Главная / Хайфаинфо - Литературная гостиная / Нариман Искандаров. Возвращение к истокам

Нариман Искандаров. Возвращение к истокам

 

«Любят родину не за то, что

она велика, а за то, что своя».

Сенека

 

Откровения Гайрата

 

Погожим весенним деньком приятели Гайрат и Генка сидели на берегу канала и, запрокинув головы, устремили глаза в небесную высь. Подростки наблюдали за тем, как реактивные самолёты, пересекая из конца в конец огромную синюю бездну, оставляют за собой тонкий дымчатый след.

– Эх, полетать бы на таком самолёте! – мечтательно, глубоко вздохнув, сказал Генка.

Гайрат, будто проверяя, не подслушивает ли кто их разговор, шёпотом признался:

– У меня тоже есть мечта, связанная с авиацией, но я хочу преодолевать огромные расстояния на самолётах в качестве десантника.

Генку удивило признание дружка, который тем временем внимательно смотрел на него и ждал, что же тот ответит на сказанное им.

– Это было бы здорово, – почему-то тоже, сам того не замечая, шёпотом сказал он, и тут же рассудил, – но, наверное, добиться этого очень нелегко.

Чуть подумав, Гайрат серьёзно согласился:

– Да, ты прав, но ведь для того, чтобы желаемое исполнилось, надо только хорошо постараться…

Гайрат повеселел, осознав, что в лице Генки нашёл собеседника, который вполне серьёзно отнёсся к его словам.

– Лучше раз увидеть, – сказал он, – чем услышать. Загляни ко мне, и я покажу тебе то, чему в последнее время уделяю особое внимание. Уверен удивишься, например, увидев собранные мной коллекции марок и откры — ток, на которых отображена история отечественной авиации. А ещё…

Глаза Гайрата вновь таинственно заблестели, на лице появилась загадочная улыбка. Поведение друга ещё больше заинтриговало Генку.

– Что? – спросил он нетерпеливо.

– Помнишь, в глубине нашего двора пристройку?

– Летнюю кухню, что ли?

– Теперь там небольшой тренажерный зал, где я каждый день провожу по два-три часа и качаюсь …

–Так вот почему на уроках физкультуры ты во всех видах упражнений выбился в лидеры, – сделал вывод Гена…

…Ребята вновь устремили взоры в синеву неба. Ветерок уже развеял белый след самолётов, лишь там и тут лёгкие, словно лебединый пух, крохотные тучки спешили куда-то по необъятным просторам «пятого океана».

Первым короткое молчание нарушил Гайрат:

– Слушай, а не пора ли и тебе поделиться своими планами на будущее?

Ответа Генки долго ждать не пришлось.

– Я решил стать учителем, – сказал он.

– Кем?.. Учителем?.. – удивлённо переспросил Гайрат.

– Да, и непременно таким, как наш Владимир Алексеевич.

Гайрат вопросительно посмотрел на друга, уж очень для него его ответ оказался неожиданным. Конечно, он тоже любил Владимира Алексеевича, который вёл у них уроки русского языка и литературы. Но видеть Генку в будущем простым учителем…

Прошло пятнадцать лет…

После окончания школы Геннадий поступил, как и мечтал, в университет. По завершению вуза преподаватели порекомендовали ему продолжить учёбу в аспирантуре. Он последовал их совету и через два года успешно защитил кандидатский минимум.

Связь друзей детства не прервалась. Правда, виделись они не часто, причиной чему были распад бывшего Союза и дальние расстояния.

…Поздравительную телеграмму Геннадию по поводу защиты учёного звания Гайрат прислал из южного российского города. У читателя, конечно же, возник вопрос: а как он там оказался? Чтобы ответить на него, вернёмся в повествовании к концу 70-х годов прошлого столетия.

…Как известно, в то время сотрудники отделов по обороне повсеместно проводили беседы с юношами старших классов общеобразовательных школ и выявляли среди них тех, кто мечтал посвятить жизнь профессии защитника Родины. Благодаря этому фамилия Гайрата оказалась в списке желающих поступить в военное училище. После окончания школы по направлению военкомата он поехал в древний российский город и, успешно сдав вступительные экзамены, стал курсантом высшего воздушно-десантного командного военного училища.

И вот вчерашние безусые парнишки в новеньких парадных мундирах лейтенантов выстроились на плацу в честь окончания училища. Чуть в сторонке стояли родители и девушки виновников строгого, но красивого и торжественного мероприятия. Среди них была и Халима-апа – мама Гайрата. Выделяющуюся среди всех в национальном платье из хан-атласа женщину бережно под руку поддерживала синеокая девушка по имени Анастасия – актриса местной филармонии…

«Я приглашу на белый танец Вас…»

С ней Гайрат познакомился год назад на вечере в Доме офицеров, куда Анастасия пришла со своими коллегами для участия в шефском концерте. После культурной программы были танцы. Среди столпившейся у оркест — ровой ямы курсантов девушке сразу бросился в глаза темноволосый, высокий, хорошо сложенный молодой человек. Вдруг он повернулся в сторону Анастасии, нашёл взглядом её глаза, и чуть заметно улыбнулся.

Всё её тело опутали сети непонятной теплоты. Как только объявили «белый танец», она попав под гипноз глубокого и нежного взгляда, реши — тельно пошла в сторону Гайрата. Сердце её трепетало, как птица, запертая в клетке. Зазвучала музыка. Гайрат, не отводя глаз, сделал навстречу ей несколько шагов, бережно и нежно обнял за талию, и они закружились в танце. В его руках она – всегда такая решительная и бойкая – чувствовала себя робкой и хрупкой, маленькой и беззащитной. И от этого ей было необыкновенно приятно. Чувствуя его горячие, уверенные и сильные руки, а так же ощущая прерывистое дыхание у своего виска, Анастасия поду — мала: – «Как жаль, что музыка сейчас закончится и исчезнет это чудное мгновение». Однако ещё не успел завершиться этот танец, она вдруг услышала над самым её ухом его тихий, успокаивающий, как музыка, голос:

– Можно вас заранее пригласить на следующий танец?

И уже весь вечер они были вместе. Это было чудесно!

После вечера молодые люди долго бродили по улицам ночного города. На пустынной набережной встретили рассвет, надеясь, что он несёт им счастье и уверенность в грядущем дне.

У подъезда её дома, он взял Анастасию за руки. Его горячие ладони вновь взволновали девушку, трепетная волна пробежала по всему телу.

– Надеюсь, что эта наша встреча не последняя, и мы ещё увидимся? – спросил Гайрат, не выпуская её маленькие ладошки из своих рук.

–Да, – с волнением ответила она. – Послезавтра, в шесть часов вечера, у памятника Пушкину, – и выдернув руки, без оглядки вбежала в подъезд.

…Отправилась Халима-апа в этот дальний путь не случайно: молодые решили пожениться, чтобы после окончания Гайратом училища прибыть на место его службы в качестве супружеской пары…

Начало военной карьеры

Спустя неделю после свадьбы, молодожёны выехали в небольшой при — балтийский городок. Это населённый пункт известен тем, что в нём был старейший в Европе университет. Привлекал к себе туристов он ещё красивым парком и множеством кафетериев, из окон которых доносилась аудиозапись модного в те годы шлягера «Подберу музыку» в исполнении трепетного лирического тенора Яака Йолы со словами:

«Я пою в нашем городке,

Каждый день

в шумной тесноте,

Ты придёшь,

сядёшь в уголке,

Подберу музыку к тебе…»

Анастасии предоставили работу в филармонии. Подготовив программу из старинных русских романсов, она некоторое время давала небольшие «безафишные» выступления в райцентрах и предприятиях, а потом вышла на большую сцену. Очень скоро в местной, а затем и в республиканской

прессе о доселе неизвестной исполнительнице романсов появились лестные отзывы. У неё быстро образовался даже свой фан-клуб.

В гостинице им долго жить не пришлось – Гайрату дали служебную квартиру. Опять повезло Анастасии, жильё их располагалось прямо в нескольких шагах от её работы. Купили телевизор, холодильник, диван и ещё кое-что из мебели… Короче, молодожёны устроили себе «гнёздышко» лучше быть не может.

За короткое время у их маленькой семьи сложился свой уклад жизни. Утром – он на службу, она на работу – уходили из дома вместе. Ну а вечером – если не было дежурства – Гайрат, возвращаясь из части, заходил к жене в филармонию, дожидался окончания репетиции и они шли в какое-нибудь уютное кафе, чтобы вместе поужинать и послушать музыку.

Подходя под руку к своему дому, они вынуждены были проходить мимо засиживающихся на скамеечке до позднего вечера тётушек и стару — шек. Поздоровавшись с ними, войдя в подъезд и поднимаясь на свой второй этаж, молодые люди непременно слышали их толки о себе:

– Гарная пара…

– Только вот жаль, что нет детей…

– Красивые бы чада у них получились…

– Так они, говорят, совсем недавно поженились?..

Эти пересуды женщин почему-то портили настроение Анастасии. Некоторое время ей это удавалось скрывать от мужа. Но однажды, пройдя в очередной раз через «рентген» прозорливых соседушек и услышав монолог самой голосистой из них: «Ой, бабы, чует моё сердце, что между ними есть что-то неладное! А иначе, как понять то, что уже больше года прошло, как они здесь живут, а у неё даже махонького животика не обозначилось?», Анастасия вбежала в квартиру, бросилась на диван, закрыла лицо руками и навзрыд расплакалась. Растерянный Гайрат присел около неё и, ничего не понимая, стал успокаивать. Она вдруг резко вскочила, вытерла ладонью на глазах слёзы, и решительно сказала:

– Всё, хватит, не могу больше жить во лжи! Совесть меня гложет! Если тебе сейчас будет даже очень горько выслушать меня, всё-таки будешь обязан это сделать, чтобы потом решить, как нам быть дальше!..

Признание

– В консерватории, – начала Анастасия исповедь о своём прошлом, – на одном курсе со мной учился парень из Пятигорска. Звали его Дмитрием. Все девчонки сохли по нему, а он, почему-то, больше внимания уделял мне. Это польстило мне, и мы начали встречаться. Приблизительно через год сыграли скромную свадьбу.

Я сразу начала мечтать о наших детях. Обычно молодые мамы хотят, чтобы у них первенцем была девочка… ну там… куклы, банты, фантики, а я вот, как ни странно, хотела, чтобы у нас был мальчик с карими, как у Дмитрия глазами и с русыми, как у меня, волосами. Ещё я думала, что он непременно вырастит статным и, обязательно, будет любить музыку.

Став мужем, Дима был ко мне необыкновенно ласков и внимателен, исполнял все мои желания. Но всё изменилось неожиданно – в один день, когда я сообщила мужу, что жду ребёнка.

Он был категорически против появления малыша! Его доводами были: не получены дипломы, не решён квартирный вопрос и, вообще, надо сначала сделать карьеру, пожить для себя… Любя, страдая, я не смогла пойти против его воли.

Когда закончили консерваторию, стали получать приличную зарплату, заимели квартиру, купили машину. Казалось бы, жить да жить теперь, но не тут-то было – между мною и мужем не было главного связующего звена. Все знакомые давно обзавелись детьми, а у нас малышей нет и, по прогнозу медиков, уже никогда не будет. Настал день, когда Дмитрий, объявил, что мы должны развестись, потому что он «хочет детей». Что я могла ему сказать в ответ? После суда, на котором нас легко развели из-за отсутствия детей, даже не сообщив куда, он уехал.

Я осталась одна. Ох, как тоскливо было первые месяцы одиночества! Но, слава Богу, были любимая профессия и гастроли, не оставили наедине с бедой и верные друзья. Благодаря всему этому, ко мне постепенно вернулся интерес к жизни. Мне стали делать предложения руки и сердца вполне приличные кандидатуры, но я отвечала им отказом, думая, что рано или поздно и новый муж не простит мне несчастья: в семье, конечно же, должны быть дети.

Но когда случай свёл с тобой, я совсем потеряла голову: мне вновь захотелось быть кем-то любимой, самой любить, иметь семью… Главная моя ошибка в том, что знакомясь с тобой, скрыла свою страшную проблему. И вот я опять оказалась у «разбитого корыта». Осознаю, что и тебе нелегко. Но прошу, прости меня за это! Единственное, что теперь могу сделать тебе в благодарность за два удивительных года совместной жизни, это навсегда уйти из твоей жизни. Делаю же это я для того, чтобы ты смог начать всё заново. От всей души желаю тебе счастья! Ты хороший человек и заслуживаешь его…

Некоторое время в комнате стояла тяжёлая тишина. Потом её нарушили твёрдо сказанные Гайратом слова:

– Я люблю тебя и никуда не отпущу!

…Союз распался и командованию воинской части, в которой к тому времени Гайрат служил уже в должности заместителя командира роты, пришло распоряжение срочно передислоцироваться в один из южных городов России. В полку начался демонтаж боевой техники, офицеры получили команду переезда в другой город.

Чемоданы были зачехлены, Гайрат отправился на вокзал за билетами. Когда вернулся домой, на столе его ждала коротенькая записка со следующим содержанием: «Я слишком тебя люблю, чтобы и дальше пользоваться твоей порядочностью и добротой. Постарайся сделать всё, чтобы быть по-настоящему счастливым. Спасибо за всё! Сколько буду жива – столько буду помнить тебя. Анастасия».

Прошло ещё пять лет

… Гайрат проснулся от настойчивого электрического звонка в передней. Открыв глаза, посмотрел в окно и понял, что ещё очень рано. Кто бы это мог быть? – подумал он и рассудил: – Это рановато даже для спутавшей двери молочницы.

Когда открыл дверь, перед ним предстала разносчица телеграмм:

– Извините, что в такую рань потревожила, но тут для вас срочная телеграмма, – сказала она и протянула бланк.

В предчувствии чего-то тревожного учащённо заколотилось сердце, застучала у виска жилка. Надорвав ленточную наклейку и развернув листок, он прочёл на нём короткий телетайпный текст: «Гайрат скоропостижно скончалась твоя мама Геннадий». Он так и остался стоять с телеграммой в руках. Не понимая: «Как это – умерла моя мама?»…

… Как бы он ни торопился, на похороны все же не успел, так как аксакалы махалли, строго придерживаясь мусульманских канонов, не позволили оставлять усопшую дома больше чем на сутки. Только оказавшись над свежей земляной могильной насыпью, он до конца осознал, что и для него настал неотвратимый час – нет у него мамы… Вернётся теперь после дальней дороги, а дом его детства будет пуст. Нет больше у него счастливой пристани, нет больше человека, который дал ему жизнь, окружал любовью. Над кладбищем сквозь громкое мужское рыданье раздалось: «Прости меня мама, что не успел проводить в последний путь!.. »

Гудермес

Боль по маме долго не оставляла Гайрата. В течение нескольких месяцев, просыпался по ночам от гнетущего чувства тревоги: что такое? Почему душа так страдает? И будто разряд молнии: – Мамы нет!». Но мама научила: «Какой бы стороной не обернулась по отношению к тебе эта непростая жизнь, делай добросовестно то, что должно. Думать будешь потом». И он делал.

… Самолёт с группой быстрого реагирования взял курс на неспокойный чеченский город Гудермес. Как только он приземлился в аэропорту, встретивший десантников сотрудник ФСБ, не теряя времени, стал знакомить майора Садыкова со стоящей перед его группой задачей:

– На окраине города, в частном секторе, забаррикадировалась банда боевиков во главе с известным своей жестокостью полевым командиром Жанбулатом. Штурмовать при помощи бронетехники или обстрелять крупнокалиберным оружием их убежище нельзя, потому что у себя в заложниках они удерживают хозяев дома и их десятилетнего сынишку. Надежда остаётся только на ваш опыт…

Прибыв на место, Гайрат обозначил подходы к окружённому федералами дому, распределил по ним своих людей и, прежде чем предпринять какое-либо действие, решил ещё раз попробовать связаться с боевиками и склонить их к сложению оружия.

Когда он через мегафон обратился к Жанбулату с предложением встретиться для переговоров об условиях освобождения заложников, тот, после некоторого раздумья, согласился.

…Гайрат вышел из укрытия и медленно, с поднятыми руками, показывая, что он без оружия, пошёл навстречу вышедшему из дома полевому командиру. Но тут сложилась совершенно непредвиденная ситуация: из-за спины Жанбулата в оставшуюся после него открытую дверь юркнул мальчишка и стремглав кинулся в сторону федералов. Пробежав с десяток шагов, он споткнулся и упал. Боевики немедля открыли по нему стрельбу. Гайрат тут же бросился к маленькому беглецу и закрыл его своим телом от града пуль. Тем временем, воспользовавшись создавшейся в стане врага сумятицей, десантники и федералы бросились на штурм осаждённого дома. В считанные секунды цитадель террористов была захвачена, а Жанбулат и его пособники повязаны.

В этой операции погиб контрактник Ильхам Назимов. Благородному, храброму и скромному человеку, дважды награждённому за боевые заслуги в чеченской кампании боевым орденом, до ухода в запас оставалось совсем ничего. В небольшом татарском городке его ждал сын Марат – единственный на земле родной человек.

В глубоком молчании положили однополчане героя в гроб. Попрощались. И отправился их боевой товарищ далеко-далеко, чтобы лечь в свою родную землю, навек…

…Спасибо создателям бронежилета, он спас Гайрата от трёх смертельных пуль. А вот два сквозных ранения – в левую и правую ноги – оказались не очень опасными. По прибытию из госпиталя в родную часть для прохождения дальнейшей службы, личный состав был построен для зачитывания Указа о его награждении за проявленное мужество при выполнении боевого задания орденом. Было объявлено и о внеочередном присвоении ему звания подполковника…

Ностальгия

Как-то неся суточное дежурство, Гайрат ранним утром совершал обход постов.

Вдруг до его уха донеслись звуки хорошо знакомой с детства мелодии «Тановор».

Он не поверил ушам: не галлюцинация ли это?

Остановился, прислушался:

мелодия явно доносилась со стороны граничащего с их частью железнодорожного вокзала.

Пошёл в сторону источника звука. Каково же было удивление, когда оказался у запасного железнодорожного полотна, на котором стоял туристический состав «Ёшлик» из Узбекистана, а музыка разносилась по округе из динамика, который был выставлен в открытое окошко вагона-ресторана.

И впервые прошедшего сквозь огонь и воды офицера охватила такая тоска по дому, что ни словами не передать, ни пером не описать.

По завершению дежурства, ноги его сами понесли на рынок, где по обыкновению торговали его соотечественники. Он вдоволь поговорил с земляками на родном языке. При этом заметил, что все вокруг хмурые, а они улыбались ему, как свои.

Дома, заварив зелёный чай, достал из серванта пиалу с рисунком хлопкового цветка, налил в него обжигающе горячий напиток и, удобно устроившись в кресле, принялся пить его маленькими глоточками под звуки дисков с узбекскими мелодиями.

…Несколько дней Гайрат ходил задумчивым, потом, попросив у командования на несколько дней увольнение, вылетел на родину погибшего в Гудермесе однополчанина. Найдя там его сына, оформил над ним опекунство и привёз к себе домой.

«Где ты, Анастасия? Отзовись!»

Сколько бы времени не прошло, а Анастасию Гайрат не мог забыть, разыскивал все эти годы. Отправил запросы в адресные бюро городов, где она родилась, училась, предположительно могла жить… Видя, с каким упорством он это делает, в меру своих возможностей помогал ему в розыске любимой женщины и Марат. Но, к сожалению, все их старания были безрезультатными…

«Прощай, оружие – здравствуй, гражданка!..»

Настал день, когда Гайрат согласно выслуге лет был уволен в запас. Двоякое состояние охватило его душу, когда на утреннем построении зачитали приказ об этом, и в честь него по плацу, под звуки марша «Прощанье славянки», чеканя шаг и отдавая честь своему бывшему командиру, поротно прошёл личный состав части. Грустно было расста – ваться с верными боевыми друзьями, оставлять красивый город, в котором прожил почти два десятка лет. В то же время на глаза навора — чивались слёзы от мысли, что очень скоро навсегда вернётся на Родину.

…До Ташкента Гайрат и Марат долетели самолётом, в долину из столицы поехали на такси. За открытым окошком «Нексии» мелькали освещённые яркими лучами солнца хлопковые поля, фруктовые сады, большие и маленькие кишлаки. Весенний ветерок освежал лица, весело теребя прически. Шуршащий звук покрышек колёс автомобиля навевал Гайрату спокойные мысли, и в то же время как-то тревожно было в груди: «Как сложится жизнь на гражданке? – думал он. – Смогу ли безболезненно перестроиться на её лад, найти своё место в ней? В армии-то всё проще: там каждый день распределён на конкретные задания – выполняй их четко, не ломая голову, и живи себе без проблем…»

От этих житейских мыслей отвлёк его голос водителя:

– Вот и указанный вами адрес. С возвращением вас домой, ака!..

Жизнь продолжается

… Марат занёс в подъезд чемоданы и попросился погулять около дома.

Когда Гайрат вошёл в квартиру, а в ней он не был со дня похорон, каждая вещь вызвала цепную реакцию воспоминаний. Вот здесь мама ходила, по этим самым зелёным ковровым дорожкам, по которым теперь ходит он. Вот тут, на краюшке дивана сидела, когда вечерами смотрела телевизор или читала книгу. Конечно же, прикасалась к столу, подоконнику, дверям…

В спальне подошёл к письменному столу, на котором увидел, видимо раскрытый ещё ею, сборник афоризмов и высказываний великих людей «Разум сердца». Нажал на кнопку светильника и тут же погасил. Потом присел на кровать, где обычно спала мама, и, не сдерживаясь, разрыдался, не в силах остановиться. Перед ним предстали мамины добрые светло-серые глаза, и до него донёсся её родной голос: – «Сынок, откуда в тебе столько пессимизма?». Он мысленно ответил ей: – «Раньше, приезжая сюда, я чувствовал себя безумно счастливым. Теперь же, упал духом… Произошло это со мной потому, что нет больше рядом тебя». Мама тепло улыбнулась и сказала: – «Не грусти, сынок, в твоей жизни произошло самое важное событие: ты вернулся к своим истокам…»

На душе у Гайрата посветлело. «Действительно, что я скис, – подумал он. – Ведь я ещё крепок и полон сил, а это значит, что смогу отдать долги и той земле, на которой родился и вырос!..».

В комнату вбежал запыхавшийся Марат и, обратившись к Гайрату, поторопил его:

– Скорее идёмте за мной, я нашёл её, она здесь!

– Кто? – не понял он, однако вскочил с кровати, чтобы последовать за мальчиком.

–Как кто? – удивился тот: – Та, которую ищем.

Они выбежали со двора, пересекли дорогу и оказались у Дворца куль — туры, афиша которой оповещала о предстоящих в их городе гастролях известной исполнительницы русских романсов Анастасии Лобажинской…

Нариман Искандаров,

г. Наманган.

Адрес: ул. Навои (Гагарина), дом 19 «а», кв. 12, г. Наманган, 160136,

Узбекистан, nariman.45@mail.ru, тел.(+99893) 676-59-40, (0369) 227-04-22.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан