LiveZilla Live Chat Software
Главная / Новости городов Израиля / !Хайфа, Крайот, Нешер / Давид Фабрикант.   Испания – СССР… — Израиль?
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Давид Фабрикант.   Испания – СССР… — Израиль?

Тема Гражданской войны в Испании была мне знакома с детства. Когда я учился в 3-4 классах, конец 50-х, мамина знакомая привезла много номеров  журналов «Новый мир», «Октябрь». В них были статьи о сражениях в этой стране, публикации Михаила Кольцова, Ильи Эренбурга, стихи Гарсиа Лорка. Я зачитывался этими произведениями.

В добровольной организации «Жди и найди меня» г. Хайфа мне показали документы о поиске испанских детей, которые были эвакуированы в Советский Союз. Их разыскивала Алла Лазина по просьбе ее покойной тети Валентины Борщевской (Братчиковой до замужества), которая в конце тридцатых годов прошлого столетия работала воспитательницей детского дома в Святошино, что под Киевом. Там находилось часть детей, привезенные из разных городов Испании.

1936- 1937 год. В Испании шла гражданская война. Возник острый конфликт между  правящим   социалистическим правительством, которое поддержали коммунисты и праворадикальными силами, на их сторону перешла большая часть армии. Возглавлял борьбу с левыми правительственными силами Франклин Франко. Если первых поддержали Советский Союз и антифашисты из разных стран Европы, Америки, то вторых – Германия и Италия, т.е. фашистские государства.

Гибли тысячи сражавшихся, гибли невинные люди, в том числе и дети. Озабоченные судьбой подростков, республиканцы переправили их в разные страны — всего более 34 тысяч человек, часть попало в Советский Союз – порядка 3,5 тысячи ребят. Вместе с ними прибыла небольшая группа воспитателей.

 

В составе четырех партий  приехало 2895 детей в возрасте от 5 до 12 лет. Как видно, некоторые приезжали дополнительно небольшими группами. В книге «Воспоминания о России» Мануэль Арсе, один из этих детей, пишет, что в порту Сантурсе на борт парохода «Гавана» посадли около 5 тысяч человек. Кают не хватало, многие остались на палубе. И с едой были проблемы. Во французском порту Бордо порядка 2 тысяч ребят высадили, остальные отправились дальше на пароходе «Сантай».

Так 23 июня 1937 года в Советский Союз прибыли испанские дети и воспитатели. К концу 1938 года в СССР существовало пятнадцать детских домов, организованных специально для испанских детей. Их разместили в разных городах страны: в Пушкино под Ленинградом, в Подмосковье, Куйбышеве, Украине: Киеве, Одессе, Крыму, Херсоне, Харькове.

На фото: Киев, Святошино, улица Южная 65. Детский дом, испанские дети.

Во втором ряду снизу вторая слева Валентина Братчикова.

Когда началась Великая Отечественная война, испанских ребят вывезли на восток. Кто попал в Поволжье, кто в Среднюю Азию, кто в Грузию и т.д. Хотя для них были более привилегированные условия, однако и на их долю хватило тех же бед, что и для всего населения страны. Часть из ребят начала работать на предприятиях, более взрослые ушли воевать с немцами.

Родственница моей жены Фира Иоффе, жившая в Гомеле, рассказывала, что ее направили пионервожатой в лагерь «Артек», где были и испанские ребята. Там она познакомилась с Рубеном Ибаррури, сыном знаменитой испанской революционерки Доллорес Ибаррури. Он активно участвовал в различных концертах, других мероприятиях. Был очень живой, подвижный, веселый,  вспоминала Фира.

Рубен Руис Ибаррури родился 9 января 1920 года. Во время XVII съезда КПСС вместе с мамой ненадолго приезжал в Москву. Он принимал активное участие в Гражданской войне в Испании. Когда обстановка грозила ему гибелью, он вновь приехал в СССР, тогда и отдыхал в «Артеке». Рубен окончил военное училище, был назначен командиром пулеметной роты, храбро сражался с немецкими фашистами. 23 сентября  1942 года умер от полученных ран, полученных, когда отбивал атаку гитлеровцев. Ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

О нелегкой судьбе испанских детей говорят такие факты: 215 из них умерло от голода, тифа, туберкулеза. 207, из числа призванных в Красную армию, погибло. После окончания войны Советское правительство не хотела отпускать испанских детей на родину, считая, что там с ними расправятся. Но с 1956 по 1959 годы из страны уехало 1500 человек. Некоторая часть бывших испанских детей адаптировалась здесь, завели семьи, решили остаться.

Какова их дальнейшая история? Об этом очень хотела знать Валентина Братчикова, увы ее сегодня нет с нами. Когда она демобилизовалась, вернулась в Киев, где перед самой войной в 19 лет стала воспитательницей в детском доме у испанских детей. Она решила разыскать своих подопечных. И нашла двух сестер Аниту и Кончиту. Эти две девочки очень привязались к ней, она на все выходные брала их домой. Но затем их пути-дороги разошлись. Кончита уехала во Францию и вышла замуж, Анита — в Испанию. Из письма Аллы Лазиной узнаем, что королева Испании подарила Аните квартиру. Валентина помнила и имена других испанских воспитанников: Сусанна, Роберта, Амелия. Лена Лайора, Лирея Латорре, Исидора Ааморре. Сохранилась фотография, на которой мы видим этих испанцев. К сожалению, Валентина Братчикова вспомнила часть имен без фамилий, что затруднило поиск.

Но очень хотелось узнать что-либо об их жизни сегодня. И Алла Лазина пришла в хайфскую организацию «Жди и найди меня», руководителем которой является Анатолий Фельдман. Он и его бригада в составе Ларисы Блехман, Светланы Ланской, Людмилы Абрамзон занялись изучением истории детей и пытались разузнать их дальнейшие судьбы. Особое рвение проявила Татьяна Кисельгоф. Начались поиски детей, завезенных в тяжелые годы в Советский Союз. Обращались и в российские инстанции, и в испанские. Использовали интернет, давали объявления в газеты, в том числе в Испании, шли заявки в архивы нашей страны и на родину ребят. Послали письма полномочному послу Испании в Израиле,  в Испанский университет UNED.

Нужно отметить заинтересованность Валентины Братчиковой, которая ранее пыталась найти своих друзей-испанцев. Передо мной копия письма, которое она получила в сентябре 1994 года от женщины, которая была в детдоме Киева, Луизы Лопес. Вначале послания приветствие, пожелания здоровья, оптимизма. Далее:

«Валентине Снеяренко передайте, пожалуйста, от меня самые сердечные приветы и наилучшие пожелания. (Как видно эта женщина в суровое время была с ними). Последнее, что я сохраняю в моей памяти, так это наше пребывание в Сафарово, где я бывала в их квартире, с их маленькой дочерью. Там же жила с ними татарская семья с тремя-четырьмя детьми. Маленькую дочь звали Флорой, она, бедняжка, с миской в руках все время просила есть. По-татарски она говорила так: «Беренге Ома, биреге орей!»

В то время я была очень слабой, есть не могла, ибо все болело, а желудок в особенности. Поэтому меня освободили от работы по хозяйству. В детдоме я сидела с дочуркой Вали и Мити. Жива она? Как ее зовут? Пусть мать обязательно расскажет ей об этом маленьком эпизоде в нашей жизни в эвакуации во время войны».

Далее Луиса Лопес пишет, что в их памяти осталась та любовь, с которой советские люди относились к ним, воспитывали их. Рассказывает, кого она встречала в последнее время из их отряда. Бывшие испанские дети, пережившие войну в Советском Союзе, по возможности собираются по вместе.

Три года длился поиск. Работа искателей увенчалась успехом. Пришел ответ от ассоциации испанских детей, где было написано, что Луиса Лопес вернулась на родину в 1972 году, Латорре Менхака Мирен из Бильбао, тоже вернулась в Испанию, Маркадо Роберто вернулся на родину, а о Сусане, Амелии, Исидоре  Ааморе данных нет.

Благодаря помощи господина Мануэля Арсе Поресс – воспитанника детского дома, расположенного возле Москвы, были установлены имена, найдены: Иседера Ааморре, Лена Ланорра и Кончита Исазу – сестры, Лирея Латорре, Амелия, Сусана Урия Мариэта, Роберта.

Нет в живых воспитательницы испанских детей привезенных в 1937-38 годах. Нет многих тех детей, которым Советский Союз предоставил убежище. Судьба Валентина Кузьминична Борщевской достойна внимания.

Рассталась со своими подопечными Валентина Братчикова, когда ее воспитанники были эвакуированы под Свердловск город Ленинск. Сама пошла на курсы медсестер. После их окончания, ее направили  в 65 армию, в госпиталь № 52-57 на Донской фронт. Участвовала она в Сталинградской битве,  прошла всю Европу, дошла до Берлина. Валентина  записывала свои впечатления о событиях, в которых была непосредственным участником. Старший лейтенант была награждена орденами Ленина, Красной Звезды, Отечественной войны, медалям. Алла Лазина рассказывает, что отец Валентины погиб в 1944 году на фронте в Крыму. Она была доброй, душевной женщиной. О своей жизни, впечатлениях многие годы писала в дневниках.

22 июня 1941 года.

«В 12 дня по радио Молотов объявил, что фашистская Германия напала на Советский Союз. Я быстро поехала на работу. Немецкие бомбардировщики пролетали над детдомом, у нас сразу же установили зенитки. Я была поражена – все разбегались, а мои испанские дети, наученные войной, тут же стали рыть щели, чтобы там спрятаться!»

Сталинградский фронт.

«Палатку с ранеными с тыла обошел немецкий десант, еще немного и они прорвались бы. Я бросилась к раненому бойцу, у которого была винтовка.  – Миленький стреляй! – кричала я ему. «Не могу, моя рука перебита», — ответил солдат. Тогда я стала помогать ему. Начали стрелять и другие раненые. И атака немцев захлебнулась».

Треблинка.

   «Солдаты моей части в лесу нашли мальчика лет семи, чудом спасшегося из Треблинки. Ему удалось сбежать из лагеря. Наш солдат привел его из леса раздетого  с безумными глазами… Мы его обогрели, вылечили. Командир части хотел усыновить мальчика, но высшее командование не разрешило. Мальчика отправили в Москву на учебу в суворовское училище».

Огромную роль в поиске испанских детей времен войны сыграл Мануэль Арсе Поррес. Узнав от одного из адресатов, куда пошли письма из Хайфы, что разыскиваются те, кто был в Киевском детдоме, он тут же прислал письмо на русском языке (не забыл!) Анатолию Фельдману. В нем он сообщал, что приложит все усилия для выполнения их цели. «Я один из тех испанских детей, которые в 1937 году попали в детские дома в СССР».

С Татьяной Кисельгоф связалась профессор Мадидского университета Комплутенсе Мария Санчес Пуиг, жена Мануэля Арсо. Татьяна интересовалась, были ли среди испанских детей евреи. Вот что ответила (в сокращенном варианте) Мария Санчес: «У нас в Испании уже давно нет такого понятия как еврей, так как мы давно смешались  с евреями, и никто из нас не застрахован, что среди его предков нет евреев. Расскажу об одной показательной истории.

Одна моя студентка поехала на стажировку в Москву. По внешности она ярко выраженная южанка. Это было в конце семидесятых годов, в магазинах ничего не было, везде очереди. Там ее обозвали жидовкой. Она этого слова не знала, я такую лексику на занятиях не давала. Она пришла в общежитие, посмотрела в словарь – нет такого слова. Спросила у русских ребят, те смутились, но объяснили. Женщина удивилась. Через некоторое время ее опять обозвали, на этот раз она дала отпор: я испанка. На что ей сказали: может и испанка, а все равно еврейка.  Когда вернулась в Испанию, рассказала дома об этом и спросила отца: — Кто мы?

Отец призадумался, кому-то из родственников позвонил. Узнал, что его прадед якобы рассказывал, что его дальний предок, какой-то прапрадед , кажется, был евреем, принявшим католичество. По- испански «converso». Поэтому, вполне возможно, что среди советских испанцев были потомки евреев, но никто вообще, об этом не знал».

Воспоминания о России

   В этом году вышла моя книга «Мы дети Второй мировой», в которой со своими воспоминаниями о годах нахождения в эвакуации поделились 95 хайфовчан. Мне с родными тоже пришлось пережить это сложное голодное время. Так что о жизни вдали от родного дома, жизни в голоде и холоде, борьбе с болезнями, знаю не понаслышке.

  

    Мануэль 1937г. –Ленинград               

Посол РФ Ю.П.Корчагин на церемонии вручения Мануэлю  Арсе звания Почетного гражданина.  11.09. 2012г.                                                                                  

  Мануэль Арсе, проведший детские и юношеские годы в Советском Союзе, написал книгу «Воспоминания о России». Вот его мнение: «К нам, испанцам, в России особое отношение и по сегодняшний день. (Книга на русском языке выпущена в 2009 году. – Д.Ф.) …это связано с тем, что мы жили и работали как все, вместе со всеми. Мы сумели влиться в жизнь страны. Во время Великой Отечественной войны испанцы ушли добровольцами на фронт, сражались плечом к плечу с русским народом, погибали в бою, делили с русскими людьми радости и горе».

      Мануэль окончил среднюю школу, получил в Союзе после окончания войны медицинское образование и в шестидесятые годы вернулся на родину. Несколько лет назад он издал книгу «Воспоминания о России». Была проделана большая работа по поиску им тех из его соплеменников, кто находился в СССР в годы Великой Отечественной войны. Один из экземпляров этой книги находится в библиотеке Бейт Оле города Хайфа.

   Книга написана автором очень правдиво, в то же время талантливо. Мануэль пишет, что их кормили лучше, чем остальных беженцев, но голод и им не давал жить нормально. Поэтому шли на всякие уловки, порой на воровство, обман. А в летнее время ловили рыбу в реке Волга и заводях, не брезговали лягушками, ловили птиц, забирали яйца.

   «Когда простой аппетит перерастает в голод, а голод в постоянное голодание, то человек способен съесть то, чего никогда бы раньше и представить себе не мог.  …Наш завтрак в детдоме состоял из кусочка черного хлеба, намазанного подсолнечным маслом. Хлеб мы называли «динамит» — настолько он был плотный и черствый, видимо потому, что содержал много картошки и воды».

  К тому же их мучили вши и клопы, блохи и тараканы. Зимы были холодные, а с одеждой были проблемы. В 1943 году, когда Мануэлю было 14 лет, отправили его в ремесленное училище при заводе «Комбайн» в Саратове. Завод, выпускавший до войны технику для сел, теперь выпускал снаряды, запчасти для самолетов. Ребятам приходилось порою работать по две смены подряд. Транспорт ходил редко, ребята иногда оставались на предприятии, спали на полу. Чтобы добраться из жилья на работу, приходилось прилагать немалые усилия. Люди висели на поручнях  трамвайных дверей, хватались за окна, сидели на бамперах,  и на крыше.

   «Первого октября 1943 года, когда я ехал на работу на трамвае, повиснув, как всегда, на поручне дверей, трамвай сошел с рельсов и столкнулся со встречным трамваем. Пострадало много людей. Кто-то поплатился жизнью, а я потерял обе ноги».

  Я восхищаюсь этим прекрасным человеком, который 30 лет прожил, учился, работал в Советском Союзе, сумел обрести себя не только как хороший специалист-медик, но и общественный работник. Ему столько пришлось пережить. В девятнадцать немцы убили его родного брата Сесаря.

   И в больнице кормежка была не ахти. Но ему помогали испанские ребята, они ежедневно посещали его, приносили еду, деньги. Через три месяца Мануэля Арсе выписали из Саратовской больницы. Переезды из одного детдома в другой. Он устроился подмастерьем  в сапожную мастерскую при детдоме, где научился не только чинить обувь, но и делать новую. В школу его возили на коляске. Только в середине 1945 года Мануэль дождался протезов.

   Парень поступает в педогогическое училище в городе Лебедянь Рязанской области. Окончив его, Мануэль решил пойти учиться в медицинский институт. В Рязани ему выделяют мотоколяску. Завершив учебу, начинает работать  в ординатуре института имени Бурденко. А 1 марта 1966 года Мануэль Арсе вернулся на родину. Продолжал трудиться, позже занялся бизнесом. Россию никогда не забывал – побывал в Грузии, Якутии.

   Мануэля Арсе и его жену, испанку, родившеюся в СССР, волновала судьба тех, кто остался навсегда в этой стране. Они 2001 году организовали Фонд Ностальгия, понимая, что этим людям необходима помощь, чтобы они хоть изредка могли попасть на свою родину. На тот момент таких в России оставалось 350 человек. «Сегодня, пишет Мануэль, оставшие в России «дети войны» получают ежемесячно 550 евро, а также бесплатную поездку в Испанию. Одновременно мы использовали капитал Фонда Ностальгия на издание книги «Мемория» («Память»)»

   Такова краткая история испанских детей, спасавшихся от войн в Советском Союзе, такова история мужественного трудолюбивого человека Мануэля Арсе. Я связался с семьей Арсе. Оказывается 16 сентября этого года (2017) они едут в Москву. Их пригласили на 80-летие со дня приезда испанских детей в Советский Союз.

                                                                                                            Давид Фабрикант

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: