сомнения, был гитлеровский фашизм.

Они не записывались специально в поджигатели — так получилось, такой был приказ.

Мог быть другой, но им достался этот: «Сжечь следующие населенные пункты, занятые немцами: Анашкино, Петрищево, Ильятино, Пушкино, Бугайлово, Грибцово, Усатново, Грачево, Михайловское, Коровино. После уничтожения этих пунктов задание считается выполненным. Срок выполнения задания 5-7 дней с момента перехода линии фронта».

А у простых русских баб из Анашкино, Петрищево, Ильятино, Пушкино и Бугайлово была своя правда.

Зоя защищала Родину, а они защищали своих детей.

И если Родина в лице тов. Сталина решила, что жизнь их детей — это приемлемая цена победы, то нужна ли такая победа?

Покажите мне человека, который знает ответ на этот вопрос…

«Петрищево — это наша русская Голгофа».

Так сказал недавно министр Мединский, и в этом он был совершенно прав.

Евангельская Голгофа — не место подвига. Голгофа — это место страдания, ужаса, смерти.

Может быть, когда-то в будущем, когда наше общество повзрослеет и выздоровеет, там, в Петрищево поставят монумент памяти и скорби и на холодном мраморе золотом запишут имена ВСЕХ погибших.

А сегодня всякий, кто берется хоть единым словом прикоснуться к этой теме, должен сто раз спросить себя:

как ты это делаешь, для кого ты это делаешь,

зачем ты это делаешь?

Что есть твое желание «взорвать Интернет» мелким

и мерзким скандалом рядом с величайшей трагедией народа?      

 

http://www.solonin.org/article_merzost-zapredelnaya

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Добавить комментарий

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ: