Воспоминания  Сарры  Серебро

Август, 1941

Гомель во время оккупации: август 1941 — ноябрь 1943

 

Сарра  рассказала,  что  до  войны  они  жили  в  городе  Гомель,  в  Белоруссии. 

В  семье  было  четверо  детей: Ольга  1928 г.р.,  Самуил  1931 г.р.,  Сарра  1935 г.р.  и  Лиза 1937 г.р.  Отец  Яков (Янкель)  Блюдин  работал  снабженцем на  одном  из  заводов (Сарра  не  знает  на  каком). 

Мама  Мария (Мирьям)  не  работала,  воспитывала  детей,  вела  хозяйство.  Она  была  активная  женщина,  участвовала  в  общественной  жизни,  посещала  женские  организации.  Дом,  в  котором  они  жили,  ранее  принадлежал  деду.  Это  был  большой  просторный  богатый  дом. 

Опасаясь,  что  он  будет  конфискован,  мама  добровольно  передала  его  ЖКО  города.

 Когда  началась  война,  мама  входила  в  оборонительный  отряд,  который  рыл  щели   (окопы)  для  укрытия  во  время  тревоги.  Папа  считал,  что  война  не  будет  долгой,  и  решил  на  это  время  отправить  маму  с  детьми  в  Днепропетровск  к   родственникам.   В  Днепропетровске  жили  сёстры  мамы  Фаня,  Дора,  Лиза  и  Люба  со  своими  семьями,  а  также  некоторые  родные  со  стороны  папы.  Домашнее  имущество  спрятали  в  выкопанных  щелях,  а  семью  папа  посадил  на  небольшой  пароход.  Их  путь  начинался  по  реке  Сож,  которая  впадает  в  Днепр.  Чтобы  не  попасть  под  бомбёжку,  пароход  плыл  ночью,  а  днём   пассажиры  ломали  ветки  и  укрывали  пароход,  маскируя   его.  Так  доплыли  до  Днепропетровска.  Пароход  следовал  дальше,  а  мать  с  детьми  не  хотели  выпускать.  Но  она  проявила  решительность,  отодвинув  всех  продвинулась  к  выходу,  а  там  их  уже  стречала тётя  Дора с  тележкой.  Погрузили  вещи  в  тележку  и  поехали.

Город  уже  бомбили.  Во  время  бомбёжек  все  прятались  в  бомбоубежищах.  Сарра  вспоминает  забавный  случай  этого  периода.  Её  десятилетний  брат  Самуил  любил  поспать.  В  одну  из  бомбёжек  мама  заметила,  что  его  нет  со  всеми  в  укрытии  и  побежала  искать.  К  своему  удивлению  она  нашла  его  спящим  на  ступеньках  дома.  Это  стало  семейной  историей,  которую  часто вспоминали.  В  Днепропетровск  из  Керчи  приехал  мамин  младший  брат  Илья.  Он  был шифровальщиком    при  штабе  армии,  знал  истинное  положение  дел,  что  война  не  будет  быстрой  и  лёгкой,  и  поэтому  отправил  Мирьям  с  детьми в  Ташкент,  считая  что  там  возможно  будет  голодно,  но  не  холодно.  С  ними  поехала  тётя  Фаня  с  детьми  и  Люба.  Их  мужья  уже  были  на  фронте. А  тётя  Дора  и  тётя  Лиза  с  семьями  эвакуировались  на  Урал  вместе  с  институтом,  в  котором  они  работали.

 Началась  трудная  дорога  в  эвакуацию,  частично  поездами,  частично  пароходом,  с  частыми  пересадками.  Уже  в  Гомеле  мама    узнала,  как  немцы  относятся  к  евреям.  Об  этом  рассказывали   польские   евреи,  бежавшие  в  Советский  Союз.  Поэтому  все  родственники,  кроме  троих  глубоко  верующих  человек,  выехали  из  Днепропетровска.  А  эти  трое,  Шимон,  Айзик  и  Сарра  Гурари,  категорически  отказались,  хотя  мама  убеждала  их  уехать.  Они  считали,  что  это  пропаганда,  в  итоге  они  разделили  горькую  судьбу  всех  евреев  города.  Конечно,  маме  было  очень  трудно  в  дороге  с  четырьмя  детьми.   Она  опасалась,  что  не  сможет  уберечь  всех  детей.  В  это  время  ей  приснился  её  покойный  отец,  который  сказал  ей: «Не  волнуйся,  все  выживут».

Это  мистика,  но  его  предсказание  сбылось.  Все  родные,  кроме  этих  троих  несчастных,  выжили.

  В  Ташкент  прибыли  2-го  августа  1941 года.

Подробностей  их  устройства  в  Ташкенте  Сарра  не  помнит.  Помнит  только,  что  первое  время   они  жили  в  узбекском  доме  в  одной  комнате  вместе  с  семьёй  тёти  Фани  и  с  тётей  Любой,  всего  10  человек.  Ей  запомнились  особенности  архитектуры  и  быта  узбекских  домов,  в  которых  полы  были  глиняные,  крыши  крыты   соломой  с  глиной  и  на  них  росли  трава  и  маки,  шкафов  в  комнате  не  было,  их  заменяли  ниши  с  полками.  Позже  тётя  Фаня  с  детьми  перебралась  в  другой  дом,  а  тётя  Люба,  у  которой  муж  погиб  на  фронте,  осталась  с  ними. Мама  пошла  работать  на  швейную  фабрику,  где  шили  обмундирование  для  фронта.  А  старшая  тринадцалилетняя  сестра  Ольга  работала  на  ламповом  заводе,  эвакуированном  из  Москвы,  на  котором  выпускали  лампы  для  военной  техники.  Она,  как  и  родители,  имеет  медаль  за  Победу.  После  войны  она,  как  ветеран  войны,  имела  льготу – бесплатный  проезд  в  общественном  транспорте,  которым  частенько  пользовалась  Сарра. Остальные  дети  были  устроены  в детских  учреждениях.

Отец  после  отправки  семьи  ещё  какое-то  время  с  заводской  командой  занимался  подрывными  работами,  уничтожая  важные  городские  объекты  Гомеля.   После  этого  он  поехал  Днепропетровск,  желая  объединиться  с  семьёй,  но  никого  там  не  застал.  Только  в  1943 году  через  центральный  архив  он узнал  местонахождение  семьи и  прибыл  в  Ташкент.  Где  и  как  он  прожил  долгие  два  трудных  года,  Сарра  не  знает.  В  Ташкенте  он  устроился  работать  также  на  ламповый  завод,  вначале  грузчиком,  затеи  снабженцем.

Когда  освободили  Белоруссию,  из  переписки  с  гомельчанами,  вернувшимися  из  эвакуации,   они  узнали,  что  их  дом  разрушен  и  имущество  пропало.  И  всё же  отец  хотел  вернуться  в  Гомель.  Отец  уговаривал  мать  ехать  на  родину,  даже  на  голую  землю.  Но  мать  категорически  отказалась,  т.к.  в  Ташкенте  все  члены  семьи  были  уже  как-то  устроены  и  жизнь  налаживалась.  Здесь  они  встретили  Победу  и  здесь  выросли  и получили  образование дети.  Ташкент  стал  для  них  второй  родиной.

  В  1959 году  Сарра  с  отцом  навестили  папину  родню  в  Гомеле   и  видели  большую  заросшую  травой  воронку  на  месте  их  бывшего  дома.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.