LiveZilla Live Chat Software
Главная / О медицине Израиля / Трансплантология : «Им не удалось спасти маму, но мама может спасти других»
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Трансплантология : «Им не удалось спасти маму, но мама может спасти других»

35-летняя Рути, косметолог по профессии, вышла из своего дома в мошаве на севере страны по делам, не ожидая ничего плохого. Когда она переходила дорогу, проезжавший мимо мотоциклист не справился с управлением, вероятно, поскользнувшись на мокром асфальте, и сбил ее. С травмой головы Рути доставили в реанимацию ближайшей больницы. Через четыре часа ее сестры и родители уже прибыли туда, чтобы выслушать вердикт врачей.

Сын Рути, 12-летний Гили, которого женщина воспитывала одна, остался дома со своим дядей. Он делал уроки, смотрел телевизор и, казалось, продолжал вести обычную жизнь. Что происходило в его голове? Что он понял?

Вечером, когда бабушка Гили вернулась из больницы, она рассказала ему об аварии, и они вместе помолились, чтобы все закончилось хорошо. Несколько часов спустя дедушка тоже вернулся из больницы, и все отправились спать.

На следующий день мальчик с трудом выпил свой обычный «шоко» и поспешил в школу. Но после обеда Гили позвонила медсестра и пригласила его в больницу, сказав, что он сможет побыть в комнате рядом с палатой или у постели матери – лицо Рути не было повреждено в аварии и выглядело красивым, казалось, она просто спит.

Гили отправился в больницу вместе со школьным координатором и родными. Там он выслушал объяснения медсестры о состоянии мамы. «Значит, мы можем надеяться только на чудо?» – спросил мальчик.

В голове у медсестры промелькнула мысль, что он рассуждает очень по-взрослому для ребенка, еще не отпраздновавшего свою бар-мицву. Он ждет чуда для мамы, самого близкого ему человека, без которой он останется сиротой. Он понимает ее состояние… очень тяжелое состояние.

Глаза медсестры наполнились слезами, она подумала о своих детях – о сыне, которому двенадцать исполнилось 5 лет назад, а теперь он уже получил первую повестку в военкомат. И о своей дочери, которая еще не достигла возраста этого мальчика. Какая же это несправедливость – расти без матери!

Травма мозга, полученная Рути, была смертельной, и Гили тоже понял это. На завтра было назначено специальное обследование, которое призвано развеять все сомнения об уровне повреждений мозга.

«Я обещаю рассказывать тебе обо всех проверках и результатах, которые мы будем делать для твоей мамы», — обратилась медсестра к Гили, а еще предложила ему нарисовать для мамы рисунок и повесить его возле кровати.

На следующее утро проверка показала отсутствие у Рути мозговой активности, и семья услышала эту трагическую весть. В этот день Гили не пошел в школу и даже накануне не делал уроки. Он понял, что его жизнь изменится навсегда, после чего сел и нарисовал картинку для мамы.

Утром в больницу приехала мать Рути, но отказалась говорить с заведующим отделением. Ей не хотелось слышать тяжелые болезненные слова. Так она пыталась отодвинуть от себя неизбежное. Ее муж, дед Гили, мужественно воспринял тяжелое известие. Рядом были и сестры Рути, но они молчали – стресс попросту лишил их дара речи.

На третий день была назначена комиссия по установлению смерти мозга. После ее вердикта в больницу пригласили всех близких, чтобы объяснить им ситуацию, Гили тоже захотел при этом присутствовать.

Подробно и осторожно врачи и работники больницы описали семье Рути положение дел. Рассказали, как они боролись за жизнь женщины, какие сделали исследования и какие результаты получили. И о том, что несмотря на все усилия и лечение, ее мозг получил не совместимые с жизнью повреждения и фактически прекратил функционировать.

«Ее мозг мертв, — сказали они. — Сердце бьется, легкие дышат, она выглядит красивой и умиротворенной, словно во сне, но ее органы работают только благодаря подключенным аппаратам и лекарствам. Да и это не продлится долго».

«Поэтому, — сказал координатор, — есть возможность спасти жизни других». Но мать Рути не дослушала его предложение о донорстве органов и твердо и недвусмысленно заявила, что говорить тут не о чем. «Рути должна оставаться нетронутой и неповрежденной», — заявила она. Остальные члены семьи молчали. Никто не смел возразить против ее решения из уважения к ней или понимания, в каком она состоянии. А возможно, из-за того и другого вместе. В комнате повисла мрачная тишина.

Внезапно тишину нарушил голос Гили: «Бабушка, им не удалось спасти маму, но мама может спасти других». Несколько часов спустя пять тяжелобольных пациентов уже отправились в больницы, чтобы подготовиться к пересадке.

Тамар Ашкенази, директор Национального центра трансплантологии специально для сайта ynet.

Узнать больше о трансплантации органов в Израиле и оформить карту донора «Ади» можно здесь http://adi-card.org/




------


Администрация сайта ХАЙФАИНФО КОМ не несет ответственность за содержание информационных материалов, полученных из внешних источников. Мнения, высказанные в рубрике передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции. Редакция сайта не отвечает за достоверность таких материалов, а выполняет исключительно роль носителя. Редакция как правило, не вступает в переписку с авторами. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Авторские материалы предлагаются читателю без изменений и добавлений. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора материала.
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ: