LiveZilla Live Chat Software
Главная / Новости / Ржавый Израиль / Рахель Азария: “Почти каждая женщина перенесла сексуальное насилие и домогательство”
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Рахель Азария: “Почти каждая женщина перенесла сексуальное насилие и домогательство”

Сетевой флешмоб #metoo — #я тоже, начавшийся с разоблачения сексуальных домогательств и даже изнасилований, совершенных влиятельным голливудским продюсером Харви Вайнштейном, захватил весь мир. Все больше и больше женщин публикуют на своих аккаунтах в социальных сетях рассказы о том, как они подвергались сексуальным домогательствам, оскорблениям сексуального характера и сексуальному насилию со стороны людей, которые были сильнее и могущественнее них.

Не отстают и мужчины — кто-то рассказывает, что знал о подобных преступлениях в отношении женщин, и молчал, кто-то признается, что сам допускал подобное. А кто-то осуждает женщин, которые отважились заговорить.

Так, депутат Кнессета Бецалель Смотрич, представляющий партию “Баит Йегуди” во главе с Нафтали Беннетом, написал в своем Facebook: “Нужно сказать правду. Кампания #metoo — лживая, тенденциозная и опасная. Она стремится представить всех мужчин, как насильников и тех, кто домогается, а всех женщин — как жертв”.

Депутат Кнессета Рахель Азария (“Кулану”), коллега Смотрича по коалиции, крайне жестко отреагировала на его заявление. “Бецалель Смотрич, я прочла ваше утверждение, — написала Рахель Азария в своем аккаунте в социальной сети Facebook. — И я решила, что пора рассказать об одной #metoo, которая уже не сможет рассказать о том, что с ней приключилось. Может, тогда вы, наконец, поймете, почему эта кампания так важна. Это была маленькая девочка из религиозной семьи, которая временно переехала в Синай, чтобы предотвратить выселение евреев с полуострова. Это было в начале восьмидесятых. И парень из одной из йешив, носящих флаг религиозного сионизма, изнасиловал ее. И насиловал долго. Снова и снова и снова. Она даже не понимала, что он делает, как многие дети не понимают этого. И не понимала, что это неправильно. Поняла она это лишь тогда, когда обо всем узнали ее родители. Тогда впервые в своей жизни она видела свою маму плачущей. Рыдающей. Ее родители решили оставить борьбу и Синайский полуостров немедленно, чтобы положить конец нападениям на свою дочь”.

“Она вытеснила воспоминания о пережитом, — пишет далее Рахель Азария. — Оно как будто исчезло. И вернулось вновь, кошмарными воспоминаниями в подростковом возрасте. Потому что так это и происходит. Она очень страдала. И все попытки помочь ей были тщетными. А потом она погибла при трагических обстоятельствах. Слушайте дальше, Бецалель. Его никто не поймал, потому что поймать такого очень сложно. Еще сложнее — что-то доказать и предать суду. И когда ты знаешь, насколько мал шанс на то, что он будет обвинен, и когда ты знаешь, что тебе не поверят, и когда ты знаешь, что тебя будут винить в том, что ты разбиваешь семьи, что это твоя вина, что ты стремишься прославиться, и зачем ты вообще об этом вспомнила… Цитируя вас, “радикальный феминизм стремится посеять ненависть между представителями разных полов, стремится продемонстрировать, что каждый мужчина — насильник”. Поэтому ты и не спешишь пожаловаться, ты вытесняешь это и надеешься, что все исчезнет. Но ничего не исчезает”.

“Так что все наоборот, — заключает Рахель Азария. — Это не о том, что каждый мужчина — насильник. Это о том, что почти каждая женщина перенесла нападение, или сексуальное домогательство, иногда физическое, и уж точно — словесное. Потому что каждый мужчина, совершающий это, может напасть снова и снова. Потому что они тоже знают, что женщине никто не поверит, что ее будут стыдить, что она едва ли сможет все доказать и добиться суда. На это они и рассчитывают: женщины побоятся, что их расплата будет гораздо большей, чем расплата обидчика, если ему вообще придется расплачиваться за свои поступки. А еще они рассчитывают, что такие люди, как вы, любой ценой будут защищать их. Каждый раз. Будь то дело Офика Бухриса, будь то дело раввина Моти Элона. Вы будете защищать мужчину-насильника. Обвинять пострадавшую. И тем самым поощрять следующие нападения. Именно это призвана остановить кампания #metoo. Она разъясняет каждой женщине, что даже если такие, как вы, будете защищать ее обидчиков, мы все — на ее стороне. И мы защитим ее”.

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: