История  эвакуации семьи  Русаковых

 

(Из рассказа  Брони  Русаковой,

жительницы хостеля г.Ашдод)

 

До  войны  семья  Русаковых  (отец  Арон,  мать  Хана-Рива  и  трое  дочерей: 

Малка 1923г.р., Броня 1926г.р. и Софья 1938г.р.) жила  в местечке Мена Черниговской области.

  Родители  Ханы-Ривы (Хайсора и Иосиф)   жили  в г.Гомеле.  Арон  работал  погонщиком  в организации  «Заготскот», перегонял  скот и  сдавал его  на  мясокомбинаты.

  Когда  началась  война,  ему  поручили  перегнать    стадо  овец  на  большое  расстояние.  Во  время  перегона  начался  падёж  скота.  Арон  сдал его на ближайший  мясокомбинат. Там  его  мобилизовали  и  отправили  в  Кемеровскую  область  на  трудовой  фронт,  где  он  работал  4 года. Перед  женщинами  встал  вопрос  срочно  эвакуироваться. Хана-Рива  хотела  забрать  с  собой  родителей,  однако,  Иосиф (отец)  отказался  оставить  дом,  который  он  построил  своими  руками. 

Он  считал,  что  немцы  ничего  плохого  ему  не  сделают, т.к.  знал их  со  времён  войны  1914 года. Хайсора  решила  уехать  с  семьёй  дочери. 

Участь  Иосифа  печальна.  Немцы  повесили  его  в  собственном  доме. Пока  Русаковы  ждали  приезда  бабушки из  Гомеля, ушёл  последний  эшелон  с  эвакуированными. Немецкие войска  уже  были  очень  близко, и в  июле  1941г.  военком  выделил  семье  телегу  с  двумя  лошадьми  для  движения  на  восток.  Дорога  была  долгая и трудная.  Кругом  шли  ожесточённые бои. Семья  голодала.  Матери  приходилось  просить  подаяния  у  местных  жителей  в  сёлах,  мимо  которых  проезжали.  Добрые люди  выносили  еду,  сочувствовали,  а  встречались  такие,  которые  прогоняли,  оскорбляли  и  даже  били.  Так  семья  доехала  до  станции  Солнцево  Курской  области.  Здесь  также  шли  бои. Военные  разместили  семью  в  селе  Излучистое  и  поселили  их  на  квартиру  к  местной  семье.      Им  выделили  комнату  с  глиняным  полом,  на  котором  они  спали.  Хозяйка  оказалась  хорошей  женщиной,  иногда  давала  что-нибудь  покушать,     но     так,  чтобы  не  знал  муж,  который  к  евреям  плохо  относился.  Русаковы  голодали,  кормились  добытым  один  раз  в  сутки.  Иногда  что-то  приносили  военные.  В  Излучистом  оказалась  ещё  одна  еврейская  семья из  местечка

Мена, Гершинские.  В  Мене  они жили  на  одной  улице  с  Русаковыми.  Жить  в  Излучистом  пришлось  недолго,  немецкие  войска  захватили  ближайшие  населённые  пункты.  Части  Красной  Армии  оставляли  эти  места, и  военные  предложили  еврейским  семьям  уехать  с  ними.  Семья  Русаковых  быстро  собралась  и  поехала  с  военными.  А  семья  Гершинских  по  какой-то  причине  осталась.  Их  всех  расстреляли  в  соседнем  селе Трубацкое.

Военные  привезли  Русаковых  в  Старый  Оскол  Воронежской  области  и передали  их  эвакопункту.  Там  скопилось  много  эвакуированных.  С  трудом  всех временно  разместили  и  прикрепили  к  столовой. Три  раза  в  день  люди  ходили  с  котелочками  за  подобием  супа.  Шла  зима  конца 1941,  начала 1942г. Было  холодно  и  голодно.  От  голода у Малки  открылась  язва  желудка,  её  поместили  в  госпиталь.  Во  время  инъекции  ей  внесли  инфекцию,  у  неё  началось  заражение  крови.  Приближались  немцы,  Красная  Армия  отступала,  евреев  отправили  в  глубь  страны   специальным  эшелоном.  Из-за  болезни Малки  Русаковы  не  могли  уехать  со  всеми.  В  Старом  Асколе  они  находи-лись  два  месяца. Девочку  подлечили.  Русаковых  отправили  на  проходящем  составе. В  поезде  было  много  детей.  От  голода  и  болезней  многие  умирали  На  небольших  остановках  из  вагонов  выбрасывали  мертвых.  (Эту  жуткую  картину  Броня  не  может  вспоминать  без  слез).  В  Саратове  на  остановке  Броня  побежала  за  кипятком  и  отстала  от своего  поезда.  Две  недели  она  жила  у  дежурного  по  вокзалу, который  кормил  и  опекал  её  это  время. Он  отправил  её  пассажирским  поездом,  сообщив, где  она  сможет  догнать  свой  состав.

Русаковы  прибыли  в  г. Кокчетав  на  Дону.  Их  определили  в  совхоз  на  молочную  ферму. Броня  принимала  от  доярок  молоко,  проверяла  его,  заливала  в  бидоны.  Вместе  с  напарницей  они  отвозили  молоко  на  молокозавод  в  Кокчетав. Им  давали  сыворотку.  Дорога  шла  лесом,  в  котором  располагалось  много эвакуированных.  Они  поджидали  повозку  и  выходили  с  котелками,  куда  Броня  наливала  сыворотку. Здесь,  в  Кокчетаве  Броня  переболела  тифом. Но  снова  подступали  немецкие  войска, всех  эвакуированных  отправили  в  Новосибирск.

             В  Новосибирск  прибыли  летом  1942 года.  Здесь  их  долго  не  могли  разместить,  негде  было  устроиться.  Два  месяца  они  лежали  на  своих  вещах  возле  вокзала .  Ко  всему  у  них  украли  рис,  который  им  удалось  выменять  в  дороге.  В  эвакопункте  их  прикрепили  к  столовой,  потом  погрузили  в  поезд  и  отправили  в  Казахстан  в  Семипалатинскую  область.

Русаковых  разместили  в  Чарском  районе,  на  станции Чарск  на  квартире  у  женщины.  Хозяйка  хорошо  к  ним  относилась,  иногда  давала  что-нибудь  из  еды.   Малка  устроилась  работать  уборщицей  и  получала  паёк.  Всем  выдавали  по  200 грамм  хлеба  в  день. От  голода  умерла  бабушка  Хайсора.  Негде  было похоронить.  Была  зима,  на  саночках  отвезли  её  в  поле,  ножами  отгребли  снег  и  немного  земли  и  там  похоронили.  Летом  Броня  устроилась  в  совхоз  на  кухню,  работала  на  подсобных  работах.  Председатель совхоза  помогал,  выделял  кое-какие  продукты.  В  Чарске  они прожили  год.  Потом  семью  отправили  в  Алма-Атинскую  область.

В  Алма-Атинской  области  на  станции  Уштабэ  Русаковых  поселили  в  казахскую  семью.  Они  спали  возле  дверей,  были  невыносимые  антисанитар-ные  условия,  у  всех  завелись  вши, вся  семья,  кроме  Брони,  заболела и покрылась каростой.  Они  попали  в  больницу.  Броня  отоваривала  карточки  и  носила  передачи  в  больницу  в течение  трёх  недель  их  нахождения  на  излечении.  Однажды,  когда  Броня  с  матерью  были  на  рынке  в  Уштабэ,  они  встретили  свою  родственницу  Любу  Велькович.  Люба  с  семьёй  сразу  была  эвакуирована  в  Уштабэ.  Видя,  в  каких  ужасных  условиях  находятся  Русаковы,  она  пригласила  их  к  себе.  Но Русаковы  отказались,  т.к. у Любы  и  без  них  было  очень  тесно.

По-видимому,  власти  осуществляли  какой-то  контроль,  т.к. условия  проживания  Русаковых  проверила  комиссия  и  решила  их  переселить.  Через  центральный  информационный  центр  разыскали  сестру  Ханы-Ривы  Фаню  в  посёлке Елизаветинка  Кустанайской  области  и отправили Русаковых  туда.

Это  был  последний  пункт  их  эвакуации.  Там  также  было  очень  тесно,  все  вчетвером  спали  на  печке. Т.к.  жить  было  негде,  Броня  нанялась  домработницей  в  местную  семью.  Когда  весной  1944 года  освободили  Черниговскую  область,  Русаковы  вернулись  на  родину,  на  руины,  и  начали  жизнь  с  нуля.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.