LiveZilla Live Chat Software
Главная / Полемика на сайте хайфаинфо / Цви Зильбер. Поле чудес по «делу НДИ»
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Цви Зильбер. Поле чудес по «делу НДИ»

— Алло, это прокуратура? Наконец я вам дозвонился. Скажите, вам государственные свидетели нужны? Я готов, не дорого. Да и долгов у меня не так много, не больше, чем полмиллиона. Могу про коррупцию, могу про сексуальные домогательства, но за отдельную плату, поскольку это оскорбительно для личного достоинства. Какие показания? Да покажу все, что скажете, за мной не заржавеет, можете быть уверены. Я в детстве в театральный кружок ходил, если вас интересует. Все будет очень правдоподобно. Так что, берете меня? Вы не пожалеете. Могу даже сразу по двум делам дать показания, без дополнительной оплаты. Кстати, еще я ходил на курсы кройки и шитья. Могу помочь пришить дело кому нужно. Подумайте, вам это будет очень выгодно. Кстати, моя жена тоже готова, у нее тоже есть долги, но это уже за отдельную плату. Но тоже не дорого…

Не могу точно утверждать, что такой диалог действительно состоялся. Но, судя по последнему судебному заседанию по делу 242, так называемому «делу НДИ», это вполне реально. На одном из прошлых заседаний прямые вопросы адвокатов защиты дезавуировали очень проблематичную с общественной точки зрения схему, по которой работают наши следственные органы, покупая за большие деньги, идущие из кармана налогоплательщиков, свидетелей с весьма сомнительной надежностью и репутацией мошенников. Мы узнали, что государственный свидетель Нелли Диновецкая получила от государства более 300 тысяч шекелей.

На заседании 7 мая представитель прокуратуры решил сразу обезоружить защитников, поэтому сам начал допрашивать второго гос. свидетеля по поводу того, какие у него были долги, и сколько ему заплатили. Как выясняется, мы знали ровно половину. Потому что Игорь Риз, муж Нелли Диновецкой, получил почти столько же.

Супруги в течение двух лет получали неплохую зарплату – по 6 тысяч шекелей в месяц каждый.

В общей сложности по 144 тысячи шекелей на брата.

Итого – 288 тысяч шекелей.

Оба супруга получат по 180 тысяч шекелей разовой выплатой по окончании дачи показаний против Киршенбаум и Годовского. Итого – 360 тысяч шекелей.

Диновецкая получила также дополнительные 36 тысяч шекелей на покрытие долгов. По легенде, этого требовала секретная операция, ведь никто не хотел с этой дамочкой разговаривать. Решили создать видимость того, что она начала понемногу отдавать долги, чтобы улучшить ее репутацию и вернуть к ней доверие тех, кто был интересен следствию. Складываем вместе все суммы – получается 684 тысячи шекелей. Это только то, что известно. Не исключаю, что есть еще подводная часть, как у айсберга, о которой пока скромно умалчивают. Чтобы не скомпрометировать и без того неблагонадежных свидетелей.

Прокуратура прячет свои маленькие секретики «в интересах следствия», попросив судебный запрет публикации. И это тоже выглядит очень проблематично с точки зрения общественного интереса.

Далее выясняется, что долги гос. свидетелей составляли примерно 2 миллиона шекелей. Это были эдакие лиса Алиса и кот Базилио на рынке русскоязычного шоу-бизнеса. Дела шли из ряда вон плохо, проекты один за другим становились убыточными, и они ударились во все тяжкие. На их счету числилось немало грязных делишек, в том числе уголовных. Ведь они, как было озвучено, имели обыкновение одалживать деньги у каждого встречного, причем, видимо, мошенническим способом. Брали ссуды на «сером» рынке под гигантские проценты. Естественно, ничего не возвращали.

Но находить «лохов» становилось все труднее, а когда ситуация окончательно зашла в тупик, Диновецкая и Риз решили отдаться родным правоохранительным органам. Согласитесь, это был гениальный ход! Супруги не только одним махом оградили себя от всех коллекторов, судебных исполнителей и кредиторов. Прокуратура закрыла все дела, посадила на неплохую зарплату – 12 тысяч шекелей в месяц на двоих, причем ничего делать не нужно. Были заморожены все судебные процедуры по взиманию долгов с Диновецкой и Риза. Да еще и кругленькая сумма в конце пути.

Возникает вопрос: а есть ли у прокуратуры какие-то ограничения? Красные линии? Скажем, если бы они потребовали 10 миллионов. Много? Почему? А 684 тысячи разве мало? Кто это определяет? Отводят ли им бюджет? Или они просто берут из казны, сколько вздумается? Почему платили двоим за одни и те же показания по одному и тому же делу? Это все очень неудобные вопросы, на которые прокуратуре придется дать ответы.

Давая показания 7 мая, Игорь Риз заявил суду, что переговоры со следствием они с женой вели вместе. Она была активной участницей переговоров наравне с ним. А вот в полиции записаны другие показания. Что Риз был движущей силой переговоров, которые он вел от имени обоих. Перед дачей показаний его вызывали, чтобы «освежить в памяти» все показания, которые он давал следствию. Есть у нас такая практика – подготовка свидетеля, которую подверг критике госконтролер в своем последнем отчете. Есть серьезные основания подозревать, что прокуратура программирует свидетелей, объясняя им, что именно от них хотят услышать. Понятно, что гос. свидетель весьма материально заинтересован, он хочет, чтобы прокуратура осталась довольна…

«Во-первых, Диновецкая и Риз являются ключевыми свидетелями, на показаниях которых обвинение строит самую центральную историю в «деле НДИ». По всей видимости, даже единственными свидетелями. Во-вторых, супругам гос. свидетелям заплатили непомерно высокие суммы, в этом сходятся во мнении все. Сочетание этих двух фактов вызывает очень большое удивление», — прокомментировала ситуацию газета «Глобс».

Но давайте сделаем еще один шаг вперед в логических построениях. Адвокаты защиты очень эффективно эксплуатируют тему репутации гос. свидетелей. Подписывая соглашение с такими высокими суммами, прокуратура ставит под угрозу все предприятие. Чем выше выплаты, тем ниже уровень доверия к свидетелям. Значит, конечный результат был не важен? Главное было сшить дело и подорвать растущие рейтинги партии НДИ?

Официальное отношение к гос. свидетелям в нашей судебной практике известно. Это озвучивалась многократно и судьями, и прокурорами, и адвокатами. Гос. свидетель — это обычно преступник, который переметнулся на сторону закона. Его репутация оставляет желать лучшего, поэтому такие показания могут служить лишь подтверждению доказательной базы, собранной следствием. Это некая индикация для судей. Но против Фаины Киршенбаум, как выясняется, кроме показаний Риза и Диновецкой ничего нет. И скорее всего дело закончится большим конфузом. Или даже выговором прокуратуре.

Волей-неволей поверишь в теории заговора. Какова была цель прокуратуры? Искоренение коррупции? Или скандал и уход в отставку Фаины Киршенбаум за два месяца до выборов? Добиться справедливости или запустить делопроизводство? Следствие сразу сообщило, что практически все готово к передаче дела в суд, есть безукоризненная база вещдоков и множество свидетелей. Сегодня, спустя три с половиной года, выясняется, что это не так. Нет вещдоков. Есть только Лиса Алиса и Кот Базилио с полными карманами.

— Алло, это прокуратура?

Лазарь Каплун Партия НДИ в Хайфе
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ: