LiveZilla Live Chat Software
Главная / Разное / Полезно знать! / Аналитик военной разведки: «Отношения спецслужб Израиля и США не зависят от того, кто сидит в Белом доме»
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Аналитик военной разведки: «Отношения спецслужб Израиля и США не зависят от того, кто сидит в Белом доме»

Бригадный генерал в отставке Гади Зоар — один из крупнейших специалистов по безопасности Израиля и борьбе с арабским терроризмом. В интервью «Вестям» он рассказал о мнимых и реальных угрозах Израилю

 

Гади Зоар — бригадный генерал в отставке, бывший начальник аналитического отдела военной разведки АМАН, бывший военный атташе при посольстве Израиля в Соединенных Штатах.

В прошлом был также главой военной администрации Иудеи и Самарии и считается одним из крупнейших экспертов по арабскому терроризму.

Генерал Зоар дал интервью «Вестям» в качестве аналитика проекта «Профессионал национальной безопасности», объединяющего бывших высокопоставленных сотрудников Мосада, ШАБАКа, ЦАХАЛа и полиции.

 

— Израилю угрожает много опасностей, но какая, на ваш взгляд, самая реальная? 

 

— Конечно, Иран. Наше беспокойство вызывает стремление Ирана создать контролируемое непрерывное пространство, включающее Ирак, Сирию и территорию до побережья Средиземного моря. Еще одна реальная угроза -военные действия на нашей северной границе и присутствие Ирана на сирийской стороне Голанских высот. Кроме того, Иран может угрожать стабильности Иордании, что тоже сказывается на нашей безопасности.

 

Зато со стороны других соседей военной угрозы в наше время нет. С Египтом и Иорданией заключен мир, Сирия как государство развалилась, Ирак также распался. Остальные угрозы менее значимые. Существует, конечно, угроза со стороны ХАМАСа, «Хизбаллы», но это не может считаться угрозой для существования государства.

 

— Что вы можете сказать о причинах все возрастающего военного присутствия России в Сирии? 

— Вмешательство России в конфликт было несколько неожиданным — ее можно назвать новым игроком на этом поле. Русские всегда поддерживали Асада, но поначалу не вмешивались. В последнее время в период правления Обамы создался некий вакуум, Америка ослабила свое присутствие в Сирии, и Россия не преминула этим воспользоваться. Вмешательство русских заметно помогло Асаду и приостановило его падение. Нас не должно чрезмерно беспокоить то, что творится сейчас в Сирии, однако при этом нужно внимательно следить за развитием событий. 

— Можно ли назвать войну в Сирии гибридной войной? То есть войной между США и Россией, которая ведется на территории третьего государства? 

— В определенном смысле можно сказать и так, но не полностью. Мы не вернулись к состоянию холодной войны. Нет былого противостояния, как это было во времена СССР. Америка стремится уничтожить ИГ и ослабить влияние Ирана в регионе. Россия поддерживает Асада, легитимного главу государства. Возможное соглашение между Россией и США может привести к известной стабилизации обстановки в Сирии. Но на этом поле есть и другие игроки. Это в первую очередь Иран, а также Турция. 

— То есть в этом конфликте одна из главных задач для Израиля — отдалить Сирию от Ирана, оградить ее от его влияния и тем самым ослабить «Хизбаллу»? 

— Наше положение довольно деликатно. С одной стороны, мы ни в коем случае не хотим увязнуть в этом болоте. С другой стороны, любое решение по Сирии будет касаться и нас. То есть у Израиля тут есть несомненный интерес. Возможно, если нам не оставят выбора, мы будем вынуждены… нет, не войти на территорию военных действий, но гораздо глубже вмешаться в процесс принятия решений. В любом случае для нас важно поддерживать тесную связь и с американцами, и с русскими.

 

Тегеран. 23 июня 2017 года. "Страж исламской революции" у ракеты средней дальности "Зульфикар". Фото: saeediex/ Shutterstok.com

Тегеран. 23 июня 2017 года. «Страж исламской революции» у ракеты средней дальности «Зульфикар». Фото: saeediex/ Shutterstok.com

 

— Немного истории. Скажите, отношения спецслужб Израиля и Америки всегда были тесными, дружественными? 

— Абсолютно нет! Далеко не всегда. В самом начале более теплые отношения сложились не с американскими спецслужбами, а с другими странами. Например, с Францией. Впервые изменения произошли после Шестидневной войны в 1967 году, а дальнейшее укрепление связей между разведками началось после Войны Судного дня. В этот период Израиль получил возможность изучить много трофейного советского оружия, что в условиях холодной войны оказалось очень важным для американцев. Израиль неожиданно оказался обладателем серьезной информации.

 

— Какую оценку вы бы поставили сегодняшнему взаимодействию между спецслужбами Израиля и Америки? 

— Самую высокую! Наши спецслужбы очень тесно сотрудничают. 

— С приходом Трампа в Белый дом сотрудничество усилилось? 

— Даже в период восьмилетнего правления Обамы наша связь с американскими спецслужбами была очень крепкой. Это прочные профессиональные отношения, включающие двусторонний обмен информацией, и они, к счастью, не сильно зависят от администрации Белого дома. Но с приходом Трампа эти отношения действительно могут выйти на еще более высокий уровень. 

— Были ли случаи, когда американцы не прислушивались к информации, предоставленной израильскими спецслужбами? 

— Действительно драматических случаев, пожалуй, не было. Как пример разного отношения к информации можно привести сведения о продвижении иранской ядерной программы. Но не надо забывать, что есть разница между тем, что добывает разведка, и тем, как на это реагирует правительство. В данном случае наблюдалось некое… несовпадение взглядов в трактовке. 

— Считается, что долг палестинской администрации Израилю составляет 5,5 млрд шекелей. Но что важнее для нас — взыскать этот долг или столкнуться с хаосом в автономии в случае падения власти Абу-Мазена?

 

— Долг мы можем получать только одним образом, и это делается: не переводить различные платежи в автономию. Но нужно думать и о том, что может произойти и с чем нам надо будет бороться с уходом Абу-Мазена. Сейчас мы худо-бедно сотрудничаем в сфере безопасности. Но если в Рамаллу придет ХАМАС, то нас ожидает всплеск террора. И тогда, разумеется, никакой речи о долге и быть не может. То есть нам стоит сохранять режим Абу-Мазена не потому, что мы его сильно любим, а потому, что альтернатива будет еще хуже. 

— Сегодня уже можно говорить о сотрудничестве с Саудовской Аравией или еще рано строить иллюзии? 

— Можно сказать, что сотрудничество с Саудовской Аравией входит в наши приоритеты и рассматривается как предпочтительное. Однако саудиты увязывают свои отношения с Израилем с проблемой палестинцев. Вопрос в том, чем мы готовы пожертвовать, чтобы укрепить отношения с саудитами. А нам это важно потому, что Саудовская Аравия сейчас возглавила коалицию арабских стран против Ирана. И для нас очень важно поддерживать отношения с этой коалицией.

 

На презентации проекта "Профессионал национальной безопасности". Фото: пресс-служба проекта "ПНБ"

На презентации проекта «Профессионал национальной безопасности». Фото: пресс-служба проекта «ПНБ»

 

— Господин Зоар, а в чем цель проекта «Профессионал национальной безопасности», с которым вы сотрудничаете в качестве эксперта?

 

— Наша задача — поделиться знаниями и опытом в вопросах безопасности с широким кругом людей. Я имею в виду и русскоязычных граждан Израиля.

 

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: