Что на самом деле произошло, когда я был министром финансов

 Автор: Яир Лапид Фото:Проект Викимедиа http://9tv.co.il/news/2017/12/14/25162

8 декабря 2014 года, три года назад, было объявлено о роспуске Кнессета, и мы пошли на выборы.

Я поклялся себе, что подожду по крайней мере три года, прежде чем расскажу, что на самом деле произошло.

Сейчас время пришло.

За шесть дней до роспуска премьер-министр Нетаниягу уволил меня с поста министра финансов.

Честно говоря, я был в шоке.

Всего за три месяца до этого мы заседали с премьер-министром и директором его канцелярии, мы договаривались о принципиальных бюджетных вопросах на 2015 год.

Я показывал ему данные, свидетельствовавшие о том, что после почти двухлетней тяжелой борьбы израильская экономика вышла из кризиса и пошла новым путем. Были и такие, кто утверждал, что я сыграл свою роль в распаде правительства. Это – полная чушь.

Спустя несколько недель после встречи с Нетаниягу, я представил проект бюджета на 2015 год, который включал дополнительные миллиарды шекелей, выделенные на образование, здравоохранение, благосостояние и ускоренное строительство яслей. Сбор налогов значительно улучшился, государственные компании прекратили терпеть убытки и получали прибыль, и я, наконец, смог сделать то, ради чего пришел в политику – помочь среднему классу, молодежи и слабым слоям населения.

Общественная атмосфера, отношение ко мне также начали улучшаться. У меня были все основания желать, чтобы правительство продолжало работу. Однако этого не произошло. Лишь два года спустя Нетаниягу объяснил, что решил объявить досрочные выборы из-за закона «Исраэль ха-йом». Я не знал, смеяться или плакать.

Оказалось, что меня уволили из-за закона, за который я не голосовал, который прошел только в предварительном чтении, и никогда не дошел бы до парламентских комиссий. Этот каприз Нетаниягу стоил израильской экономике 2 млрд. шекелей, торпедировав целую серию реформ, которые помогли бы каждому гражданину страны.

Как будто этого было недостаточно, Нетаниягу повсюду разослал своих людей, чтобы они называли меня «неудачным министром финансов». Признаться, я был потрясен такой наглостью. Ведь Нетаниягу знал больше, чем кто-либо, кто настоящий неудачник.

Нетаниягу был отличным министром финансов в 2003 году, однако это стоило ему политической карьеры, поскольку он был вынужден принимать непопулярные меры во имя спасения экономики. Его избиратели злились на него (как и мои избиратели злились на меня), и это практически уничтожило его политическую карьеру.

Он поклялся, что это больше никогда с ним не повторится. В следующий раз, когда он руководил израильской экономикой с 2009-го по 2013-й год, он всегда отдавал предпочтение политическому, а не экономическому расчету. Своих партнеров по коалиции он покупал за миллиарды, которых у него попросту не было.

В экономике цифры говорят сами за себя. Когда «Мистер Экономика», как он обычно называет себя, передал мне министерство финансов, цифры указывали на тяжелую ситуацию. Оказалось, что Нетаниягу создал своими собственными руками «бюджетную яму» в размере 39 млрд. шекелей, которая с каждым днем все больше разрасталась.

Помимо «бюджетной ямы», которую мы должны были перекрыть, в минфине меня поджидал огромный дефицит в размере 4,2%, который ежемесячно увеличивался, безработица достигла 6,2%, государственные компании, которыми никто не управлял, ежегодно теряли свыше 600 миллионов шекелей, а само министерство финансов было ослаблено из-за тяжелых внутренних конфликтов.

Глава бюджетного отдела отказывался разговаривать со своим заместителем, глава Налогового управления вступил в должность в судебном порядке, на многие другие посты были назначены те или иные лица по политическим, а не сугубо профессиональным соображениям.

Чтобы понять, что мы сделали для исправления ситуации, позвольте вновь обратиться к цифрам: через год и восемь месяцев после того, как я ушел с поста министра финансов, не было ни шекеля «сверхрамочного» дефицита. Расходы были урезаны. Дефицит снизился до 2,6%, что является одним из самых низких показателей в истории Израиля. Безработица упала до 5,7% (и продолжала снижаться даже после того, как мы вышли из правительства).

Мы коренным образом изменили управление всеми государственными компаниями, вывели из их состава политических назначенцев, и сделали так, что данные компании, испытывавшие постоянные ежегодные убытки, составлявшие более 600 миллионов шекелей, начали получать постоянную годовую прибыль, превысившую 2 миллиарда шекелей.

На все руководящие должности в министерстве финансов были назначены профессиональные сотрудники, и впервые за долгие годы большинство представителей высшего руководящего звена в министерстве составляли женщины.

Реформа, реализованная в Налоговом управлении заместителем министра финансов депутатом Кнессета Мики Леви, привела к значительному увеличению полученных отчислений, пополнив казну министерства финансов дополнительными миллиардами шекелей. Как честно признал министр Кахлон, унаследовавший после меня должность министра финансов: «Я провожу реформы с деньгами, которые мне оставил Яир».

Более того, мы провели «Национальную программу оказания помощи жертвам Холокоста», которой я особенно горжусь.

Впервые со дня создания государства люди, пережившие Холокост, пришли в больничные кассы, и узнали, что лекарства им полагаются бесплатно.

На их банковском счету ежемесячно добавлялись тысячи шекелей, и нам удалось упростить и сделать более эффективным уход, который они получали.

Министерство финансов жестко возражало против данной программы из-за ее высокой стоимости, но я не сдался. «Я не готов ждать, пока жертвы Холокоста умрут, чтобы начать заниматься данным вопросом», — ответил я. План был реализован.

Вместе с тем, нам не удалось сделать так, чтобы люди говорили об этом. Вместо этого все только и обсуждали «нулевой НДС». Прежде всего, давайте взглянем на факты: нулевой НДС никогда не был нашей задачей в области жилищного строительства.

Наша жилищная программа строилась главным образом на четырех основополагающих пунктах: национальный план по строительству 150 тысяч квартир в аренду по контролируемой цене через компанию «Дира лехаскир», которую мы создали; создание жилищного кабинета, в котором впервые собрались представители министерства финансов, транспорта, внутренних дел, охраны окружающей среды, Земельного управления Израиля и все строительные органы; создание условий для быстрой процедуры планирования и строительства; общие соглашения, способствовавшие сотрудничеству с городами в строительстве новых кварталов.

Внедрение этой программы шло хорошо, и за мой последний квартал в министерстве финансов впервые с 2007 года цены на жилье несколько снизились. Если бы мы там остались, они бы продолжили снижаться.

Поскольку мы знали, что все планы потребуют времени — просто потому, что требуется время для строительства новых зданий — мы искали простой и быстрый способ предоставления большой скидки молодым парам, приобретающим первую квартиру. Решение было доступным и несложным — дать им возможность не платить НДС.

Я разделяю мнение о том, что лучше вообще не играть с НДС. Его преимуществом является то, что это единый и простой налог, однако сфера жилья не похожа ни на какую иную область. Она несопоставима, например, с молочными продуктами или лекарствами. Государству не принадлежат 93% коров в стране или 93% медицинских патентов, в то время как государство является прямым владельцем 93% земли.

Иными словами, в течение многих лет государство продавало молодежи товар, которым располагала (землей) по скандально завышенной цене, при этом взимая за него высокий налог. Я принял решение, что в течение нескольких лет, пока разрабатываются жилищные программы, мы по крайней мере отменим НДС.

Согласно расчетам государственного оценщика, молодая пара получила бы в среднем скидку в размере 240 тысяч шекелей на свою первую квартиру.

Две основные группы восстали против данного предложения — экономисты и политики из других партий. Экономисты были против, потому что не хотели трогать НДС, а политики, представители правых и левых партий, потому что боялись, что пары, получившие скидку в размере 240 тысяч шекелей, скажут «нам помог Лапид». Они торпедировали программу, и молодые пары не получили скидку.

Параллельно, как уже было сказано, экономика стабилизировалась. Мы провели закон о равном распределении гражданских обязанностей, который привел на рынок труда десятки тысяч ортодоксов. Их дети начали изучать математику и английский, чтобы иметь возможность обеспечивать себя, когда вырастут.

Две важные правительственные комиссии представили свои выводы, и бюджет, который мы создали, основывался на них: комиссия Алалуфа по ликвидации нищеты создала национальную программу, благодаря которой десятки тысяч человек (большинство из них — пожилые люди и матери-одиночки), перестали бы жить за чертой бедности.

Комиссия Герман предложила новый порядок в системе здравоохранения. В отличие от других систем в хозяйстве, израильская система здравоохранения просто изголодалась. Не хватает врачей, медсестер, коек, больниц. Государство должно по-другому финансировать данную область, и, главным образом, заботиться о ее сотрудниках.

Все это еще актуально. Все это выполнимо, и это следует выполнить. Но вместо этого нынешнее правительство повторяет ошибки 2009-2013 годов.

Вместо того, чтобы вкладывать в наших детей, вместо укрепления среднего класса, правительство отменило все предпринятые нами шаги. Государство инвестирует миллиарды в коалиционные фонды вместо здравоохранения, благосостояния и образования.

Оно распределяет дополнительные миллиарды политикам, чтобы те соизволили проголосовать за бюджет.

Задайте себе один простой вопрос: правительство не перестает гордиться (и совершенно оправданно) тем, что экономический рост в Израиле превышает 3% в год. Увеличивалась ли ваша зарплата за последние три года на 3% ежегодно? Если ответ отрицательный, пришло время вернуться к вопросу, с которого я начал свой политический путь: где же деньги?

В отличие от тех времен, сегодня я знаю ответ на этот вопрос: деньги забрали политики и распределили между собой. Это мы намерены изменить.

Разумеется, я не прошу вас просто так признать меня благополучным министров финансов, просто взгляните на цифры и данные. Пока мы не пришли, израильская экономика шла под откос. Хотя нам с первого дня и пытались вставлять палки в колеса, мы взяли на себя ответственность и изменили существующую тенденцию.

Были ли допущены ошибки? Разумеется. Кто не работает, тот не ошибается. В то же время, мы доказали, что на нас можно положиться.

Наши соображения всегда в интересах общества, и мы никому ничего не должны, за исключением граждан Израиля. Мы пришли работать.

Автор: Яир Лапид

Председатель партии «Еш атид»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.