LiveZilla Live Chat Software
Главная / Литературная гостиная "Хайфа инфо " / Жизнь в одном вихре. Почему Александер Рамазанов носит погоны с шести лет
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Жизнь в одном вихре. Почему Александер Рамазанов носит погоны с шести лет

БелПресса03.10.2017, Вторник 23:43

https://www.belpressa.ru/news/news/zhizn-v-odnom-vihre-pochemu-aleksander-ramazanov-nosit-pogony-s-shesti-let18643/

Жизнь в одном вихре. Почему Александер Рамазанов носит погоны с шести лет
Александер Рамазанов. Фото Владимира Юрченко

Шестилетним мальчишкой он пришил на свою клетчатую рубашку солдатские погоны: в его родной Махачкале стояла воинская часть, и ребятня постоянно крутилась рядом.

Букварём для него стали «20 тысяч лье под водой» Жюля Верна, в детстве зачитывался Леонидом Соловьёвым и Валентином Катаевым.

В юности сам писал стихи, Расул Гамзатов назвал его надеждой русскоязычной поэзии в Дагестане.

Уже тогда определилась судьба военного журналиста Алескендера Рамазанова, который сегодня живёт и работает в Алексеевке.

Родом из детства

— Вся жизнь прошла в каком‑то вихре! – говорит Алескендер Энверович. Не начался ли этот вихрь, когда он бросил Дагестанский сельхозинститут и пошёл служить в армию?

— Когда я поступил, знакомые ребята вернулись из армии, – вспоминает Рамазанов. – Общаясь с ними, понял, что чего‑то недобрал в жизни: они были другие! Отправился в военкомат. Срочную службу проходил в Туркмении, на границе с Ираном, в радиотехнической бригаде. В Иране тогда, к слову, размещались две американские военно-воздушные базы. Дежурство так и называлось – боевым, со всеми последствиями… Вернулся младшим лейтенантом.

От «Декамерона» к Библии

— Тогда и решили связать жизнь со службой?

— Нет, вновь поступил в тот же институт, на зооинженерный факультет. Окончил с красным дипломом, готовился к аспирантуре… Но как офицера запаса в 1977 году вторично призвали в Вооружённые силы. Служил на западной границе, рядом с Польшей, замполитом роты.

— Тяга к писательскому творчеству, к журналистскому ремеслу появилась в то время?

— Эта тяга, на мой взгляд, совершенно естественна для любого человека, который много читает. В то время, когда я рос, писатели считались небожителями. Журналист был уважаемым человеком. Авторитет слова был велик! Помню, в четвёртом классе я попросил в школьной библиотеке «Декамерона» Боккаччо. Хотел познакомиться с произведением, о котором слышал много интересного от старших ребят. Опять же: волшебное слово «Ренессанс»! Библиотекарь заметила, что рановато мне такое читать, но всё‑таки выдала (смеётся). Читать я, конечно, тогда не стал, полистал просто. А в 14 лет, к великому изумлению сотрудников городской библиотеки, попросил Библию. Несколько вечеров я читал Книгу Бытия. С тех пор Священное Писание в числе моих постоянных книг.

Награды в марлечке

— Ваша семья была верующей?

— Я бы не сказал. Хотя в роду мамы, Идеи Антоновны (Алевтины в крещении), были казаки, а они ведь люди верующие. К сожалению, я мало помню об отце Энвере Ногаевиче. Он умер, когда мне было семь лет. Как и многие фронтовики в то время, редко надевал боевые награды, всё больше храня их завёрнутыми в марлечку… Бабушка научила нескольким молитвам. Были в жизни ситуации, когда я их вспоминал. Но к Библии я тогда обратился потому, что во многих классических произведениях она цитировалась, и мне хотелось понять, что значат эти чеканные таинственные фразы.

— Молитвы, вероятно, пригодились во время командировок?

— Когда Советский Союз ввёл войска в Афганистан, я работал корреспондентом дивизионной газеты, за плечами был четырёхлетний армейский опыт. Мне показалось, что я зарутинился, а там, в Афгане, происходит реальная жизнь, решают боевые задачи, перспективу которых я тогда начинал понимать.

— Но ведь и опасность была реальной?

— Поначалу это было завораживающее чувство, знаете, как у Пушкина: «Есть упоение в бою»… Но через месяц-другой понимаешь, для чего ты там нужен. Опасность была много выше для тех солдат, о которых мы с коллегами писали. В 1981–1983 годах я редактировал газету 201-й мотострелковой Гатчинской дивизии «Солдат России». В 1986–1988 годах работал в советской части радиостанции «Голос афганца», вещавшей на фарси и пушту. И так уж случилось, что вместе с коллегами писал очерк о выводе войск в 1989-м. Знаете, как страница в судьбе.

Полигон в Термезе. 1985 год.

Полигон в Термезе. 1985 год.
Фото из личного архива Александера Рамазанова

Обычная работа на войне

— Что особенно запомнилось из военной журналистской практики?

— Я всегда рвался с разведчиками и пехотинцами на различные операции – можно было почерпнуть очень много, даже если об этом нельзя писать. Шёл с ними в одних рядах, лежал в одних канавах, входил в кишлаки, когда надо – отстреливался. Это была обычная работа. При этом я был лет на десять старше этих ребят: 30 лет по армейским меркам – старик. Как‑то осенью на рассвете мы возвращались к месту дислокации. Колонна вытянулась на дороге, а справа и слева нас окружали размоченные дождём рисовые поля.

Фото для Хулькара.jpg

Старший лейтенант Алескендер Рамазанов — редактор дивизионной газеты, Афганистан, Кундуз, 1981 год.

И вдруг начался обстрел с двух сторон: развернуться и уйти некуда. И до того мне всё это надоело: вылез из БМП, встал на башню, достал фотоаппарат (это был ФЭД) и начал снимать, как бойцы выпрыгивали из машин и шли перебежками, пытаясь обнаружить гранатомётчиков. Тогда всё обошлось благополучно, у нас был всего один раненый. А через несколько дней услышал, как бойцы говорили: вот, дескать, даёт! К чему я это вспомнил? Считаю, на войне каждый должен заниматься своим делом. И самое страшное, когда война затягивается. Её нужно заканчивать быстро. К сожалению, чаще бывает наоборот.

Потом я служил в Киевском военном округе, грянул развал Советского Союза, и возник вопрос о принятии новой присяги (украинской. – Прим. ред.). Для меня это было неприемлемым: присягать нужно лишь раз в жизни.

— Пришлось вернуться?

— Вернулся в 201-ю дивизию, которую в начале 90-х направили в Таджикистан, поддерживать порядок в условиях гражданской войны. Вновь стал редактировать дивизионную газету «Солдат России», 3,5 тысячи экземпляров. Первое, что сделал, – снял с неё гриф «Из части не выносить». Газету бесплатно получали местные жители, она была востребована и уважаема. По сути, для них это был единственный источник информации о том, для чего российские солдаты ступили на таджикскую землю. Важно было объяснить, что мы для них не враги.

Картинки по запросу алескендер рамазанов

Своя правда

— Что значит правда в военной журналистике?

— На войне правда у каждого своя. Вот мы пришли с оружием в Афганистан, и местные жители стреляют в нас – это их правда. Я так же буду стрелять в того, кто придёт с оружием на мою родину. Вот ещё пример. Идёт батальон, 800 человек. Меня за сутки вперёд направили в селение достать хлеб. У меня есть деньги, но крестьяне не дают хлеба, ведь через сутки он будет стоить дороже. Но мне он нужен сейчас. Что я сделаю? Возьму хлеб силой и оставлю деньги. На чьей стороне здесь справедливость и правда?

А журналистика… К примеру, я узнал, что стоящему на границе батальону не подвезли боеприпасы. Должен я об этом в газете написать? Нет, конечно, но зато могу донести эту информацию до тех, в чьей власти повлиять на ситуацию.

На войне журналист, особенно комбатант, то есть воюющий, связан определёнными обязательствами, уставом. Военному журналисту проще, чем гражданскому: он профессионал, у него меньше ошибок в оценке событий. Но популярность гражданских журналистов на войне была выше, потому что это было необычное явление.

— Книги об Афганистане появились ещё во время службы?

Картинки по запросу алескендер рамазанов

— Нет, это был уже 2002 год. Пишущей машинки или компьютера у меня не было, но было желание рассказать всё, что лежало на сердце. Написал первую книгу – «Дивизия цвета хаки», были ещё документальные повести. Интерес к событиям в Афгане ослабевает, и это вполне естественно. Поэтому меня не особенно печалит, что не издал книгу «Ярмо богов». Мне было очень важно написать их: словно отдал долг.

Когда ценился хлеб

— Сейчас много упрёков в адрес женщин: дескать, неправильно воспитывают сыновей… Вас ведь тоже воспитывала мама?

— По одну сторону нашего дома находились порт и вокзал, по другую – тюрьма. Мама весь день на работе. У нас с младшим братом была бабушка, которая с Гражданской войны не расставалась с «маленьким аккуратненьким браунингом» (смеётся). В ту пору женщины сами были бойцами по характеру. Мужья погибли на фронте, надо было поднимать детей. И сыновья у таких мам росли страшными заводилами и сорвиголовами. Они были вынуждены бороться за жизнь: война закончилась недавно, ценились хлеб, обувь… Мы нитками подошву к сапогам пришивали, делали из сажи и смальца сапожный крем, потому что купить его было нельзя. Нас в первом классе учили штопать носки – на деревянных грибочках, на лампочках. Сейчас же, думаю, речь идёт не о женском воспитании, а об отсутствии воспитания вообще.

Картинки по запросу алескендер рамазанов

Природой так задумано: мальчика должен воспитывать отец, чтобы из него не получилось аморфное существо. Если отца нет по объективной причине, это следует учесть. На Кавказе привлекают ближайших родственников. Я категорически приветствую возрождение в стране суворовских училищ, кадетских корпусов, кадетских классов. Нужно помнить, что аналогичную школу прошли многие великие люди России. Не следует жалеть на это благородное дело сил и денег. Сегодня суворовец, кадет – завтра офицер, государственник, верный и стойкий защитник Отечества.


Справка

Алескендер Рамазанов родился в 1950 году в Дагестане.

Два десятилетия был журналистом военных изданий «Солдат России», «Фрунзевец», «Ленинское знамя», «Красная звезда» (таджикский корпункт), «Красный воин» и других.

Автор шести книг об афганской войне.

Подполковник в отставке. Награждён орденами Красной Звезды, «За службу Родине в ВС СССР» 3-й степени,  «За военные заслуги», медалью «За отвагу»...

С 2003 года работает в компании «ЭФКО».

Картинки по запросу алескендер рамазанов

Нелля Калиева
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

5 комментариев

  1. Андрей

    Эрудит, преданный своему делу офицер, просто чрезвычайно порядочный человек…

    Это первое, что приходит в голову, когда вспоминаешь годы службы с Алескендером Рамазановым.

    Умение вспахивать свою делянку — без лозунгов, пафоса и поисков дешевой популярности — это тоже он.

  2. Александр Костенко, поэт

    Лично с Алескендером, к большому сожалению, не знаком. Зато мы — друзья по переписке!

    Что Александр (он никогда не обижается против этой русской «транскрипции» своего имени) — человек интереснейший, с душой тончайшей организации и умным сердцем, — я понял с первых строк его замечательной повести «Дивизия цвета хаки».

    Всем, кто не читал, — настоятельно советую: разочарования не будет — уж точно!

    В его прозе нет места «затянутостям» и пережеванным штампам. Там всё, каждая фраза и слово, — строго на своих местах.

    Верю мнению А.Рамазанова безоговорочно.

    Поэтому любая похвала с его стороны в адрес моих стихов — настоящий для меня праздник.

    Новых тебе творческих удач, тёзка — Александр-Алескендер Рамазанов!

  3. Марат Сыртланов

    Спасибо, Алескендер, за науку!

  4. Марат Сыртланов

    Настоящий офицер.

    Счастлив, что был рядом и вместе с ним в Афгане.

    Для слабоватых молодых журналистов, включая меня, он был наставником и другом, снисходительным к ошибкам и лени.

    Спасибо, Алескендер, за участие в наших судьбах!

    Поклон также изданию и автору эссе о нем.

  5. Александр Барласов, сослуживец А.Рамазанова в ДРА, полковник МВД СССР в отставке, доктор юридических наук

    Александр Барласов, сослуживец А.Рамазанова в ДРА, полковник МВД СССР в отставке, доктор юридических наук,
    66 лет, Санкт-Петербург, Россия
    01:49

    Пронзительно честный и талантливый писатель-воин, ставший в 1981 году на прокаленном афганским солнцем пустынном плато вблизи Кундуза, где несменяемо 10 лет был ППД легендарной 201 гвардейской Гатчинской мотострелковой дивизии, своеобразным центром интеллектуального притяжения для множества советников и спецназовцев разных ведомств, следовавших через ядро дивизии в Кабул или в близлежащие провинции.

    В редакционной палатке дивизионной газеты «За честь Родины», расположенной в нескольких десятках метров от бетонной взлетной полосы, всегда было людно, микроклимат создавали, смех, шутки, рассказы и эта волшебная атмосфера иной действительности, посреди военной преисподней, позволявшая отдышаться вернувшимся с операций людям, была создана военным журналистом старшим лейтенантом Рамазановым.

    Это было звездным началом его пути в военной журналистике, приведшей к военной прозе и ставшей делом всей жизни.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: