LiveZilla Live Chat Software
Главная / Связь со страной исхода / О депортациях и этнических чистках в Европе XX века
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

О депортациях и этнических чистках в Европе XX века

В XX век Европа входила не современным лоскутным одеялом, которое с разной степенью успешности сейчас пытаются перешить в синее знамя Евросоюза.

Европа столетней давности — это территория, разделенная между несколькими империями, господствовавшими над миром.

Когда же в результате Первой мировой войны двери с этих «тюрем народов» были сорваны,

то бывшие «заключенные» стали разбегаться по национальным квартирам.

Но вскоре выяснилось, что на комнаты, а то и целые квартиры претензии выдвигаются слишком многими.

Так неожиданно европейский XX век вошел в историю как новое переселение народов, введшее в обиход слова «геноцид», «депортация» и «этнические чистки».

Эта тема слишком масштабна, чтобы уместить ее в монографию, поэтому международный коллектив авторов создал большой словарь «Энциклопедия изгнаний: Депортация, принудительное выселение и этническая чистка в Европе в XX веке». Энциклопедическая форма здесь кажется идеальной, так как она позволяет сосредоточиться на фактах и цифрах и избежать идеологизации трагических событий.

«Русская планета» с разрешения издательства РОССПЭН публикует фрагмент «Энциклопедии изгнаний», посвященный спецпереселенцам в сталинском СССР.

Спецпереселенцы — общее наименование неполноправных советских граждан, которые в ходе административных репрессий подвергались экспроприации и принудительному выселению всей семьей в необжитые уголки страны, где их содержали под полицейским надзором и использовали для освоения этих местностей или строительства новых промышленных предприятий. Административные репрессии в Советском Союзе означали коллективное наказание определенных социальных, религиозных и национальных групп населения, якобы представлявших «угрозу» социалистическому строю, без имеющих законную силу индивидуальных судебных приговоров.

Поначалу львиную долю составляли экспроприированные зажиточные крестьяне, так называемые кулаки.

Они стали первыми жертвами провозглашенного с конца 1920-х годов курса на радикальное преобразование существующего культурного, социального и экономического устройства.

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года предусматривало принудительное выселение кулаков из важнейших хлебопроизводящих регионов:

на Украине, например, данная мера затронула 64 тысячи семей,

на Северном Кавказе — 38 тысяч,

на Нижней Волге — 31 тысячу.

В последующие два года депортации подверглись в общей сложности 381 173 семьи в количестве 1 803 392 человека.

cover

По завершении коллективизации репрессии пошли на убыль, но тем не менее до 1940 года в спецпоселениях зарегистрировали как новоприбывших еще 489 тысяч 882 крестьянина, так что общее число ссыльных достигло почти 2,3 млн человек.

Новые места их жительства находились в основном на Урале и Крайнем Севере, в Западной Сибири и Казахстане.

Эти малонаселенные районы были совершенно не приспособлены для столь массового притока многодетных семей.

В результате только за 1932—1933 годы умерли 241 тысяч человек. К 1 января 1941 года 629 тысяч ссыльных бежали из мест обязательного поселения.

На 1 июля 1938 года 329 тысяч зарегистрированных ссыльных проживали в 1741 изолированном от остального населения «трудпоселке».

Партийные и советские органы считали важной задачей привлечение подрастающего поколения выселенных «кулаков» на сторону «дела социализма». Поэтому правительственные постановления от 22 октября 1938 года и 21 ноября 1939 года освободили от комендатурского учета лиц, которые на момент ссылки не достигли 16-летнего возраста. Во время Второй мировой войны, когда молодых спецпереселенцев стали призывать в Красную армию, это послабление распространилось и на членов семей военнослужащих.

С течением времени число ссыльных «кулаков», среди которых русские по сравнению с другими национальностями доминировали с большим перевесом, сильно сократилось и в абсолютном, и в относительном выражении: в 1948 году они составляли 6,1 % от всех спецпереселенцев (138 тысяч человек), а в 1953 году — менее 1 % (24 тысяч человек). Чтобы отличать бывших «кулаков» от других спецпереселенцев, в первую очередь от представителей сосланных народов, в официальных документах их чаще всего именовали «трудпоселенцами» или «трудпереселенцами».

Наметившийся с середины 1930-х годов поворот в сторону советского патриотизма с ярко выраженной русоцентристской тенденцией привел к тому, что административное и уголовное преследование по классовому принципу (пусть даже весьма расплывчатому) стало сменяться явной враждебностью по отношению к «ненадежным», «изменническим» и «вражеским» национальностям.

Указ о депортации немцев Поволжья в газете «Большивик» от 30 августа 1941 года

Указ о депортации немцев Поволжья в газете
 «Большивик» от 30 августа 1941 года

Одной из первых операций подобного рода стало выселение в апреле-мае 1935 года финского населения, из приграничных районов Ленинградской области. Из 23 200 высланных финнов 8400 отправились в Казахстан, остальные в Сибирь.

В апреле 1936 года Совет народных комиссаров (СНК) СССР принял секретное постановление «О выселении из УССР и хозяйственном устройстве в Карагандинской области Казахской АССР 15 000 польских и немецких хозяйств»,

после чего, по официальным данным, из приграничных районов Украины в Казахстан были сосланы 69 300 человек; поляки составили среди принудительно выселенных подавляющее большинство — около 75 %.

Через год та же участь постигла 171 тысячу 800 советских корейцев, поголовно депортированных с Дальнего Востока в Среднюю Азию. За ними последовали несколько тысяч иранцев и курдов из Армении и Азербайджана.

После присоединения к СССР восточных польских территорий, Прибалтики и Бессарабии в 1939—1940 годах вплоть до нападения Германии на Советский Союз шли массовые депортации «антисоветских элементов» из этих мест, прежде всего поляков, эстонцев, латышей и литовцев, но также и еврейских беженцев. Высылке, главным образом в восточные районы СССР, подверглись в общей сложности около 470 тысяч человек.

Начало германо-советской войны вызвало ужесточение мер в отношении ряда этнических групп. Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 года, предшествовавшее вышедшему через два дня официальному указу, предписало выселить поволжских немцев. Остальные немецкие диаспорные группы в европейской части СССР высылались в последующие недели и месяцы на основании секретных специальных постановлений Государственного комитета обороны (ГКО) СССР, СНК СССР и приказов Народного комиссариата внутренних дел СССР.

По официальным данным, к 1 января 1942 года «переселили» в общей сложности 794 тысячи человек, в том числе 438 700 поволжских немцев.

Это была крупнейшая этническая депортация в истории Советского Союза. Примерно половину немцев поселили в сибирских областях, другая половина попала в Казахстан. По окончании войны НКВД отправил в эти регионы еще 210 тысяч «репатриированных», то есть лиц немецкого происхождения, оказавшихся в румынской и немецкой оккупации, которых затем силой заставили вернуться в СССР, главным образом из Вартегау. Ряды спецпереселенцев пополнили также некоторые немцы, жившие в азиатской части Советского Союза еще до 1941 года.

Депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР. Фото: elbrusoid.org (http://www.elbrusoid.org/)

Депортация чеченцев и ингушей
 с территории Чечено-Ингушской АССР.
 Фото: elbrusoid.org

 

В 1943—1945 годы коллективные репрессии обрушились и на такие народы, как калмыки, чеченцы и ингуши, крымские татары, карачаевцы и балкарцы. Их автономии упразднили, их самих принудительно выселили в Сибирь, Казахстан, Киргизию и Узбекистан.

Ужасающие условия жизни в новых местах поселения привели к тому, что, например, из зарегистрированных 606 600 депортированных с Северного Кавказа

146 900 человек (24,2 %) к 1 октября 1948 года

скончались от голода и болезней.

В отличие от ссыльных кулаков, спецпереселенцы из числа «наказанных народов» распределялись по уже существующим селам с постоянными жителями.

В сравнении со средним советским гражданином спецпереселенцы подвергались сильной дискриминации во всех сферах культурной, общественной и политической жизни. Они находились в прямом административном подчинении у районных и местных комендатур НКВД и были беззащитны перед произволом комендантов и их персонала. Им не разрешалось покидать места принудительного поселения и приходилось заниматься тяжелым физическим трудом в сельском хозяйстве, трудиться простыми рабочими в угольных шахтах, на лесоповале или на стройках. Они имели мало возможностей для повышения квалификации или получения высшего образования.

Так, в соответствии с постановлением ЦК КП Казахстана, вышедшим в мае 1952 года, для примерно одного миллиона спецпереселенцев выделялось всего 105 мест в вузах. Ограничения на прием в комсомол и партию оставляли им ничтожные шансы на продвижение по социальной лестнице.

Усиление великорусских и антизападных тенденций во внутренней политике послевоенных лет, обострение внешнеполитической конфронтации и подстегиваемый им разгул шпиономании привели к новой волне депортаций и заметному ухудшению положения спецпереселенцев.

Прежде всего речь шла о задержанных участниках вооруженного сопротивления на Украине и членах их семей, которых на служебном жаргоне называли оуновцами (от ОУН — Организация украинских националистов).

Только с 1944 по 1947 год на принудительное поселение, преимущественно в Сибирь, но также в Карагандинскую и Архангельскую области, отправились 100 300 оуновцев.

До 1949 года прошла депортация 20 500 человек из Эстонии, 41 900 человек из Латвии и 81 200 человек из Литвы. Волна чисток охватила и другие районы страны.

В связи с постановлением Совета министров СССР от 6 апреля 1949 года Молдавию вынуждены были покинуть 35 800 бывших помещиков, кулаков и членов их семей.

Другое правительственное постановление от 29 мая 1949 года обрекло на принудительное выселение 57 700 жителей Причерноморья, главным образом греков, а также армян и турок.

Отражением царившей в Советском Союзе в первые послевоенные годы атмосферы ксенофобии стал в первую очередь указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года, объявивший репрессированные народы сосланными навечно. Отныне комендатуры НКВД заводили на каждого спецпереселенца старше 16 лет личное дело, где фиксировали весь его жизненный путь. Все спецпереселенцы должны были раз в месяц лично отмечаться у начальника спецкомендатуры и без его письменного разрешения не могли удаляться от предписанного места жительства больше, чем на 5 километров.

Между тем с власовцами — бывшими советскими солдатами и офицерами, которые нарушили присягу и с оружием в руках воевали против своих товарищей в рядах различных частей германского вермахта, — государственное руководство обошлось очень мягко. Власовцы, насчитывавшие в общей сложности 177 600 человек, получили помилование и, согласно постановлению ГКО № 9871 от 18 августа 1945 года, всего шесть лет спецпоселения.

Среди 2 820 000 спецпереселенцев, зарегистрированных на 1 января 1953 года, 1 225 000 немцев составляли крупнейшую группу (43,4 %),

за ними с большим отрывом следовали 316 700 чеченцев (11,2 %),

175 000 оуновцев (6,2 %), 1

65 300 крымских татар (5,8 %),

83 500 ингушей, 81 500 калмыков и другие еще более мелкие национальные, религиозные и социальные контингенты (всего 33 категории).

С 1954 года существующие ограничения свободы спецпереселенцев начали постепенно снимать. На 1 января 1959 года под административным надзором еще находились 49 400 спецпереселенцев. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 6 декабря 1964 года освободил и последних ссыльных.

Энциклопедия изгнаний: Депортация, принудительное выселение и этническая чистка в Европе в XX веке — М.: Российская политическая энциклопедия, 2013.

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: