LiveZilla Live Chat Software
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Давид Фабрикант. Чудом уцелевший

— Наша часть вышла на границу между Польшей и Германией в районе реки Варта. Вот оно-то логово фашистское.

Нужно было переправиться на вторую сторону, но немцы оказали сильное сопротивление. Командир роты старший лейтенант Мажаров приказал моему взводу остаться на своих местах в резерве, — делится своими военными воспоминаниями Михаил Рудых.

— Мы слышали непрекращающуюся стрельбу с переднего края. Оттуда прибежали к нам несколько раненых солдат. Они рассказали, что пытались перебраться на другую сторону на лодках, но немцы их обнаружили, рота несет большие потери, много солдат убито, многие ранены. Среди немцев одни снайпера. Передали мне: нужно подымать взвод и на переправу.

Подставить моих ребят под пули врага не хотелось. Поэтому решил я обойти переправу справа. Приказал солдатам короткими перебежками пробираться к глиняным навалам, что виднелись поодаль. Стоят, не шевелятся. «Ребята, за мной!» Первым одолел это расстояние. Невдалеке обнаружили противотанковый ров, который вел в сторону реки. Дошли до деревни. А за рекой уже другое селение.

Мой солдат очень удивился. У его семьи сожгли дом. Он поклялся, что как только войдет  в Германию, первое же здание подпалит, отомстит фрицам. Но перед нами за рекой стоял каменный дом. Парень растерялся.

«Погоди, — говорю ему, — у тебя все еще впереди».

Откуда-то появился лейтенант, понял, что мы задумали перебраться на другую сторону Варты. Сказал, что у него имеется резиновая лодка. Я обрадовался. Мы вели наблюдение, и на том берегу не заметили гитлеровцев. 15 солдат вместе со мной и двумя ручными пулеметами на этой лодке тихонько гребя, выбрались на территорию Германии. Вот вам, гады! Хотели завоевать весь мир, а теперь свои просторы защищать придется.

Перед нами был каменный забор, мы отыскали в нем проем, перебрались. Немцы нас не обнаружили. Деревенская улочка вела нас к  центру. Я разделил нашу группу: вправо пятерых, влево пятерых, сам с двумя пулеметчиками по центру. По моему приказу ребята открыли огонь, короткой очередью по окнам, длинной – по центру. Те из немцев, что не успели удрать, бросили пушки, технику, подняли руки вверх. Таким образом, наш взвод захватил эту деревню.

— Скажите Михаил, когда это было?

— 28 января 1945 года, — отвечает ветеран войны. – Командир батальона в тот день сказал, что оформит наградной лист и представит меня к награде орденом, но его вскоре убили. В этот раз остался без ордена.

Михаил Рудых родился в городе Одесса 1 ноября 1921 года. Члены Хайфского комитета ветеранов-инвалидов Второй мировой войны, активисты пришли в этот день к нему, чтобы поздравить юбиляра с днем рождения. Принесли подарки, угощения. Прозвучали теплые слова в честь ветерана войны. Стали интересоваться, как проходили его боевые будни на фронте.

— Учился в школе, затем физкультурном техникуме. Вызвали в военкомат, предложили отсрочку. Я отказался, и в мае 1941 года попал в весенний набор в Красную армию. Меня направили в школу младших командиров.  Здесь и застала нас война. Мне присвоили звание младшего сержанта и отправили на фронт.

Михаил воевал в составе 26 механизированной бригады на Западном фронте, Украинском, 1-м Белорусском. Первые бои приняли в Бессарабии. В районе села Васильевка пришлось отражать атаку противника. Он увидел, как загорелся наш танк КВ. из него вытаскивали обгорелых танкистов.

— После одного из боев я заснул. Просыпаюсь, ночь, а невдалеке немцы. Как они так тихо подошли, не знаю. Мы открыли огонь, но силы были не равны. Взяли нас в плен, вывели из деревни, пригнали в Бердичев. Поселили на территории костела. Затем нас отвезли в Житомир, жили мы в Богунских казармах. Работал грузчиком на заготовке зерна, железнодорожной станции. Немцы отправляли в Германию награбленное: зерно, вещи, грузили на платформы машины, танки. Почему-то решили 70 пленных солдат и офицеров переправить в Новоград- Волынский.

Идем по дороге, скомандовали привал, потребовали, чтобы сошли с шоссе. Вижу: невдалеке молодой лесок. Как только охранники отвернулись, смотрели в другой бок, я и еще один солдат кинулись к лесу. Сумели убежать. Сам себе не верил, что живой. Когда работал, мне одна молодая женщина сообщила, что в соседнем селе часто бывают партизаны. Я связался с ними. Совершив побег из плена, я присоединился к лесным солдатам.

Во время окружения Корсуно- Шевченковской группировки командир партизанского отряда Бойко решил атаковать немецкую часть, что остановилась недалеко в совхозе. Решено было застать их врасплох. Разведка доложила об их численности, вооружении. Готовились серьезно, так как у них было десять танков. Но командир наш что-то проморгал, нам пришлось бежать.

Я успел двух немцев подстрелить, но за нами гнались, стреляли. Какой- то ручей пересекал улицу, через него мостик. Я нырнул под него, а там в воде куча корней, веток. Еле протиснулся и по канаве стал продираться все дальше и дальше. Слышу голоса, повернул голову – мимо шли четверо солдат. Пригнулся. Они меня не заметили. Но через некоторое время меня обнаружил немецкий пулеметчик, открыл огонь. Рядом был забор, от него полетели во все стороны щепки.

Резко повернул влево, перепрыгнул один штакетник, другой, третий. Вижу кто-то машет рукой. Сидит бабушка, говорит: «Поди сюда сыночек. У нас дома горят».

— Бабушка, не видела, куда наши ребята пошли?

Она показала рукой. Побежал я дальше. Наконец, вот они, свои. Спрашиваю, где командир. Отвечают, что не знают, куда он делся. «А ты беги, не то простудишься». Было зимнее время, а том ручье вода была холоднющая. Но я – одессит, выдержал такое испытание.

В партизанском отряде ходил в разведку, мы совершали вылазки к немецким гарнизонам, вели рельсовую войну. В 1944 году гитлеровцы намеревались приступить к уничтожению отряда. Мы приготовились к обороне. Услышали орудийную канонаду, стреляли наши. Партизанский отряд вышел из лесу. Я попал в боевую часть, 1-ю танковую бригаду.

На войне разных случаев хватало. Когда мы стали подходить к одному из сел, немецкие пулеметчики открыли огонь. Наша рота окопалась в приусадебном саду. Командир роты приказал мне разведать, что находится на вооружении фашистов.

Честно признаюсь, было страшно. Пробираюсь и думаю: вы меня так просто не получите. Нырнул в кукурузное поле. Прополз поближе к расположению фрицев. Окинул взглядом, что у них творится. Вернулся, доложил начальству, сколько танков, грузовых машин, как видно собирались удирать. С боем захватили село.

Говорят: подвиг, подвиг. Считаю, что свой главный подвиг совершил в стороне от сражений. Это было в июле-августе 1944 года. Находились мы невдалеке от старой советско-польской границы.  Ранним утром вышел из домика, где расположились бойцы, к реке, захотелось подышать свежим воздухом. Вдоль всей деревни шел забор. Слышу какой-то стук. Пошел в его направлении. Я за калитку. Вижу, недалеко от берега присели на корточки трое ребят, один из них держит в руках камень и стучит по какому-то предмету. Я к ним поближе. У этого пацана в руках граната F-1. А он стучит и стучит. Выхватил из его рук гранату. Чека разогнута, одна проволочка обломана, еще чуть-чуть и взорвалась бы. Потянул за чеку, вытащил ее и бросил в реку. Раздался взрыв.

— Видите, чем все могло бы кончиться? – спрашиваю у мальцов. Думаете, мне объявили благодарность? В награду получил пять суток ареста, посчитали, что я находился в самовольной отлучке.

Михаил Рудых в боях получил ранение обеих ног, выписался и обратно в свою часть, затем ранение в плечо. Он был награжден орденом Отечественной войны 1 степени, медалями «За отвагу», «За взятие Берлина» и другими.

После войны работал всю жизнь в школе Одессы. Окончил педагогический институт, факультет физического воспитания. На уроках физкультуры уделял большое внимание  воспитанию мужества у подрастающего поколения. В 1997 году с семьей репатриировался в Израиль. Ему 95 лет, держится молодцом. Пусть будет и дальше не хуже.

Давид Фабрикант

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: