Главная / Новости / Антисемитизм / Радио «Эхо Москвы» в Перми и антисемитизм

Радио «Эхо Москвы» в Перми и антисемитизм

Главному редактору радио «Эхо Москвы» в Перми А. Н. Денисенко,

копия письма отправлена губернатору Пермского края В. Ф. Басаргину,

начальнику Центра по борьбе с экстремизмом ГУ МВД России

по Пермскому краю С. В. Пиларову,

председателю Законодательного собрания Пермского края В. А. Сухих.

.

   

                                                      Уважаемый Андрей Николаевич,   

       мы обращаемся к Вам с настоятельной просьбой отреагировать на пропаганду национализма и ксенофобии, которую в течение ноября вело радио «Эхо Москвы» в Перми, предоставляя в своей программе «Особое мнение» слово Р. А. Юшкову – известному в Перми борцу за попранные права русских.

   Содержанием своих выступлений общественный деятель Р. А. Юшков (именно так отрекомендовал его слушателям ведущий программы С. Штерн) сделал оскорбление национальных меньшинств РФ,

в частности меньшинств Пермского края:

армян, евреев, чеченцев, татар, удмуртов.

С большой страстностью из программы в программу г-н Юшков призывал изменить Конституцию РФ в тех статьях, что гарантируют равенство всех наций перед законом Российского государства.

Человек нерусской национальности, на его взгляд, не должен на равных правах с русским населением обсуждать и решать важные государственные проблемы, не смеет играть активной роли в развитии русской культуры, занимать в РФ руководящие посты.

В высказываниях Р. А Юшкова то и дело утверждалась мысль, что каждый народ должен жить со своим народом (карелы с карелами, армяне с армянами…) и проявлять себя именно там, а не среди русских. Слов «резервация» и «гетто» произнесено не было, но пафос Юшкова, кажется, был именно таким. Обращаясь к президенту России, этот известный «общественный деятель» потребовал ввести в Конституцию РФ положение об особых правах русского населения как государствообразующего и отменить статью об уголовной ответственности за разжигание национальной розни.

      Совершенно непонятно, почему ведущий С. Штерн, открывая передачу «Особое мнение», просил слушателей «Эха» отнестись к требованиям Р.А Юшкова «терпимо», что означает на русском языке «доброжелательно», «допустимо», «приемлемо», между тем как г-н Юшков хорошо известен в Перми своими агрессивными националистическими выступлениями, за которые его неоднократно привлекали к судебной ответственности.

      Интересен тот факт, что редакция «Эха Москвы» в Перми, вопреки принятой установке,

не выложила на своем сайте ни одного выступления Р.А. Юшкова, хорошо сознавая их противозаконную направленность.

         Выступления Р. А. Юшкова содержат, по сути, одни и те же тезисы, много раз повторяемые (как заклятие).  Воспроизведем их близко к оригиналу:

– Россия – для русских.

– Русские – государствообразующая нация РФ, поэтому решение значимых для государства вопросов составляет привилегию русских людей. У всех других народов РФ есть право решать только вопросы своей национальной жизни – на территории своих автономных областей.

– Б. Л. Мильграм не имеет права быть художественным руководителем Пермского театра драмы, потому что он еврей, а театр – русский…

         Не один раз повторялась в разных вариациях мысль, что все эти макаревичи-шендеровичи – предатели, продавшие Россию Рокфеллерам, поэтому большим упущением со стороны президента было предоставить народу право избрать в мэры Екатеринбурга еврея Е. Ройзмана…

Ну и конечно же, безобразие, что до сих пор из Перми не изгнали «нацистскую еврейскую секту Хабад-Любавичей».  

  Достаточно большое внимание Р. А. Юшковым было уделено армянам. Из речей Романа Авенировича следовало, что армян в Перми слишком много, что в их руках сосредоточена большая власть, что недопустимое распределение земельных участков и уродство пермской архитектуры – на ответственности этой нации.  

         В настоящее время в стране, считает г-н Юшков, царит русофобская атмосфера. Она, по его мнению, утвердилась в судах и законодательстве. «Русские в Татарстане, Якутии, Удмуртии, Чечне, – много раз повторял собеседник Штерна, – не могут поднять голову выше плинтуса, их унижают, они беззащитны, бесправны, не имеют ни своей столицы, ни своей земли. В этой связи мэру Перми пора прекратить игры вокруг мечетей…»

      Прежде чем отправить это письмо, мы пытались объяснить недопустимость таких передач, их несовместимость со статьей Конституции РФ о разжигании национальной розни, ибо свобода слова никак не может включать в себя свободу националистической, ксенофобской пропаганды.

С этой целью мы разговаривали с главным редактором радио «Эхо Москвы» в Перми А. Денисенко, ведущим программы «Особое мнение» С. Штерном, ответственной за освещение национальных вопросов в прессе Перми журналисткой Г. В. Куличкиной.  

Безрезультатно!

 

Мы надеемся, что обращение к Вам исключит подобные передачи из эфира «Эха Перми» и поставит вопрос о привлечении Р. А. Юшкова за подобную пропаганду к ответственности.

                                 ———————

    По поручению инициативной группы 

Алла Петровна Клоц      

 

О Редакция Сайта

3 комментария

  1. Удивляться радио «Эхо Москвы» в Перми слишком мелко, так как такую же политику проводит московская редакция, которая предоставляет эфир юдофобам типа шевченко и пр. антисемитам.

  2. Алескендер

    Извиняюсь,откуда у русского человека фамилия Юшков? Экий шутник!

    • Александр Барласов

      Пермская антисемитская кампания и дело об отрицании Холокоста: реакция общества и СМИ
      АВТОР
      Статья дня
      В мае 2020 года в Перми завершился довольно показательный для России судебный процесс. В ходе него была предпринята попытка применить состав сравнительно новой статьи 354.1 «Реабилитация нацизма» УК РФ в деле пермского националиста Романа Юшкова, обвинявшегося в отрицании Холокоста. Попытка провалилась, и дело закончилось полным оправданием обвиняемого. Неудачный судебный процесс показал неготовность российской правовой системы к подобного рода делам. Он не помог, а скорее нанёс вред борьбе общества и историков с попытками обеления преступлений нацистов. Оправдание Юшкова означало моральную победу антисемитских и националистических сил, помогло им утвердиться в собственной безнаказанности. С другой стороны, данное уголовное дело повлекло за собой неизбежные и ожесточённые дебаты о границах свободы слова, что привело к поляризации мнений и к дополнительному размежеванию пермского сообщества и российского гражданского общества в целом.
      На протяжении эпох Урал славился своим культурным и этническим разнообразием. Здесь всегда в добрососедских отношениях проживали представители многочисленных этнических групп. Тем не менее, в 2000-х годах, и особенно быстро на рубеже 2010-х, правозащитники стали фиксировать рост проявлений ксенофобии. В Перми всё громче заявляли о себе маргинальные одиночки-националисты. В какой-то момент обнаружилось, что в отсутствие противодействия со стороны общества и государства они получили доступ к широкой аудитории через крупные и считающиеся либеральными региональные СМИ.

      Пользуясь хитрой подменой понятий о «защите свободы слова», да и просто банальной гражданской незрелостью и безграмотностью журналистов, националисты через медиа стали распространять свои призывы — например, зафиксировать в Конституции «особые права русского населения как государствообразующего», отменить статью об уголовной ответственности за разжигание национальной розни, не покупать товары у «нерусских», не назначать еврея художественным руководителем местного театра и т. д. Как оказалось, безнаказанная и активная пропаганда ксенофобии имела вполне определённые последствия.

      ***

      В 2013 году в Перми началась организованная кампания протеста против строительства культурно-религиозного центра общины иудеев-хасидов «Хабад Любавич». У общины долгое время не было своего места, она годами боролась за выделение ей участка для строительства. По планам общины доступ в Центр должен быть открыт не только для её членов, но и для всех местных жителей в округе. В нём предусматривалось создание еврейского музея, библиотеки, конференц-залов, кафе и даже спортивной площадки. Планы строительства были поддержаны многими общественными и культурными деятелями города, и наконец власти города пошли навстречу общине — земля для постройки была выделена.

      Однако строительство Центра на данный момент пока так и не началось. Причина — протесты против строительства. Первоначально казалось, что организаторы протестов — те самые местные жители и что апеллируют они к нейтральным аргументам, то есть, выступают против «незаконного выделения участка земли», «точечной застройки» и т. д. Однако быстро стало очевидно, что за протестами стоят националисты и что выступают они против появления еврейского центра как такового.

      В ходе кампании стали проводиться пикеты и митинги «возмущённой общественности» с антисемитскими лозунгами. Националисты срывали общественные слушания по строительству. Группа православных поставила на месте постройки трёхметровый крест и устраивала вокруг него молитвы и песнопения «во избавление от злого ига жидовского». Неизвестные как-то раз натянули над площадкой огромную растяжку с надписью «Здесь хотят построить синагогу фашистской секты ХАБАД», обклеивали подъезды домов листовками со словами «Хабадники отличаются ненавистью к христианству и крайним презрением к неевреям» и даже однажды подбросили на строительную площадку голову свиньи, вероятно, с целью устрашения и осквернения будущего религиозного центра.

      Акции прямого действия сопровождались всплеском юдофобских публикаций в социальных сетях, на сайтах «патриотического» и ультраправого направления. Не смогли удержаться от враждебной риторики даже некоторые депутаты местного Заксобрания и члены одной крупной политической партии. Из публикации в публикацию утверждалось, что община хасидов — это «антихристианская тоталитарная секта, управляемая из США», и что, например, «за событиями в Новороссии и на Украине, начиная с подготовки майдана, стоит влиятельная ультраортодоксальная иудейская община Хабад Любавич».

      В это же время среди всего разнообразия антисемитских публикаций в Сети стали появляться ссылки на материалы, отрицающие Холокост. Их авторы-ревизионисты пытались доказать, что политика преследования и уничтожения евреев во времена нацистского режима в Германии и на территории оккупированных ею стран — это миф, выдуманный самими евреями, или что количество жертв Холокоста сильно преувеличено, на основе чего обвиняли историков в фальсификациях, а Израиль и еврейские организации — в спекуляциях на Холокосте.

      В 2017 году один из идейных вдохновителей кампании против строительства Центра Хабад Любавич и фактический лидер пермских «русских националистов» Роман Юшков опубликовал на своей странице в Facebook ссылку на подобную статью, озаглавленную «Евреи! Верните немцам деньги за мошенничество с Holocaust six millions Jews!» (Статья была озаглавлена именно так, с ошибкой в английском написании «six million»).

      Публикацию Юшков снабдил комментарием: «Уж сколько раз твердили миру… что так называемый холокост — бесстыдная разводка для гоев, немецких, русских и всех прочих по списку. И документы показывали, и кинохронику, и монографии научные Юрген Граф и другие европейские историки писали… Да только все не впрок. Продолжают с нас стричь моральные и материальные купоны». (В настоящий момент страница Юшкова в Facebook заблокирована и недоступна. Цитата по статье из Медиазоны).

      На публикацию обратил внимание один неравнодушный житель Перми. В ходе возникшей в сети ожесточённой полемики с ним Р. Юшков допустил антисемитские оскорбления в его адрес, после чего тот направил заявление в прокуратуру Пермского края с просьбой проверить высказывания Юшкова на признаки экстремизма, разжигания вражды и унижения человеческого достоинства.

      Через некоторое время прокуратура возбудила уголовное дело, первым эпизодом которого стало обвинение Р. Юшкова по вышеупомянутому пункту 1 статьи 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма»). Вторым эпизодом стало обвинение по ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») из-за его другой статьи «Хватит кормить чужаков», в которой были допущены оскорбления в адрес других этнических групп.

      Начался долгий судебный процесс с участием присяжных, в ходе которого прокуратуре не удалось убедить суд в наличии состава преступления в первом эпизоде. В сентябре 2018 г. суд присяжных оправдал Р. Юшкова по делу об отрицании Холокоста, признав его виновным только по второму эпизоду. Основываясь на этом решении, Пермский краевой суд приговорил Юшкова к двум годам лишения свободы условно. Позже данное решение подтвердил Верховный суд РФ. Однако в марте 2019 г. приговор был отменён Дзержинским районным судом г. Перми в связи с частичной декриминализацией ст. 282 УК РФ.

      В декабре 2019 года Р. Юшков обратился с исковым заявлением к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда в связи с незаконным уголовным преследованием. Сумму компенсации он определил в размере 6 000 000 рублей. Эта цифра была выбрана неспроста. Шесть миллионов — общепризнанное число еврейских жертв Холокоста, которое отрицает Юшков. На своём выступлении в суде он подтвердил связь между запрошенной суммой и этой цифрой: «По рублю за каждую загубленную, согласно мифологии Холокоста, еврейскую душу». 21 января 2020 года Ленинский районный суд г. Перми признал право Юшкова на компенсацию, но уменьшил сумму до 50 тыс. рублей.

      Наконец 27 мая 2020 г. прокуратура Пермского края по требованию Юшкова принесла ему официальные извинения за «незаконное уголовное преследование».

      В ходе всего процесса на единственного пермяка, вступившегося за память уничтоженных евреев, оказывалось беспрецедентное давление, переросшее в полноценную кампанию травли — не только на страницах социальных сетей, но и на пермских улицах. В марте 2019 года у здания регионального УВД были организованы одиночные пикеты с лозунгами «Свобода слова только для евреев?!», «МВД, защити Путина от еврейских оскорблений!» и др.

      При этом российская правовая система показывает вопиющие примеры избирательности правосудия: в 2016 году по той же статье 354.1 «Реабилитация нацизма» был осужден другой житель Перми — Владимир Лузгин. «Преступление» Лузгина заключалось в том, что тот перепостил на своей странице статью неизвестного автора под названием «15 фактов о бандеровцах, или О чём молчит Кремль», в которой говорилось, что в сентябре 1939 года «коммунисты и Германия совместно напали на Польшу». Процесс вызвал большой резонанс, защищал Лузгина в суде известнейший адвокат Генри Резник. Несмотря на это, суд признал Лузгина виновным и приговорил к штрафу 200 тыс. руб. Верховный суд РФ подтвердил приговор.

      ***

      Интересна реакция региональных СМИ и местного гражданского сообщества на судебный процесс по отрицанию Холокоста. Прежде всего, необходимо отметить, что материалов, посвящённых этому, казалось бы, беспрецедентному и резонансному делу в пермской прессе было немного. Но и среди тех, что есть, не было встречено ни одного, в котором выражалось бы бескомпромиссное и чёткое осуждение позиции Р. Юшкова. Это можно было бы сделать, хотя бы предоставив слово на страницах своего издания приглашенному эксперту, что не нарушило бы главное правило журналистской этики о беспристрастности. Большинство СМИ избрало стратегию замалчивания проблемы. Это подтверждают и в Перми: «Приличные» СМИ либо изобразили фигуру умолчания, либо пытались писать безразлично, как бы объективно, не допуская критики.

      Хуже того, на фоне полного отсутствия критики, объясняемой «нейтральностью» и «беспристрастностью», пермские СМИ продолжали свободно давать слово Юшкову на своих страницах и в эфире. Они объясняли это реализацией «его права на самовыражение», при этом подчёркивали, что не согласны по большинству пунктов с позицией националиста. В ходе судебного процесса симпатии СМИ уже совсем откровенно развернулись в сторону Юшкова, создавая ему фактически образ мученика за свободу слова и не отдавая себе отчёт в том, что разжигание ненависти и распространение идей расового или национального превосходства без должного противодействия со стороны общества и СМИ может нести очень серьёзную общественную угрозу.

      В частности, Юшков несколько раз был приглашён на программу «Особое мнение» в эфире радиостанции «Эхо Перми» (филиал «Эха Москвы»). В ходе передачи ведущий передачи не оппонировал гостю и не задавал критических или сложных вопросов, а лишь предоставлял ему слово. При этом Юшков был его единственным собеседником в студии, а значит, альтернативная точка зрения не была представлена.

      Эфиры Юшкова на «Эхе Перми» продолжались до тех пор, пока группа общественных деятелей города не направила открытое письмо в адрес главного редактора радиостанции Андрея Денисенко с копией губернатору Пермского края Виктору Басаргину с просьбой «отреагировать на пропаганду национализма и ксенофобии» в программе «Особое мнение» с участием Р. Юшкова. В письме особо указывалось, что «редакция «Эха Перми», вопреки принятой установке, не выложила на своем сайте ни одного выступления Р. Юшкова, хорошо осознавая их противозаконную направленность».

      Пермские медиа, судя по всему, проигнорировали это письмо — единственная его публикация нашлась только в израильской прессе. Однако не проигнорировал послание сам А. Денисенко. В своей заметке в Facebook под названием «Униженные и оскорбленные» он так отозвался в адрес авторов письма: «Самое грустное, что среди людей, публично защищающих демократические ценности, всё больше тех, кто считает, что правильно демократию понимают только они. Начисто забывая о том, что демократия — это умение сосуществовать с совершенно разными, зачастую полярными позициями… Я считал, и считаю, что у господина Юшкова было право говорить. И я ему это право предоставил…»

      Так или иначе, но после появления открытого письма выступления Юшкова на «Эхе Перми» прекратились. Журналист, который их вёл, и главный редактор радиостанции уволились — трудно сказать, было ли это следствием создавшейся ситуации или нет. Р. Юшков утверждал, что журналисты были уволены именно из-за его эфиров, делая из них таких же «пострадавших за свободу слова». Сами журналисты уверяют, что это не так.

      Выступал Юшков не только на радио, но и на телевидении, в частности, на пермском телеканале «Уралинформ-ТВ».

      В целом же тональность публикаций СМИ по отношению к деятельности Р. Юшкова можно назвать «нейтрально-благосклонной».

      В качестве примера приведём две публикации в федеральной прессе. Первая — под названием «Из нас делают вторую Украину» («Новая газета», 22.08.2019). Автор статьи — Никита Гирин — посетил общественные слушания по строительству Центра «Хабад Любавич» в Перми. Юшкову в этом репортаже было предоставлено фактически равное место для выражения своих идей наряду с теми, кого он сделал объектами своих антисемитских нападок: речь идёт, прежде всего, о раввине общины Хабад Любавич Залмане Дайче.

      Для того, чтобы встретиться с Р. Юшковым, журналист даже посетил его дома. На страницах «Новой газеты» Юшков объясняет журналисту, почему он борется с постройкой Центра. Кроме того, как пишет Гирин, в ходе разговора Юшков жалуется ему на то, что члены общины Хабад Любавич отмечают свои праздники на улицах Перми, сетует, что на планете осталось всего 7 % людей белой расы, и восхищается многодетными русскими семьями. Надо отдать должное автору: ему удалось сохранить лёгкий ироничный тон в отношении сентенций Юшкова. Однако этот же тон сохраняется и в той части материала, которая посвящена Залману Дайчу и Ефиму Бурштейну (другому герою публикации Н. Гирина, председателю пермского Иудейского религиозного общества).

      Стиль другой статьи — под названием «Нюрнбергский трибунал пришёл в суд» («Коммерсант», 11.12.2019) — можно было бы назвать более нейтральным и отстранённым, чем первой, если бы не тот факт, что Р. Юшков в ней — самый цитируемый персонаж. В статье рассказывается об иске Юшкова Минфину РФ с требованием компенсации морального вреда. В судебном заседании он говорил, что особенно недоволен тем, что против него возбуждено дело о реабилитации нацизма. «Это дикая и экстравагантная статья, — цитирует «Коммерсант» Юшкова в суде, — для меня это особенно оскорбительно как для общественного активиста и внука погибшего бойца Красной Армии». При этом издание никоим образом не оспаривает «право» Юшкова унижать память евреев — жертв нацизма.

      Обращает на себя внимание и то, какими терминами Юшкова представляют в публикациях о его судебных делах пермские и федеральные СМИ: «пермский активист», «публицист», «общественный деятель» и даже «правозащитник», что вызывает даже не нейтральные, а вполне положительные ассоциации с его образом.

      Не осталось в стороне и местное гражданское сообщество. Игорь Аверкиев — известный правозащитник, основатель и первый руководитель Пермского регионального правозащитного центра, в котором долгое время работал и сам Р. Юшков — по итогам процесса опубликовал на своей личной странице статью под названием «В Перми никто никого не оправдывал «по делу об отрицании Холокоста»». Оправдательный приговор своему бывшему сотруднику Аверкиев объясняет в статье следующим образом: «Суд присяжных в Перми решил, что отрицание КОНКРЕТНОЙ цифры замученных нацистами евреев (6 миллионов), БЕЗ ОТРИЦАНИЯ самого факта массового уничтожения нацистами евреев, не является фактом реабилитации нацизма».

      Иными словами, по мнению Аверкиева, суд принял верное решение, потому что Юшков не занимался реабилитацией нацизма, а лишь оспаривал цифры, хотел докопаться до правды.

      К сожалению, автор упомянутой статьи не видит или не хочет увидеть, что преуменьшение цифры еврейских жертв Холокоста (а ведь только в сторону преуменьшения оспаривают её Юшков и все ревизионисты) как раз и является фактом реабилитации нацизма. Современные антисемиты ожесточённо ищут доказательства того, что число жертв было незначительным. Ведь если удастся доказать, что в Европе, захваченной нацистами, геноцида евреев не было, то обвинить можно будет тогда уже самих евреев — в спекуляциях, мошенничестве, незаконном получении репараций, обогащении за счёт послевоенной Германии и, наконец, в нелегитимности существования государства Израиль. Другие пытаются доказать, что число жертв ничтожно, чтобы опровергнуть «миф» о «плохом» Гитлере или обелить Германию.

      Вот почему битва за цифры имеет для антисемитов такое принципиальное значение. Недаром российский историк Павел Полян, исследующий корни исторического ревизионизма, писал, что за рассуждениями о ничтожности числа жертв Холокоста торчат «ослиные уши антисемитизма» (Полян П. Историомор, или трепанация памяти. М. «АСТ», 2016, с. 454).

      О том, что Юшков не «искатель», который «хочет докопаться до правды», а банальный антисемит-погромщик, говорил на судебном процессе прокурор Максим Шадрин. Выступая в зале суда, он приводил примеры из текстов Юшкова, в которых, по словам прокурора, оказались «обвинены не просто отдельные лица еврейской национальности, а все евреи до последнего человека, включая младенцев и ещё не родившихся». «А наличием у него «аж восьмушки жидовской крови» он гордится, — говорил прокурор. — Но лишь потому, что благодаря ей он «любую жидоту чувствует за много километров», и в результате от него, «яростного русского бойца, привитого лёгкой жидятинкой, не скрыться и не уйти»».

      Правда в словах Игоря Аверкиева заключается в том, что судебный процесс действительно был обречён на провал. Суд не вынес и не мог вынести Юшкову обвинительный приговор по статье «Реабилитация нацизма», но не потому, что тот якобы занимался лишь «поиском правды» и выступал за свободу слова, а в силу несовершенства российского законодательства, порочности судебной системы, равнодушия общества, а также того факта, что все участники процесса, включая гособвинителя, присяжных заседателей и самого судью, скорее всего, имели весьма смутное представление о том, что такое антисемитизм и Холокост, а также о пагубных последствиях его отрицания.

      О степени неосведомлённости пермского (да и в целом российского) общества о Холокосте говорит такой случай: в 2014 году пермский ресторан «Горный хрусталь» объявил о проведении новогодней вечеринки под названием «Хрустальная ночь». Только после возникшего скандала руководство ресторана изменило название праздника.

      После публикации статьи И. Аверкиева в Фейсбуке читатели обвинили на этот раз уже самого правозащитника в антисемитизме. На что тот посчитал уместным дополнить концовку материала следующим образом: «Евреи, будьте исторически вежливыми. Не вы одни были жертвами нацистского Холокоста. Почаще и активнее надо отдавать дань солидарности и другим жертвам нацистских уродов».

      Справедливости ради надо отметить, что И. Аверкиев предпринимал попытки образумить своего бывшего сотрудника, а когда ксенофобские заявления Р. Юшкова стали слишком одиозными, он и ряд других правозащитников нашли в себе силы покинуть правление Пермского регионального правозащитного центра. Тем не менее, Р. Юшков продолжает возглавлять информационное агентство «Перископ», чей сайт по-прежнему использует домен ПРПЦ. Это СМИ, первоначально созданное с целью освещать общественную жизнь Перми и региона, превратилось в агентство новостей о самом Юшкове и рупор его антисемитских, ксенофобных и гомофобных заявлений. По сообщению активистов, Юшков по-прежнему числится среди сотрудников ПРПЦ, хотя на сайте организации нет списка сотрудников.

      В остальном же местное правозащитное сообщество, которое, казалось бы, должно первым реагировать на проявления ксенофобии, ответило на антисемитскую кампанию почти полным молчанием. Автору не удалось найти в пермских СМИ ни одной статьи, заявления или открытого письма, чётко и недвусмысленно осуждающих проявления антисемитизма в регионе. Единственным исключением стало упомянутое открытое письмо по поводу эфиров Юшкова на «Эхе Перми», но оно было полностью проигнорировано региональной прессой. В пермских СМИ не было встречено ни одного материала, в котором бы осуждались попрание памяти жертв Холокоста, нападки на евреев и представителей других этнических меньшинств. Самые известные правозащитные организации Перми — например, местное отделение общества «Мемориал», Пермская гражданская палата и Центр ГРАНИ, никак публично не отреагировали на выходки праворадикалов. Наоборот, как отмечалось, некоторые правозащитники активно защищали право Р. Юшкова на самовыражение.

      В личных разговорах с автором пермские активисты так обосновывали свое нежелание осуждать акции и призывы ксенофобов: Юшков — «сумасшедший», «фрик», «маргинал». Вступая с ним в спор, мы «тем самым протягиваем ему руку, демаргинализуем его». «Нашим ответом может быть только презрительное молчание». «Выиграть в споре с ним невозможно» и т. д.

      Что касается акций прямого действия, то уличная повестка также была полностью перехвачена антисемитами (см. краткое описание уличных акций в первой части данной статьи и упоминание одиночных пикетов у здания УВД). Со стороны правозащитников и активистов не было организовано антифашистских контр-пикетов и демонстраций.

      На этом молчаливом фоне, пожалуй, единственной сильной реакцией стало заявление Уполномоченного по правам человека (УПЧ) Пермского края Павла Микова по поводу оправдательного приговора присяжных в деле об отрицании Холокоста. На своей странице в Instagram (подчеркнем — не на официальном сайте УПЧ) пермский омбудсмен написал, что ему «стыдно за земляков, вынесших этот вердикт в суде. Стыдно за учителей истории, учивших их. И страшно жить в городе, в котором ковалась Великая Победа, промолчавшем на это решение…».

      Роман Юшков и сейчас продолжает давать комментарии пермской прессе и даже иногда выступает как эксперт по «пермской повседневности». Например, в июле 2020 г., то есть уже после завершения судебного процесса, интернет-журнал «Звезда», считающийся демократическим, а значит, отстаивающим принципы равенства и прав человека, попросил его о комментари по поводу закрытия известного кафе в центре города. Юшков, исповедующий, кроме всего прочего, сталинистские и гомофобные взгляды, прокомментировал закрытие кафе следующим образом: «Имя и дух Сталина ощутимо витали над массивными мраморными столиками [этого кафе — авт.], ораторы не скупились на проклятия предателям СССР и на разоблачения всевозможных сильных мира сего. Быть может, и к лучшему, что время поглощает и этот очередной маленький «Титаник“ — мне было бы грустно увидеть потом в этом почти патетическом месте каких-нибудь толкущихся ЛГБТ-активистов».

      Из всего вышесказанного напрашиваются следующие выводы. В Перми развернута и уже много лет продолжается, пожалуй, самая громкая в стране антисемитская кампания. На протяжении всех этих лет местные националисты, стоящие во главе этой кампании, действуют безнаказанно, если не считать слабых попыток прокурорского и судебного преследования, часто ни к чему не приводящих. Сокрушительный и публичный провал попытки осудить Юшкова в деле о реабилитации нацизма только укрепил позиции националистов. Их деятельность не встречает почти никакого противодействия со стороны гражданского общества. Мало того, некоторые представители СМИ, правозащитники и активисты активно защищают право националистов на высказывание своей точки зрения. При этом альтернативная точка зрения не представлена аудитории ни в одном пермском СМИ. Никто не высказывался в защиту жертв антисемитских и ксенофобских атак — высказывание пермского омбудсмена и редкие голоса в социальных сетях являются исключением из этого правила. Благодаря победам в судебных делах и отсутствию противодействия со стороны гражданского общества националисты укрепляются в своей безнаказанности. Их популярность растет, они перестают быть маргиналами и завоевывают все больше голосов пермских жителей. https://echo.msk.ru/blog/statya/2754272-echo/

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан