Главная / По странам ... / Связь со страной исхода / Олег Мицура. Собаки-человеки

Олег Мицура. Собаки-человеки

Автор о себе:

Живу я в Хабаровске, офицер запаса.

Выпускник ЛВВПУ-КПР 1984 года.

Первое место службы — дисциплинарный батальон, в должности замполита-начальник клуба.

С 1986 года служба в отдельном батальоне хим защиты в ГСВГ. В его составе в числе первых принимал участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Затем с 1987 года служба в политотделе 45 потсдамской МСД до 1990 года.

Был свидетелем разрушения берлинской стены.

С 1990 по 1995 год служба в  Лесозаводской 35 МСД, в той же должности.

В 1995 году дивизию сократили и с 1995 по 2005 год  — начальник гарнизонного Дома Офицеров, вплоть до его сокращения, с 2005 по 2012 выведен в распоряжение, уволен по достижению предельного возраста в 2013 году.

Дальше — управляющий АХЧ холдинга промышленно-продовольственного, директор по развитию направления Дальний Восток московского холдинга Триал-Спорт (10 лет).

Уволили, как достигшего предельного возраста 55 лет (политика компании).

В настоящий момент —  «свободный  художник». 

С уважением,

Олег Борисович Мицура

Собаки-человеки

Иногда ловишь себя на том, что в самые тяжелые минуты жизни, когда ожесточается душа, каменеет сердце, когда кажется весь мир против тебя, и ты один на  один против него.

Вдруг прорывается из глубин души нечто пронзительно чистое и искреннее.

И ты, вопреки ситуации, совершаешь совершенно бескорыстно-бессмысленный поступок, или действие.

Совершенно нелогичное действие,  с точки зрения окружающих, но,как потом оказывается, единственно верное. 

Содеянное наполняет тебя пониманием правильности, ты обретаешь душевный покой, и мир обретает краски.

Откуда это?

Совершенно нерациональное чувство, не привнесённое учением или назиданием.

Это Нечто, хранимое глубоко-глубоко в сознании  или в сердце.

Это Нечто на уровне бессознательного, но привнесённое в нас извне.

На границе 57-летия, с полной уверенностью могу сказать, что не всем оно дано. 

И кажется что именно сейчас я понял:

 что Это и — от Кого!

 

Снежок

 

Мне пять лет. Мама приносит домой белоснежный, тёплый комок с блестящими бусинами глаз, черным влажным носом и розовым язычком. Этот язычок незамедлительно облизал мне лицо, заставив залиться счастливым смехом.

Моя первая  собака-Снежок.

Мохнатый, небольшого роста, совершенно белый. Отличался веселым нравом и всеобщим любвеобилием.

Любил гонять по огороду, всюду суя свой любопытный чёрный нос. Именно по  причине чрезмерного любопытства, его не пускали в дом. Уже через пять минут его суетливых путешествий по грядкам, шерсть из белоснежно белой, становилась грязно серой.

А спустя короткое время, по мере высыхания шерсти,   Снежок, без всякого мытья , обретал вновь свой белоснежный цвет. Вот именно  неразборчивость  Снежка в местах валяния не позволяла пускать его  в дом дальше веранды.

Впрочем, его это вполне устраивало. Он  был страшно занят целый день множеством  важных дел. С утра погонять  домашних кур, выдрав пару перьев по ходу из хвоста драчливого петуха. Облаять шустрых белок снующих по кронам садовых деревьев. Радостно виляя хвостом, встретить маму с миской утренней похлёбки. Проводить до автобусной остановки на работу отца, а потом не забыть его встретить вечером.

Короче, дел, невпроворот.

В один прекрасный день  соседка —  тётя Надя, чей дом был сразу за нашим забором, зычно позвала  маму:

  • — Лиза, а Лиза, у тебя куры не пропадали?
  • Мама пересчитала наших несушек вместе с петухом. — Мои все на месте.
  • — А у меня две курочки пропали, одна рябенькая, другая белая, — пожаловалась тётя Надя. Никак хорёк завёлся, скажу ВасЕ (именно так , с ударением на последнюю букву звала она своего мужа, а он её звал НадЕ) чтобы поставил силок на эту тварь.
  • Мама посочувствовала соседке, машинально поглаживая вертящегося под ногами Снежка. Отец был поставлен в известность о происшествии у соседей:
  • нужно запирать Снежка на ночь с нашими курами , хорёк не полезет в курятник , если учует запах собаки. Сказано, сделано . Следующую ночь  пёс ночевал в курятнике. Правда, часа два со стороны куриного дома раздавалось возмущённое кудахтанье. Но утром все куры были на месте, включая изрядно потрёпанного петуха, чего нельзя сказать о соседском подворье. У них опять пропали две курицы….
  • — Лиз, а Лиз, дайте нам на время вашего Снежка! Так этот хорёк всех кур у нас  изведёт.
  • — Надя, извини, но нам самим он нужен, — мама ласково потрепала за ушами белоснежного сторожа, благодарно лизнувшего ей руку. — Представляешь, Боря, — вечером за ужином докладывала мама отцу, — у соседей опять две куры хорёк утащил,  а наши целёшеньки. Это всё Снежок, только вот второй день он почти ничего не ест… 
  • — Нос трогала?
  • — Да, холодный и влажный и бегает резво , только к миске с водой подходит, а от еды морду воротит. Я уж ему в похлёбку и молочка подлила и яичко сырое разбила, не ест, зараза! — Это плохо, — отец нахмурился. Если завтра не будет есть, повезу к ветеринару.
  • На следующий день у соседей пропало сразу три курицы. Снежок категорически отказывался есть и отец вечером повёз его к ветеринару. Вернулся он от него озадаченный, в отличие от Снежка, который весело прыгал вокруг него. — Сколько ты говоришь он не ест ? — Спросил он маму.
  • — Да дня четыре, как ничего не жрёт, скотина бессердечная! — В сердцах сказала мама. А что доктор то сказал?
  • — Да здоровый он. Единственное сделал замечание, что перекормлен он у нас! —
  • Родители недоумевающе уставились друг на друга…
  • — Мама! — Подошла моя сестра Людмила, — я не могу спать больше на веранде, видимо мышь сдохла в подполье, запах гнилостный, спать невозможно!
  • Отец молча встал и отправился за фонариком в дом. Переодевшись в рабочую одежду и вооружившись фонарём,  полез в подполье. Минут через пять из душной темноты, раздалась глухая ругань.

Зрелище открывшееся ему, впечатляло. Посредине подполья , практически правильной пирамидой были уложены безжизненные тушки соседских кур…

Снежок, поджавши уши и опустив виновато морду, ждал безжалостного приговора отца, вынувшего из глубины подполья в паутине и куриных перьях.

— Боречка, что будем делать? Голос матери дрожал, на глаза её навернулись слёзы.

А я уже от страха и жалости к Снежку рыдал в полный голос. Пёс, казалось, всё понял… Он, распластался всем телом на земле, закрыл глаза и замер в ожидании безжалостного приговора.

  • Что делать-что делать, тащи НадЕ с ВасЕ наших кур, взамен задушенных! А этого стервеца уберите с глаз моих!
  • Ах ты скотина подлая, ничего не жрёт , ещё бы со свежей то курятины, как его ещё не разорвало! Мама с напускной суровостью подхватила на руки дрожащий белоснежный комок, который понял , что,  самое страшное позади, о чём свидетельствовал мелко помахивающий хвостик. Он благодарно слизнул со щёк мамы слёзы. Ну ты у меня ещё своё отхватишь , не радуйся! Ай, добрые люди, он же нас  без кур оставил! Спохватившись,запричитала она. Только одна курица и петух остались на нашем подворье, остальные хохлатки перекочевали в соседский двор.А Снежка пришлось отдать егерю дяде Жене в лесное хозяйство, знатный из него птичник получился!

 

Дунай

 

Этого щенка я принёс от соседей. У них во дворе жила крупная сука «дворянской породы». В помёте  принесла 12 щенков, причём, не было ни одного, похожего на мать  или друг на друга.

Казалось, в этих щенках отметились все породы  собак присутствующие на тот момент в городе.

Был там щенок с бульдожьей мордочкой, другой — таксоподобный, следующий овчаро-подобный и т.д и т.п.

Но мне понравился самый пушистый с острой мордочкой и хвостиком , завёрнутым в колечко.

Память о Снежке была свежа, хотя мне было уже 11 лет.

Масть его была коричнево серой с белоснежным «галстуком» на мохнатой груди, глазки блестели неподдельным интересом к окружающему миру. Взяв щенка на руки, не без трепета явил его отцу и матери.

  • — Дунаем будет, — сказал отец и скупо улыбнувшись, почесал щенку плюшевое брюшко. Щенок, а теперь уже Дунай, радостно обнял лапами отцовскую шею и стал, казалось, что-то нашептывать ему на ухо. — Ну будет-будет, —  отец нежно отстранил его от себя. Что ему тогда «сказал» Дунай, какую собачью «клятву» принёс на верность отцу,  осталось их тайной.
  • Но с тех пор предметом абсолютного обожания и лидерства для Дуная  стал отец.С возрастом он становился крупнее  и прекраснее. Это был высокий пёс с шикарной густой шерстью, блестящей на солнце как перламутр. А его изумительный белый «галстук» на груди , предавал ему изысканность и элегантность. Да и манеры у него были на удивление аристократические. Как бы он не был голоден, никогда не бросался к миске с едой. С достоинством ждал, когда поставят миску и отойдут в сторону. И только после того, когда на него  переставали смотреть, не спеша приступал к трапезе. В туалет он ходил строго в одно место, тщательно засыпая за собой следы содеянного.Терпеть не мог луж и грязи и при малейшей возможности, избегал их.  Но один факт его биографии,  меня поразил на всю жизнь.

Дунай вёл строго цепной образ жизни, в которой присутствовала сама цепь, ошейник и настоящая будка, в которой он проводил большую часть своего времени. Но наступал период «собачьих свадеб», когда романтические запахи звали его со двора. Он отказывался от еды, рвался с цепи и жалобно скулил. Тогда отец снимал с него цепь, непременно оставив ошейник, и отпускал на все четыре стороны. Дунай пропадал дня на три-четыре. Возвращался худой, со свалявшейся шерстью, порой с глубокими, зачастую страшными ранами но, глубоко удовлетворённый, что явно читалось на морде.

Накануне такого собачьего  «загула» я соорудил новую будку. Вложил в её строительство душу и фантазию. В результате получился теремок, с резными наличниками, утеплёнными стенами и крышей. Я любовался творением рук своих, с нетерпением ожидая «влюблённого» Дуная с романтических похождений. Мне не терпелось посмотреть: придётся ли ему новая будка по душе.  Установив её на место старой, оттащил прежнюю на три метра в сторону.

В один прекрасный день, придя со школы домой, я увидел Дуная сидящего на цепи возле новой будки.

  • Ещё утром, гулёна прибежал, — сообщила мама. Погода стояла мерзкая, шёл мокрый снег и земля набухнув от влаги превратилась в рыхлую, чёрную грязь. Спустя час, подойдя к окну, я увидел, что наш аккуратист пёс , лежит на мокрой земле , заваленный снегом возле входа в будку! — Мама, а Дунай в будку залазил?
  • — Да нет, как с утра лёг возле неё, так и лежит.
  • Обида  вперемешку с непониманием охватила меня. Я так старался угодить своему другу, мечтая, как он обрадуется новому жилищу!  И такая чёрная неблагодарность! А может я пропустил торчащие гвозди, из за которых он и не может воспользоваться комфортным жильём? Накинув пальтишко на плечи и засунув голые ноги в ботинки, я выскочил во двор. Увидав меня, Дунай припал мордой к земле и как-то очень виновато посмотрев на меня, подобострастно застучав хвостом. От чего мокрые комья земли полетели во все стороны.
  • — Дунайка, что случилось, почему не лезешь в будку, она твоя. Я склонился, чтобы заглянуть в собачий домик и …. В ужасе отпрянул  назад! С размаху попой шлёпнувшись в грязь. Изнутри будки, грозно ощерившись, на меня лаяла чужая собака. Дунай суетливо бегал вокруг, жалостно повизгивая и тыча холодным носом в мою щёку. Придя в себя и присмотревшись, я увидел, в будке собака не одна! Вокруг неё суетливо копошились ещё слепые щенки!
  • — Что, нагулял?! Едва сдерживая улыбку, — грозно спросил я. Да понимаешь, такое дело наше , мужское… Всем своим видом ответил он мне. Вот чудеса!
  • На новость отреагировал отец: — Но каков джентльмен!
  • — И что, теперь ещё и суку с её выводком будем кормить? Спросила мама.
  • — А куда деваться, — с усмешкой ответил отец, — чай не чужие, дети — Дуная!

Вот загадка! Ведь пёс очень ревниво относился к малейшему покушению со стороны других собак на его территорию, безжалостно расправляясь с наглецами. А здесь привёл беременную суку, позволил ей занять ЕГО будку и разрешиться в ней от бремени!

Многие ли ЧЕЛОВЕКИ на такое способны?!!

Более того, пока щенки не окрепли и сука не оставила их, он бдительно следил, не прикасаясь к своей миске, чтобы вначале покормили мать щенков. Убедившись, что она поела, он не спеша приступал к своей трапезе! Вот откуда это врождённое благородство?! Этот высоконравственный поступок?! Люди в своей гордыне приписывают только себе право на это.

А собаки  просто это делают…

Весть о джентльменском поступке Дуная вмиг облетела близлежащие улицы. Полюбоваться на молодую собачью семью Дунай разрешал только через забор, яростным лаем отпугивая особенно любопытных. Надо ли говорить, что щенки мигом обрели новых хозяев. Хорошие манеры Дуная, были лучшей гарантией его потомству!

С рождением моей племянницы Светланки, Дунай стал ещё и заботливой нянькой. Позволяя малышке делать с ним что угодно! Было забавно наблюдать, как младенец с упорством , достойным лучшего применения, пытался вытащить у бедного пса глазик. И взрослый кобель  способный одним махом перекусить толстую ветку, деликатно отворачивал морду, подставляя  малышке нос или уши, в которые незамедлительно впивается всеми четырьмя зубами маленькая шалунья, заставляя бедного пса тихонько скулить, повизгивая от боли. А когда родная сестра, мама Светланки, на глазах собаки шлёпнула по попе ребёнка, он яростным лаем отогнал последнюю, сурово, на собачьем языке, разъяснив недопустимость подобного поведения в отношении крохи!

Зимой, в холодном туалете, он согревал мене спину, прильнув к ней всем  своим мохнатым телом. В особенно суровые морозы, мы пытались затащить его домой. Но он упорно укладывался на пороге входной двери, с нетерпением ожидая малейшей возможности выскочить во двор. Это был полноправный и любимый член нашей семьи.

В восемнадцать лет, я уехал во Львов, где поступил в военное училище. В начале февраля 1991 года  меня вызвали в канцелярию командира роты, где вручили отпускной билет, проездные документы на поезд и сказали , чтобы я срочно ехал домой, не разъяснив причину стремительного отпуска. Предчувствуя неладное, первым же поездом мчался домой, боясь подумать о самом страшном. Ворвавшись во двор дома, первым увидел Дуная… Как часто в солдатской койке, я представлял себе встречу с моим мохнатым другом! Как он будет радостно прыгать мне на грудь , заливистым лаем одновременно ругать меня, за долгое отсутствие и одновременно радоваться моему возвращению!

Дунай серой горой  лежал возле будки. Подняв морду, узнавающе махнул хвостом и посмотрел мне в глаза… В собачьем взгляде было столько невыносимого горя, что я сразу понял все! Не стало отца….

 

Мама рассказывала позже, что когда отец уезжал  в командировку, Дунай пытался его не пустить к калитке, раз от раза перегораживая ему своим телом дорогу к ней.

А в ночь, когда папа позвонил что выезжает из Минска домой на машине, спустя часа четыре после  звонка, мама проснулась от жуткого воя. Дунай, задрав морду к ночному небу, казалось безудержно рыдал. — Дунаюшка, милый  успокойся, папа позвонил, у него всё хорошо, он едет домой. — Пыталась она успокоить пса, который зарывшись в её колени, дрожал от сотрясающей всё его тело крупной дрожи.

Много позже, сопоставив время, открылась истина. В тот час, когда завыл Дунай, машина, в которой ехал отец, трижды перевернувшись , слетела в кювет…

Спустя три недели, я, простившись с домашними и обняв Дуная, который еле переставлял лапы, убыл в училище. А на сороковой день после смерти отца, умер и Дунай. Мама похоронила его под яблоней, где так любил сидеть отец, читая свежую газету, а в ногах его непременно лежал Дунай, блаженно положив  морду на его колени,  прикрыв глаза и казалось улыбаясь своим, чистым , собачьим мыслям…

 

Дэзи

Следующему псу в  моей, а вернее, нашей жизни, (на тот момент я уже был глубоко женатым человеком имеющем в активе помимо жены, двух малолетних детей), суждено было появиться в приграничном с Китаем городе Лесозаводске.

Именно тогда я реализовал   детскую мечту  стать владельцем настоящей, восточно-европейской, овчарки! А кто из нашего поколения, детей воспитанных на лучшем сериале всех времён «Четыре танкиста и собака», не мечтал заиметь своего «Шарика», верной и умной собаки, восточно-европейской породы? А здесь , находясь с инспекцией в укрепленном районе,  сдружился за общим обильным столом  с командиром отряда, после второй бутылки горячительного, поведал ему о мечте своего отрочества.

  • Будет тебе овчарка! — Твёрдо сказал он. — В ближайшее время должна родить сука «Весна», а щенки у неё от самого знаменитого и боевого кобеля «Штыка»! Он до чёрта хун-хузов переловил на границе, не боится ни человека, ни дикого зверя.
  • Растрогавшись, я сбегал ещё за одной бутылкой, которую мы и оприходовали, скрепив рукопожатием договорённость. А ещё через месяц, принёс в дом серого тупоносого щенка, девочку. Кличка как-то сложилась в …Дэзи, так и порешили назвать, коротко и звучно. Жена принесла кучу специальной литературы с описаниями этапов развития щенков овчарки. Наша Дэзи,развивалась строго  согласно правил  и даже с опережением  сроков, прописанных в них. Ушки встали очень быстро и очень уверенно. Аппетит был отменным,  росла она прямо на глазах. Одно смущало, уж больно была какой- то пугливой и неуверенной…. Я не предавал этому особого значения, списывая на  щенячий возраст. При таких героических родителях, она  просто обязана быть отважным бойцом!

Горькое разочарование ждало меня впереди…

К году, Дэзи выросла в крупную и красивую овчарку. По экстерьеру и прочим параметрам её смело можно было отнести к элите. Кто впервые к нам приходил в квартиру, невольно со страхом прижимался к стене, когда на встречу, ему выбегала мощная овчарка. Увы единственной целью её явления, было радостное облизывание вошедшего, особенно, если это был мужчина. Лаять она принципиально отказывалась, только лёгкое поскуливание, максимум, что от неё можно было услышать.

Одной из  причин моего нравственного страдания, был вывод её на прогулку. На первом этаже жила маленькая, старая, злобная мопсиха, которая специально поджидала наш выход. Увидав спускающуюся позади меня Дэзи, яростно лая бросалась на встречу, демонстрируя желание порвать овчарку, превосходящую её по размерам раз в   десять, на сотню мелких кусочков. И моя, «гроза хунхузов», поджав хвост с дикой силой тащила меня вверх по лестнице, прочь от торжествующей мопсихи! Большего унижения для меня трудно было представить! Следующий раз, уже я нёсся впереди Дэзи, грозным своим рыком приводя в смятение старую мопсиху и понуждая её с визгом вылетать из подъезда, откуда вслед за ней,  пинком под зад, выпихивал свою «грозную» овчарку. Имитируя победу моей трусливой суки над несчастной старой шавкой….

Сильной чертой Дэзи , была её идеальная обучаемость. Все команды она выполняла если не с первого,  то со второго раза точно. Но опять же, за исключением одного НО!

Выполняла исключительно МОИ команды, напрочь игнорируя жену, не говоря уже о детях. В гарнизоне из уст в уста передавались весёлые рассказы, как её «выгуливал» мой десятилетний сын, влекомый собакой в нужном ей направлении и старательно имитирующий, что не она, а он ей управляет. Или как моя супруга, уговаривала проходящих молодых офицеров, чтобы они подозвали и придержали Дэзи, сорвавшуюся у неё с поводка.  К мужчинам она питала прямо благоверный трепет,  стоило кому-то её позвать, как она изгибаясь всем телом и усиленно мотая хвостом, буквально стелилась под ноги позвавшему. Но стоило приблизиться жене, как эта стерва срывалась, бросаясь прочь от неё. Тогда, я выходил на балкон и  с высоты третьего этажа,наблюдая оборзевшую суку, гуляющую сама по себе, подавал не громкую команду :

— Дэзи,  домой! —  Она, мгновенно  замерев, подобно «зомби» , разворачивалась на сто восемьдесят градусов, опускала породистую морду к земле и поджав хвост, трусила в подъезд. В такие моменты у меня возникал резонный вопрос, а не отвезти ли этот эталон овчарки на заставу, откуда мне её собственно подсудобили?

Но судьба распорядилась иначе. Жена, в очередной раз выгуливая Дэзи, привязала её у входа в продовольственный магазин. Когда она вышла из него, собаки не было. Кто-то, покусившись на её безупречный экстерьер, решил похитить шикарный образец восточно-европейской овчарки. Скорее всего, это был мужчина, так как сопротивления похитителю не было оказано.

На КПП при выезде из городка, подтвердили, что какая-то черная «Волга» спешно выехала из гарнизона, с сидящей на переднем пассажирском сиденье улыбающейся  овчаркой. Водителя и номерной знак автомобиля не запомнили, а мы с тайной радостью и не интересовались. Надеюсь, Дэзи и новый владелец, нашли друг друга!

Вот так, безупречная родословная и принадлежность к «породе», не есть обязательное соответствие индивида героическому,  предначертанному.

 

Жако

Это было  очаровательное создание, породы –русский Спаниэль. Появлению его, предшествовал откровенный рассказ жены о мечте её детства. Родители категорически запрещали ей и думать о собаке, раз- за разом обзаводясь котами, которые отличались разной степенью гадливости и не более. А мечтал ребёнок об английском Кокер-Спаниэле !

И вот как-то раз приходит она, уже жена, но в душе так и оставшаяся ребёнком, домой, с пылающим взором. А это верный признак того, что решение ею уже принято и желание обсудить вопрос является пустой формальностью. У соседей появились щенки от русской спаниэлихи!

  • Олег ты должен на них посмотреть! Они такие очаровательные! Нет-нет, это вовсе не означает, что мы возьмём одного щенка себе. Просто, ты должен это увидеть. Мои возражения , что это же не АНГЛИЙСКИЙ Спаниэль, о котором она мечтала столько лет.
  • Разбились встречным вопросом: — А где в Лесозаводске мы возьмём Английского?
  • Железная логика! И вот мы идём на смотрины. Ну что сказать, обратно мы возвращались с очаровательным комочком цвета шоколада с обвислыми ушками и очаровательной мордочкой, пахнущей молоком…

Так в нашей жизни появился Жако! Умный ,  красивый , ласковый спаниэлька, казалось до краёв заполнил нашу жизнь радостью и любовью, исходивших от него. Он буквально с нами «разговаривал», тыча  мордочкой и показывая конкретно, что  хочет. Или повизгивая, звал за собой, чётко зная,  что ему надо. Своим присутствием, он напрочь вытеснил воспоминания о Дэзи. Гулять с ним было одно удовольствие. Абсолютно управляемый и послушный пёс.  Приучив гулять его без поводка, он никогда не отдалялся от нас настолько далеко, чтобы потерять  из вида. Так что, кто кого выгуливает, ещё вопрос. Уезжая в отпуск и оставляя его на соседку, мы чуть ли не каждый день звонили  подробно расспрашивая  о нём. А он  скучал, с трудом перенося разлуку с нами.

Беда, как всегда, пришла внезапно – страшно. Каждую весну мы прививали его. Шла вторая весна в жизни Жако. После прививки, он как-то поскучнел… Мы не придали этому значения, полагая это нормальным, о чём нас предупредили в ветеринарной лечебнице. Но и спустя два дня, пёс не стал веселее, более того, нос был горячий и сухой, а изумительные глазки постоянно слезились. На спине, под шерстью  стали появляться гнойные корочки.  Прихватив Жако, помчался в ветеринарную лечебницу.

— Он же привит, — буквально кричал я врачу, ставившему прививку.

Диагноз поставленный доктором, прозвучал приговором-«собачья чумка».

  • Как так случилось, почему? — Он не смог мне ответить на вопрос . Два месяца мы боролись за жизнь Жако. Жена переносила в дом массу лекарств и инъекций.
  • В какой-то миг,  начиналась ремиссия, у  пса появлялся аппетит, он вновь превращался в жизнерадостного Жако. Мы радовались вместе с ним, полагая, что всё  страшное позади. Но, опять это проклятое НО! С каждым разом, вслед за улучшением, наступал затяжной период ухудшения здоровья пса. Наступали судороги и конвульсии. В глазах Жако было столько горя и страдания, что смотреть в них было невыносимо. В конце концов его парализовало… Осталось последнее средство. Пока я вёз его в  лечебницу, стоило большого труда скрывать слёзы, беспрерывно текущие из моих глаз. Всю дорогу Жако смотрел мне в глаза, как бы прощаясь и прощая…
  • Ветеринарный врач в белом халате вышел со шприцом, готовым к последнему уколу. Посмотрев в мордочку Жако, она отвела глаза и протянула шприц мне:
  • — Я не смогу его уколоть. Двадцать лет в профессии, столько собак прошло через мои руки, а вот его не могу. У него человеческие глаза, простите, не могу, вы сами. —  И протянула шприц мне, закрыв рукой лицо и поспешно выйдя из приёмной больницы.

 Зима, мела метель, я одиноко брёл вдоль реки, прижимая Жако к груди, рыдая в голос, никого не видя и ничего не стесняясь..Я просил у него прощения, за то, что предстояло мне сделать. И не мог на это решиться. Как долго я брёл по колено в снегу, не помню. Вдруг  в склоне берега я заметил небольшую естественную нишу. Это здесь. Жако уже не дрожал, он даже не дрогнул, когда игла шприца проткнула его шоколадную шкуру.  Потом я сидел над его бездвижным телом и выл по-волчьи, пока не сорвал голос…Когда совсем стемнело, уложил  тельце в земляную нишу, плотно заложив  камнями.

Домой пришёл совсем затемно, жена ничего не спросила. На столе стояла бутылка водки и какая-то закуска. Я пил водку  вперемешку со слезами, непрерывно текущими из глаз.

У нас НИКОГДА больше не будет собак!

Хрипло с надрывом произнёс я, свято веруя в мною сказанное. НИКОГДА!

Детям сказал, что Жако  увезу в Хабаровскую лечебницу, где его непременно вылечат. К тому времени я получил новое назначение в Хабаровск. Семья пока на год оставалась в Лесозаводске. Я думал, что дети постепенно  привыкнут к его отсутствию и горечь потери не будет такой острой.

Год спустя,  семья перебралась в Хабаровск. Первое, о чём спросила меня дочь:

-Папа , когда мы пойдем навестить Жако в больнице?

Мне пришлось сказать правду, Жако больше нет… Сын, расплакался, а огромные глаза дочери стали ещё больше и почернели. Но ни слезинки не выкатилось из них. Я с облегчением перевёл дух, похоже, пронесло. Какой же я был идиот! Спустя время, мы заметили , что дочь стала уходить в себя, меньше разговаривать. А спустя время, жена показала мне стопочку автобусных билетов со счастливыми номерами, которые она собирала.

  • Алеся, для чего  тебе билетики?
  • И ребёнок, которому едва исполнилось 10 лет , серьёзно глядя мне в глаза сказал:
  • — Понимаешь папа, я знаю, что у нас больше никогда не будет собаки. Но я собираю эти билетики в надежде, вдруг Жако к нам вернётся, может он не умер? Ведь чудеса сбываются?

Какое родительское сердце могло это вынести?!

Этим же днём мы по объявлению поехали смотреть щенков английского Кокер-Спаниэля.

Единственное предложение, которое мы смогли найти в большой подборке газетных объявлений.

 

НибелунгГолдВэй

Отправившись по объявлению за щенком, мы не подозревали, что попадём в семью заводчиков, занимающихся разведением премиум элиты английского Кокер-Спаниэля. Когда нас пригласили войти в комнату со щенками, я понял  что если и есть собачьи ангелы, то они передо мной!! Щенки были все до единого — прекрасны! Цвета настоящего золота, с густой волнистой, шерстью, умильно тупоносые. Самый крупный из них, сразу бросился нам на встречу. Он выбрал нас! Подхватив и прижав к себе это чудо,  осознал, он мой, никому не отдам.

Цена, названная хозяйкой , повергла в шок. Она превышала мою месячную зарплату в полтора раза! Но увидав счастьем переполненные глаза супруги , осознал, нормальная цена. Прорвёмся! -словно прочитав мои мысли, кивнула она утверждающе головой.  Через пятнадцать минут душевного общения, хозяйка  согласилась снизить цену до размера  месячного оклада. Мы ударили по рукам

Правда, она предложила нам вместо кобелька, взять сучку, так как папаша щенков, был хоть и  породистый, но весьма своенравный кобель. Дедушка  щенка, настоящий  чемпион Великобритании по породе. И видимо дурная, снобистская кровь собачьих англосаксов  передалась папаше нашего щенка. Был он  агрессивен, со  своенравным характером, чего нельзя  сказать о суке. Но держа в руках золотой комочек шерсти, ангельского экстерьера, невозможно было поверить, что это будущее чудовище.  Он уютно расположился у меня на груди, сладко посапывал, доверчиво уткнув тупоносую мордочку прямо  в моё ухо. Обменять ЕГО на другого ?! Было абсолютно невозможным!

Звали щенка-НибелунгГолдВэй, именно так было прописано в его родословной и паспорте. Менять имя мы не имели права, поэтому сократили до краткого Голд! Он действительно от кончика чёрного носа, до кончика обрезанного хвоста , казалось соткан из золотых нитей. Маленькая, живая драгоценность.

Когда я опустился на колени перед детьми и распахнув на груди шинель, явил им это чудо, восторгу их не было предела.   Глаза детей  лучились счастьем! Я с облегчением перевёл дух…Казалось Жако, с высот собачьего рая, благословил приход Голда в нашу семью.

Год был переполнен радостной вознёй со щенком. Очень активный, общительный и такой красивый, что все кто первый раз его видел, стремились прикоснуться к нему, как бы сомневаясь, что перед ними не красивая игрушка, а живой щенок. По мере взросления, он становился ещё прекраснее. Но, вновь это злополучное НО!

Любимой игрой у Голда, была возня с детьми с элементами лёгкого покусывания рук. Пока зубки были молочными и маленькими,  это не вызывало ни боли  ни опасений. Но пёс рос, выросли и настоящие зубы, очень скоро ставшими клыками. Из весёлого, игривого щенка, он превратился в молодого, сильного и своенравного кобеля.

Теперь игры с ним не были такими безболезненными,  как раньше. Увлёкшись, он мог так прихватить в игре руку, что дикая боль пронзала всё тело. Правда, он тут же отпускал укушенную конечность,  на морде проступало такое  глубокое раскаяние, что вся злость мгновенно улетучивалась. Ему в очередной раз  сходило с «рук». Горькие последствия такого попустительства  не замедлили вскоре сказаться.

Я самоуверенно считал, что смогу справиться с воспитанием Голда, полагаясь на личный опыт. А между тем, пёс взрослел, чувствуя свою силу, стал вводить в наш быт  закон собачьей стаи. В ней было   место только одному альфа-самцу. Согласно кобелячьей табели о рангах, жена относилась к обожаемой человеческой сучке, принадлежащей исключительно ему. Дети вообще в расчёт не принимались, им дозволялось кормить, гулять с ним, но не более. Им же запрещалось заходить в комнату, где находился он вместе с супругой.   Единственный, кому с ворчанием это дозволялось, был я.

Какое-то время  это забавляло, пока в один не прекрасный вечер, на моё требование – слезть с супружеской постели, он оскалив пасть , бросился на меня! Это была не игра. Это была схватка двух самцов. Я должен был победить, чтобы доказать моё главенство в «стае», в противном случае его нужно было пристрелить. Жена в страхе заперлась с детьми в спальне. А я, одев бушлат и толстые перчатки, вступил с Голдом в жестокую схватку.

Это был настоящий бой. Он, остервенело бросался на меня. Я же, подставляя локоть левой руки, облачённой в бушлат, правым кулаком бил по морде и куда придётся, стремясь стряхнуть с себя озверевшего пса. Из личного опыта знал, пёс будет оспаривать своё первенство до тех пор,  пока не окажется поверженным на спину и не заскулит, прося пощады.

После подобного «урока», вопрос о главенстве, никогда у кобелей более не возникал.  Но, не в случае с Голдом.  Наш поединок длился уже более получаса. Он категорически отказывался признавать своё поражение. Я изрядно устал, мокрый от пота, в разорванном в клочья бушлате, из дыр которого  торчала вата. Сквозь разорванные перчатки, сочилась кровь из ран ладоней, оставленных  укусами.

Зрелище ещё то!

Но и он уже не мог стоять на лапах.

Лёжа в углу и продолжая оскалившись  рычать на меня, он всем своим видом «говорил»-умираю, но не сдаюсь!

Я был в замешательстве. Здесь и не «пахло» признанием поражения… Оставалось его убить…

Минуту поколебавшись,  стянул перчатку с окровавленной руки и медленно положил её ему на голову.

Прикрыв глаза, он поднял морду и облизал мою ладонь.

Мир, но не капитуляция!  Мы оба это осознали.

Намного позже я прочитал в специальной литературе, что эта порода относится к одной из наиболее агрессивных. Её представителям присущи сильные охотничьи инстинкты, они нуждается в постоянных стрессовых ситуациях, в противном случае, у них воспаляется специальная железа,  вырабатывающая сильное гормональное вещество поддерживающее сердечную активность собаки, при сверх нагрузках, которые им категорически показаны. Это не комнатная собачка, а полноценный охотник и боец!

Знать бы раньше…

После этого инцидента, более послушного пса в округе, наверно не было. Дети перестали  бояться проходить мимо него в свою комнату, а при моем появлении в спальне, он молча забирался под кровать. Зато свою агрессию он выплескивал на дворовых псов. Уступая им в размерах, он превосходил их в бойцовских качествах. Стоило упустить его из виду , как он гнал во всю прыть королевского Дога, скачками улепётывающего от него, или сцепившись с Ротвейлером, валял последнего в пыли. К чести его надо признать, Голд  никогда не был инициатором собачьей драки.  Это  были «ответки» на хамство  кобелей в его адрес.

Но самой большой проблемой, оставалось его взаимодействие с чужим детьми на улице.

Когда ребенок видел живую красивую «игрушку», сверкающую на солнце золотыми кудрями, он тут же тянул руки, чтобы прикоснуться  к ней . И хорошо, если кто  из  родителей, или просто взрослых, своевременно это желание ребёнка предотвращал. В противном случае, Голд мог укусить дитя, не внявшее его предупредительному  рыку. К сожалению, мы не всегда могли предупредить эти нечаянные инциденты. Что впрочем нас,  владельцев пса, нисколько  не оправдывало. Хотя, ни один родитель, ни разу к нам  с  жалобой и не обратился. От   этого нам было не легче.

Да что там дети!

Хороший друг  семьи Ольга,  не менее«сумасшедшая» собачница, была абсолютно уверена, что любовь и ласка,  основа успешного воспитания самых свирепых  псов!

Под эти лозунгом она протянула к Голду  свою утончённо-изысканную, музыкальную ладонь.

В ответ  пёс ощерил клыки и угрожающе заворчал.

  • Оля немедленно убери от него руку, он и укусит. — Предупредила жена.
  • — Ещё ни одна собака меня не кусала! — Гордо парировала Оля. — Голдушка  солнышко, ути мой хороший мальчик…
  •  С этими словами она положила руку ему на голову псу….  Глухо лязгнули челюсти. Лицо укротительницы собак мгновенно побелело до синевы, а прокушенная с двух сторон ладонь , неестественно обвисла. Ни стона не вырвалось из уст Ольги, только прикушенная  губа и почерневшие глаза говорили о боли, которую она испытала. С криком я рванулся к псу.
  • —  Олег, не тронь его, он не виноват! —  Крик Оли остановил меня. —  Он предупреждал, это я дура, не послушалась… Жена захлопотала накладывая повязку на прокушенную ладонь. Боль от укуса не проходила,  а становилась сильнее. Я провёл пострадавшую в санитарную часть, а от туда, её отправили на санитарной машине в госпиталь. Рентген показал — двойной перелом кисти.   В рапорте на имя командира части, Оля написала,  что возвращаясь со службы, была атакована бродячей собакой, которая и нанесла ей  роковой укус. Ей предоставили внеочередной отпуск для поправки здоровья, а медицинская страховая компания выплатила весомую денежную компенсацию.

Через неделю она пришла к нам в гости с коробкой конфет. — Голдик, обратилась она к нашему спаниелю, я совсем на тебя не сержусь! Благодаря тебя у  меня появилось новое золотое колечко с бриллиантом! И продемонстрировала его на пальце, ещё белом , после недавно снятого гипса.

Каждый раз после происшедших инцидентов, пёс , казалось был готов умереть от осознания своей вины . И нам верилось, что вот уж теперь, точно подобное не повториться.

Но, увы…

Последней каплей, переполнившей чашу терпения, был укус руки дочери, когда она пыталась вытащить колючку из его шерсти. Ребёнок горько рыдал не столько от боли, сколько от непонимания, за что её укусили? Голд забился под кровать и категорически отказывался оттуда вылезать. Стало очевидным  надо срочно что-то предпринимать, держать дальше в квартире его становилось  опасно.

Я вспомнил, как сосед–охотник, не раз восхищённо цокал языком, глядя на Голда.

  • Классный охотничий пёс пропадает почём зря! — Не раз говорил он. У него самого была русская спаниэль Герда, с которой он частенько выезжал утковать.
  • — Слушай, — обратился я к нему. Может, твоим друзьям нужен охотничий спаниель, только сам понимаешь, мне нужны гарантии, что он попадёт в хорошие руки. Кстати, у хозяев в деревне, где мы останавливаемся, когда ездим на охоту, тигр задрал собаку. Они пожилые люди и просили при случае привезти собачку, взамен утраты. — Что, на прокорм тигру?!! — Да нет, тигра давно отогнали. Зато там простор, а любить его будут, не переживай , как малое дитя!
  • На семейном совете, тяжёлое решение было принято окончательно, отдать. Голд,  казалось, всё понял, без возражений дал одеть намордник и понуро плёлся вслед, пока я вёл его к машине охотников:
  • — Мужики, об одном прошу, если вдруг что не так пойдёт , привезите обратно!
  • — Не сомневайся, мы 10 лет ездим к ним на охоту, люди хорошие. Да мы и сами собачники, в обиду Голда не дадим!

А через пол года, нам прислали полный фотоотчёт о счастливой жизни НибелунгаГолдВэя в деревне. Первым делом он передрался со всеми деревенскими кобелями, заявив о своём лидерстве. Перелюбил всех местных сучек, значительно увеличив поголовье деревенских собак с примесью благородной англицкой крови! Все местные охотники обожали ходить с ним на охоту. По птице работал филигранно. Чётко принимая стойку на дичь и поднимая её на крыло под выстрел . Мужики без добычи с охоты с ним не приходили и звали его –фартовым Голдом. На досуге любил погонять коровье стадо.

А спал исключительно в постели с хозяйкой дома, которая ради такого дела, отселила не особо возражающего деда на диван. Пёс обрёл своё НАСТОЯЩЕЕ собачье счастье!

И мы  окончательно успокоились о его судьбе.

  • — Нет, теперь уж точно, больше собак у нас НЕ БУДЕТ!
  • Твёрдо заявил я семье, стараясь не замечать их саркастических улыбок.

 

 

Челси

  • Дорогой! В соседнем подъезде ощенилась сука породы карликовый пудель! —

Едва переступив порог квартиры , начала свой речитатив жена. Горящий взгляд и решительность интонации, не оставляли сомнений.

  • И ты должен непременно их увидеть!-продолжил я за неё. Ничуть не смутившись — они такие хорошенькие! Заявила она. — Но это вовсе не значит, что мы возьмём одного из них себе, — закончил я её мысль.
  • — Вот видишь, ты сам всё знаешь. Радостная улыбка жены была мне наградой.
  • — Ириша, тебе мало было Голда?
  • — Милый , ты всё сам решишь, просто зайди и посмотри, я даже не хочу, чтобы у нас была собака. Но щенки такие забавные и персикового цвета.
  • — Не обещаю, будет время забегу. Карликовый пудель, уж больно гламурная порода, ты представляешь  меня с персиковым  пуделем?!
  • — Ну, я же не прошу брать щенка. Мне просто интересно твоё мнение. Я сказал, после Голда , у нас в доме НЕ БУДЕТ СОБАКИ!

С силой хлопнув за собой дверью, я вышел из подъезда. Всё,  хватит с меня собак. Последнее время как-то не везёт с ними. Так ворча себе под нос, я незаметно оказался перед дверью в квартиру, из-за которой раздавалось щенячье повизгивание…

Через двадцать минут, открыв своим ключом дверь , предстал пред глазами дражайшей супруги. Что случилось? Я распахнул обшлаг шинели.

  • — Ты всё же взял щенка?!! К ней в руки буквально свалился кучерявый, очередной, собачий ангел , персикового цвета. 
  • — Ты же сказал, что не будет у нас собак?
  • — Так мне её  унести?
  • — Ни за что!

Так у нас  появился очередной член  семьи, собачей породы карликовый пудель. Это была девочка,  назвали её Челси. Почему Челси? Да это имя как то само собой всплыло  в голове и легко легло на язык, гармонично слившись с кучерявым созданием! Тогда, глядя на это милое создание, я и представить не мог, какую огромную роль в моей жизни ей предстояло исполнить!

Челси в своём щенячьем детстве мало чем отличалась от своих предшественников. Была так же мила, непосредственна и послушна. В отличая от Голда , её предпочтения были на моей стороне. Но эти предпочтения высказывались так нежно и ненавязчиво-трогательно, что нисколько не обременяли. Единственная проблема, до года она писала в квартире. Как бы мы часто не старались её выводить, малую нужду она справляла дома. Супруга с её повышенной, обусловленной профессией, тягой к гигиене и чистоте, была не в себе. Причём, когда Челси внезапно присаживалась в квартире по «маленькому», на её морде,   в выражении глаз было море страдания от понимания совершаемого ею «злодеяния», но ничего поделать с собой маленькая собачка не могла. После совершённого, она забивалась под кровать , никто её не ругал, но  страдала Челси искренне, жалобно поскуливая.

Как-то раз, в отчаянии, жена в присутствии Ольги, подруги семьи и безумной «собачницы», заявила?

  • Нет больше сил терпеть эти постоянные посцыкушки, отдать её, что ли? Челси, присутствующая  при этом разговоре, встала и еле переставляя лапы поплелась под кровать.
  • — Вот что подруга, — ответила Ольга, глядя вослед несчастной собаке, — я заберу Челсика себе, но когда ты одумаешься, обратно не отдам!
  • Больше подобный вопрос у жены не возникал. А через год, собака все свои гигиенические дела стала совершать исключительно на улице. Случалось, мы забывали её выгулять целый день. Спохватившись мчались домой, едва открыв дверь видели вытаращенные глаза бедного создания, которое пулей неслось во двор, спеша там облегчить мочевой  пузырь и кишечник, чуть ли не по человечески издавая звуки облегчения. В такие моменты мне становилось очень стыдно перед этой крохой, за те муки, на которые я её обрёк.

Она была фантастически послушна, во время прогулок я подавал голосом команды: направо, налево. И не было случая, чтобы Челси ошиблась в их исполнении, под восхищёнными взглядами других собачников,  волокущих на поводках своих псов.

Правда, была у  неё в самом начале одна вредная  привычка, хватать пастью с земли, что не попадя. Но с  ней мы расстались очень быстро. Помогло школьное хулиганистое детство.  Сделав из проволоки рогатку и накрутив из бумаги «пулек», следовал поодаль за ней. Стоило Челси приблизить пасть к предмету на земле, следовала команда «Фу»! И одновременно бумажная пулька впивалась в  округлую попу карликового пуделя.  Трёх уроков хватило, чтобы напрочь отбить эту пагубную привычку.

Спустя год, Челси так обросла шерстью, что получился сплошной шар из кучерявой шерсти, в котором с трудом угадывались ноги и нос. Записав на стрижку, с волнением ожидал своего пуделя в новом обличье. Через час, мне вернули её в каком-то изменённом состоянии… Она не могла фиксировать взгляд на одном предмете, ходила по кругу пошатываясь и судорожно позёвывая… Было очевидно , что собаку либо чем-то напоили, либо обкололи. Но это было недоказуемо. Приглядевшись внимательней к стрижке,  понял, ничего сложного в ней нет, значит буду стричь сам. Так и собака и бюджет будут целей.

Первая стрижка была с визгом, кровью и матами. Маты были мои, визг и кровь Челси. Но, терпение и труд –всё перетрут. В дальнейшем, визг и кровь исчезли, хотя маты….

Зато войдя во вкус, в стрижке пуделя я достиг высот известных.  Более того , сам процесс стрижки меня успокаивал. Поэтому когда с работы  приходил злой и раздражённый , первым делом молча брал упирающуюся Челси на руки  и наводил красоту при помощи ножниц и расчёски! Таким образом,у собаки, всегда была сезонная стрижка,  ничуть не хуже чем от элитных собачьих парикмахеров!

С появлением первой течки, возник резонный вопрос? будем ли сводить с кобелем? Челси явно и активно проявляла все признаки сексуальной озабоченности,  напрочь забывая о   воспитанности и сдержанности, свойственным девушкам благородного происхождения. Если уж и сводить, то с самым лучшим и достойным! По объявлению в газете  нашли предложение от чемпиона России по породе.

Придя по указанному адресу  с женой и Челси под мышкой, увидели смущённого мужчину.

  • Понимаете, — начал он свой печальный рассказ. Разведением собак, занималась моя супруга. Детей у нас не было и всю свою нереализованную любовь к ним, она переносила на, «братьев наших меньших». К сожалению, с годами эта  страсть приобрела гипертрофированные формы, кобелей она буквально очеловечивала. Одевала их в специально сшитые костюмы.  Сам процесс «сведения» собак, приобретал характер свадебной церемонии. На ней «невеста» непременно должна   быть в фате и свадебном платье. А жених, как и положено, во фраке  с «бабочкой». Приглашались гости (собаки) на церемонию, для них накрывалось специальное угощение. Добром это не могло закончиться. За неделю до нашего визита, хозяйка кобелей, рано утром распахнув окно спальни, шагнула с подоконника пятнадцати  этажной высотки…
  • Понимаете, — смущённо говорил мужчина, — кобели-то домаё, на как это делать, «сводить» собак, я не знаю, эти занималась исключительно покойная жена.
  • Да что тут хитрого, на улице собаки этим занимаются прекрасно без всяких фраков! Уверенно ответил я, запускайте вашего жениха.

Дверь распахнулась,  в комнату ворвался молодой ухоженный чемпион России по породе. Он был прекрасен! Того же цвета, что и Челси, но аристократически утончённый. Наша девочка рядом с ним, казалась коренастой деревенской простушкой попавшей в общество изысканного аристократа. Челси взволновала его. К нашему удивлению, наша визави , готовая в гарнизоне   любому дворовому кобелю оказать повышенные знаки внимания, к аристократу проявила явную агрессию.  Минут десять мы тупо наблюдали, ожидая что природа возьмёт своё и «аристократ» справится самостоятельно с мужскими обязанностями. Однако,  его суетливый бег вокруг Челси, неумелые попытки пристроиться к ней с самых разных сторон, но только не с той, которой надо, ни к чему не привели.

Через 10 минут, хозяин кобеля, задумчиво сморщив лоб, изрёк:

— Ему надо помочь. Как? Если бы я знал! Жена как-то это делала… Давайте я буду держать Челси, а вы помогите и направьте своего воспитанника в нужном направлении.

— А может наоборот, я буду держать вашу Челси , а вы как-нибудь направите моего  кобеля? — Просительно произнёс он.

— Вот ещё! Возмутился я, мы за удовольствие вашего кобеля  платим!  Так что будьте любезны соответствовать заявленной высокой вами цене!

Приступили.  , обхватив Челси за шею,  зафиксировал её в нужной позиции.  Хозяин кобеля,  пристраивал своего скулящего от нетерпения высокооплачиваемого «жигало» сзади. Прикосновение к Челси, превратило «чемпиона» в подобие бешенной швейной машинки, с сумасшедшей скоростью совершающей возвратно поступательные движения. Но все они  были мимо цели, а потому  безрезультатны. В самый  ответственный  момент, когда казалось «победа» была близка, кобель, жалобно взвизгнув, обессиленно рухнул на пол,  суча лапами и судорожно дыша.

— Ему нужен отдых, стерев со лба капли пота, —  заявил хозяин.

— Нам тоже,  — снимая мокрый до нитки китель, под которым была совершенно мокрая от пота  рубашка, согласился я.

Через минут двадцать,  отдохнувший кобель, стал проявлять заинтересованность к Челси. Мы повторили процедуру, поменявшись местами. Теперь он  держал Челси, а я помогал  кобелю, исполнить «мужской долг» .

Увы,  двадцать минут мучений не дали никакого результата.  Вконец измотанные и мокрые до нитки, мы сидели с мужиком на полу, едва переводя дыхание.

  • Слушай, если у тебя такой бестолковый пёс, может  личным примером покажешь ему  что и как нужно делать!  Мужик смущённо пожал плечами, боюсь, у меня это получится  хуже, чем у него.
  • — Ладно, меняемся местами и предпринимаем третью попытку!
  • Взгляд Челси обращённый ко мне, казалось, молил -Ну сделайте уже  ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ!
  • Отпоив кобеля сливками для восстановления  потенции, предприняли третий безуспешный заход!
  • — Ребята, — взмолился мужик, давайте я попрошу подругу жены завтра помочь нам? Она присутствовала во время таких процедур и наверняка, знает как правильно это нужно делать.
  • — Раньше не мог предложить?  Только на этот раз без меня, обернулся я к жене, у меня служба.
  • — Хорошо, обречённо вздохнула супруга.

На следующий день жена, дочка и Челси отправились по известному адресу. Всё произошло как надо. Женщина была на месте, вся процедура отняла не больше 15 минут. Вот что значат умелые женские руки!

Щенки появились в срок! Семь (счастливое число!) персиковых мохнатых комочков, барахтались в специально изготовленном мной ящике . Челси вела себя как заботливая мамаша, следя,  чтобы щенки были накормлены и вылизаны. А «ребята» отличались хорошим аппетитом и по мере взросления, высасывали бедную Челси до «донышка», вводя её в судороги. Когда малыши подросли,  лично им купировал хвостики строго по науке с соблюдением всех мер антисептики. Пришло время расставаться с ними. Я дал объявление в газету, цену выставил умеренную. К моему удивлению, щенков разобрали очень быстро. Всем новым хозяевам  оставлял номер своего телефона, с тем, что бы при возникновении проблем, могли со мной связаться. Никто так и  не позвонил.

Спустя пару лет,  находясь в очередном «озабоченном» состоянии, во время прогулки, Челси вероломно сбежав от меня к кобелю «дворянской» породы, обитателю мусорных баков, совершила акт любви.   Всё произошло быстро и качественно. Что значит«конкретный дворовый пацан». Щенки (снова семь!), гладкошёрстые, тупоносые, все в  папашу, появились в срок! После купирования хвостов, раздал их бесплатно деревенским жителям как щенков от карликовой пуделихи! И вновь —  ни одного возврата!

Эти периодические «женские» неприятности, были единственной проблемой связанной с Челси. В такие дни мы выводя её  на прогулку, одевали поводок и кокетливые женские трусики. Было забавно наблюдать со стороны как жена ведёт Челси  а вслед ей, выстроившись строго по ранжиру, шаг в шаг,   следуют королевский дог, ротвейлер, колли, спаниель,  замыкает шествие маленькая, но длинная такса. Зрелище было настолько трогательное и комичное, что редкий прохожий  мог сдержать улыбку. За исключением одного человека — жены. Ей, испуганно оборачивающейся через плечо на чёткий строй «страждущих» кавалеров, было явно не до смеха!

Шли страшные девяностые, приходилось помимо службы, хвататься за любую работу, которая могла принести хоть какой-то доход. Зарплаты платились с большой задержкой. Но к 1998 году удалось выйти на определённый уровень стабильности.  Вопрос еды  постепенно отошёл на второй план. В доме стали появляться новые вещи, стал обновляться гардероб как детей, так и наш. Казалось, жизнь налаживается.

Было решено  на семейном совете приобрести автомобиль. Недостающую 1000 долларов, занял у родной сестры, в полной уверенности, что в течении года отдам. И тут грянул чёрный август 1998 года! Рубль обвалился, доллар взлетел на фантастическую высоту. В стране был объявлен дефолт. Фирмы банкротились,  задержка зарплаты возросла до полугода, за квартиру нечем было платить.

Каждый день возникал страшный вопрос, чем кормить детей?! Начались регулярные требования возврата долга со стороны моей сестры, транслируемые через маму. Со стороны родственников жены — бросать всё и переезжать в Белоруссию. Те приработки, которые позволяли сводить концы с концами исчезли как утренний туман.

Каждое утро на первом этаже поджидала соседка с напоминание о возврате 100 долларов занятых на месяц. Чтобы как-то рассчитаться с долгами, машину, которую приобрёл за 3500 долларов, с трудом продал за 700, из которых на руки получил только 400, остальные отжали бандиты. Каждый день думалось, что всё , хуже быть не может! Но следующий день убедительно доказывал — МОЖЕТ!

В конце концов, жена не выдержала. Под влиянием обстоятельств и настоятельных требований своих родителей, забрав детей,  уехала на месяц в отпуск в Белоруссию.  Я остался один, по уши в долгах, преследуемый кредиторами, самыми беспощадными из которых были мои ближайшие родственники.

Тогда я узнал, что такое настоящая депрессия.  Возник  страх перед окружающим миром. Мысль  выйти из квартиры, вызывала  панический ужас. Есть ничего не хотелось. Днями и ночами, неподвижно лежал на диване, боясь о чём либо думать, сна не было. Казалось, весь мир ополчился против меня. День сменялся ночью бесконечной чередой.

И лишь единственная живая, теплая, душа была рядом.

ЧЕЛСИ!

Все эти дни и ночи она тихонько устроившись  на моей груди, смотрела  в глаза своими всё понимающими, сопереживающими бусинами. Её дыхание, сливалось с моим.

Её присутствие   не давало мне окончательно погрузиться в мир одиночества и отверженности.  Было абсолютно всё равно, что будет со мной, но в глубине души оставалась благодарность к этому маленькому, трогательному созданию.

Ответственность за её жизнь, заставляла меня через силу вставать, выходить на улицу, гулять, покупать ей корм. Сам  питался тогда одними пряниками и чаем. Так постепенно, шаг за шагом, она спасла меня.

Через десять лет, когда я менял старую фотографию, на «свежую»  в личном  деле. Кадровик взглянув на старое фото с удивлением взглянул на меня .

  • Это ВЫ?!  Со старой фотографии  на меня смотрело  затравленное, измождённое существо с безумным взглядом. — Да, это  я …  Фото той поры безжалостно напомнило мне о том, страшном периоде моей жизни .

А тогда я практически заново учился общаться, ходить, а не пробегать испуганно открытое пространство, спать, сначала с открытыми, а потом и закрытыми глазами. Учился уважать себя, ловя  преданные взгляды Челси. Я был ЕЙ НУЖЕН!! В этом было моё спасение!

Так маленькая собачка с «большим» сердцем, спасла жизнь большого человека с «выжженной пустыней» в груди.

Чем больше я думаю об этом, тем чаще прихожу к мысли, что ангелы хранители присутствуют в нашей жизни постоянно и рядом.  Просто в силу своей гордыни и невежества, мы не готовы их увидеть, признать и принять!

Челси прожила с нами по собачьим,  да и человечьим меркам,  большую жизнь. Шестнадцать лет. К своему шестнадцатилетнию , она подошла почтенной матроной . Шерсть уже не так блестела, подагрические лапы не сгибались, она практически ослепла, но слух  и обоняние были такими же острыми как и раннее. Характер стал под стать возрасту, сварливый и склочный. Было очевидно, что Челси «уходит».

Жена всё чаще стала заводить разговор о приобретении щенка йоркширского терьера. Ты хочешь променять нашу умницу Челси  на тупую забаву узколобых блондинок? Интернет переполнен фото девиц с йорками на руках! Нет, нет и ещё раз НЕТ! Уж этой гламурной собаки у нас в доме НИКОГДА не будет!

А через месяц, придя домой, я увидел жену со щенком йоркширского терьера на руках… Его подарил жене наш сын.

На этот раз я отнёсся к появлению щенка настороженно и предвзято. Мне казалось предательством по отношению к Челси приводить в дом при её жизни другую собаку. Но появление Буча, а именно так я назвал пса, казалось, вдохнуло новую жизнь в едва передвигающуюся «почтенную старушку». Почему Буч? Да это имя как то само собой всплыло  в голове и легко легло на язык, гармонично слившись с мохнатым и курносым созданием! Челси стала кокетлива, игрива, даже передвигаться стала лёгким галопом, запрокидывая в верх полуслепую голову.  У неё появился аппетит, вновь заблестела шерсть. С полной уверенностью можно сказать, присутствие Буча подарило Челси дополнительный год жизни!

Ушла она спокойно, не хлопотно для нас, так , как и жила …

Навсегда оставшись в моём сердце  маленьким, собачьим  ангелом-хранителем.

Буч

 

История этого сабако-человека только начинается.

Но он уже успел при своих скромных размерах, заполнить нашу жизнь до краёв, своей,  неуёмной харизмой!

Когда о нём говоришь, или пишешь, губы невольно растягиваются в улыбку. Каждый раз, когда в нашей семье появляется новая собака складывается впечатление , что от предыдущих она, каким то неведомым образом переняла самые лучшие качества.

Буч, это сублимация всего самого лучшего!

Красив, умён , воспитан.

Но есть одна только ему присущая черта. Он настолько харизматичен, что общение с ним доставляет не проходящую радость и удовольствие!

Начать с того, что ещё в щенячьем возрасте  перенял от Челси навыки самостоятельного гуляния и умение различать право и лево.

А ещё он тогда же заметил, что  умение сидеть вертикально на попе столбиком, умиляет нас.

Теперь, когда он чего то хочет добиться, просто садится на попу и следя за объектом притязания своими «бусинами», находится в такой позе  до тех пор, пока не получит желаемое.

Кто может устоять от такой  выразительной мизансцены?

Обожает супругу, позволяет ей делать с ним что угодно.

Кажется, что любое её прикосновение  доставляет ему неземное удовольствие. Если она  разрешает прилечь рядом на постели, собака расстилается мохнатым ковриком, опасаясь неловким движением спугнуть миг блаженства.

Когда я его забираю к себе, он как маленький ребёнок стремится спрятаться у неё под мышкой, заглядывая умильно  в глаза супруге, молчаливо выразительно умоляя  хоть на миг продлить блаженство.

Благосклонно получив «добро», прерывисто вздыхает, зажмуривает глаза и замирает, стремясь стать  незаметным в складках пододеяльника.

Очень нравятся молодые женщины со стройными ногами. К ним он подбегает,  извиваясь всем телом и стараясь передними лапами прикоснуться к предмету «вожделения». Выбежав из подъезда, первым делом, здоровается  с хозяевами собак, выведших своих питомцев на прогулку. При этом напрочь игнорируя самих собак.

Терпеть не может выпивох. Этот добрейший пёс, своим чистым собачьим сердцем , чувствует злых и подлых людей.

Остаётся удивляться, как из всей массы прохожих, он , по одному ему известным признакам находит их, уличая лаем и ворчанием. К таким он не подойдёт и близко, чем бы они его не заманивали.

Любимец всего двора, одним своим появлением, вызывает  улыбки и радостные возгласы:

  • Привет, Буч!

Расставшись с ним на период отпуска, скучаешь.  Скучает и он, поэтому стремишься побыстрее вернуться из отпуска, зная ,  как отчаянно тебя ждут!

Не знаю сколько нам суждено по этой жизни  идти рядом. Одно знаю точно, до конца моих дней, рядом будет такой ангел –хранитель, имя которого как то само собой всплывет   в голове в очередной раз. Легко ляжет на язык, гармонично слившись с мохнатым, кучерявым, гладкошерстым, курносым, очаровательным созданием .

И если мне, в свой час, случится предстать перед Всевышним, хочется верить что рядом со мной будет, моя маленькая, ангельская, адвокатская стая хранителей…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан