LiveZilla Live Chat Software
Главная / Литературная гостиная "Хайфа инфо " / Олег Мицура. Здоровая наглость и напор – залог победы! Продолжение
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Олег Мицура. Здоровая наглость и напор – залог победы! Продолжение

Наглость четвёртая

 

Нарушая временную хронологию, не могу не рассказать об этом трагикомическом случАе.

 

Накануне расформирования дивизии в Лесозаводске, из кадров округа поступило мне предложение о продолжении службы в трёх разных местах округа, на разных должностях.

Остров Сахалин — подполковничья должность, Амурская область — полковничья,

   посёлок Гаровка-2,- майорская должность, зато в семи километрах от Хабаровска.

После недолгого совета с женой, остановились на посёлке Гаровка-2.

Во-первых, всего в семи километрах от столицы Дальнего Востока, где множество высших учебных заведений, что позволяло продолжить учёбу детям после школы. Ну и во-вторых,  опять же Хабаровск, крупнейший город на Дальнем Востоке, с перспективой получения квартиры и дальнейшего трудоустройства. Так что, ничтоже сумняшеся, подтвердил свой выбор в  в пользу Гаровки-2.

Всё, что я знал о предстоящем месте службы, гарнизон вертолётчиков, должность начальника гарнизонного дома офицеров с прямым   подчинением напрямую штабу  КДВО. В декабре 1995 года  получил на руки предписание  и накануне своего дня рождения  убыл к новому месту службы.

 Рейсовый автобус ночью остановился возле заснеженного поля. Кондуктор махнула в сторону едва видных огоньков на противоположном его конце со словами:

— Вон там светится  ваш гарнизон, но по полю не иди, снег глубокий, можешь и не дойти, иди по боковой дороге, дойдёшь до забора, а там не заблудишься.

Холодно-пронзительный  ветер закручивал полы шинели вокруг ног, швыряя в лицо колкие снежинки, вздымаясь впереди небольшим снежным вихрем. Идти было не просто, а весьма непросто. Ноги то и дело проваливались по колено в заметённые снегом глубокие дорожные колдобины.

К  моменту, когда из темноты показалась серо-бетонная масса забора, в сапогах хлюпала вода. Один пролёт забора был обрушен, через него я и пролез на территорию гарнизона.

Передо мной была асфальтовая дорога, упирающаяся в какой-то большой  тёмный массив, в нижней части которого периодически тепло-призывно мигал весёлый огонёк. Справа тянулись серые жилые, пятиэтажные дома офицерского состава.

Решил идти на огонёк, так как время позднее и судя по размерам массива  — это  административное здание.  Прикрывая глаза от колючего ветра, практически не поднимая головы, дошёл до здания.

Зрелище, открывшееся мне, повергло в кратковременный шок. На мгновенье  показалось, что я стал героем фильма ужасов. Часть стены здания отсутствовала, внутри пустого проёма, в глубине помещения горел костёр. Вокруг него на стульях  сидели шесть женских фигур одетых в длиннополые шубы, закутанные до глаз в платки.. Все они курили! Картина напоминала Вальпургиеву ночь, собравшую на  шабаш ведьм. Её дополнял закопченный  чайник, весело пыхтящий паром, подвешенный над огнём . При моём появлении  фигуры прекратили разговор, молча  пожирая меня блестящими в свете огня костра зрачками глаз. Остальные черты их лиц, скрывали низко повязанные платки.

— Добрый вечер, дамы. — Несмело начал я. — Вы не подскажете, как пройти к Дому офицеров.

— А вы кто? — Хрипло раздалось из-под платка.

— Я назначенный новый начальник, майор Мицура.

— Так вы и пришли в ДОМ ОФИЦЕРОВ!

  Я — заведующая библиотекой, рядом  завхоз, дальше: заместитель по культуре, финансист, уборщица и две дежурные!

Сказать что я был огорошен, открывшимся обстоятельством — ничего не сказать! Обескураженный,  молча присел на заботливо подвинутый мне стул.

-Товарищ майор, мы так рады, что вы уже пришли к нам майором, а то присылают капитанов, те через пару месяцев получают майоров и поминай как звали! Значит, вы к нам не за званием приехали?

— Нет, за квартирой.

— Слава Богу!

— Расскажите мне, — обратился к ним, — что  здесь случилось?

Они  поведали мне печальную историю. Стояло здание до 1990 года с отоплением, со светом. Хоть и старенькое, но крепкое. Как вдруг собрался гарнизон посетить тогдашний премьер  России В.С. Черномырдин. По этому случаю был объявлен в гарнизоне большой «шухер»! Приняли решение  срочно обновить фасад. Пригнали батальон десантников и поставили им задачу, разломать фасадную стену. А после сноса её,  строительный батальон  должен был возвести новый фасад. Десантура чётко выполнила поставленную задачу. В три дня  стены не стало.

А Черномырдин за эти три дня, возьми, да и отмени свой запланированный визит. Стройбат перебросили на другой объект. Дом офицеров в зиму остался без фасадной стены. Трубы отопления прихватило морозом,  батареи и водяные трубы лопнули. А тут ещё пожар случился в актовом зале. Пожар потушили, но электропитания здание лишилось.

Короче, к моему прибытию здание три года было без  воды, отопления и электричества.  На следующий год его занесли в реестр под  снос.

— А мы, — продолжала библиотекарь своё печальное повествование, как истинные патриотки Дома офицеров, ходим на работу. Я стерегу библиотеку, завхоз кинобудку, а остальные нам помогают. За эти три года  к нам пришли поочерёдно два начальника, оба капитаны. Но с получением майорского звания, исчезали. Вы третий.

Я оглядел мрачное зрелище представшее моему взору. Стены актового зала в копоти, сверху свисают сталактиты застывшей воды. На внутренних стенах здания — серебриться иней, на них же висят батареи отопления с вывороченными наружу внутренностями. Готовые декорации к съёмкам фильма апокалипсиса.

— В общем, так, девушки, ещё не знаю как, но в следующем году у вас будет действующий туалет, тепло и свет.

Косые, недоверчивые  улыбки были мне ответом.

На следующий день я представился командиру авиационного полка, он же —  начальник гарнизона.

— С какой целью прибыл, майор? Ведь здание определено под снос, майора тебе получать не надо, уже майор. В чём твой интерес?

—  Мне нужна квартира. — Ответил я.

— Наш полк —  первый вертолётный полк в вооружённых силах СССР. Семьдесят процентов лётчиков прошли Афганистан. Сейчас каждый месяц эскадрильи, меняя друг друга, воюют в Чечне. Несём боевые потери. Нам проститься с павшими товарищами негде. Сам видел, в каком состоянии здание. Дети, как беспризорники по улицам носятся, денег не хватает на самое элементарное. Короче! Если сделаешь отопление в Доме офицеров, проведёшь электропитание — сам выберешь себе квартиру в новом строящемся здании. Поможем, чем сможем. Не сможешь —  шиш тебе, а не квартира!

— Вас понял. Разрешите идти ?

—  С Богом, майор!

Уже с января я начал бомбардировать заявками тыловые службы округа о выделении сил и средств на ремонт. Организовал публикации в военной прессе о бедствующем положении Дома офицеров. Отзывы были положительные но средств никто не выделил. Должностные  лица с большими звёздами на  погонах на мой вопрос  крутили пальцем у виска:

. Ты что, майор ? На поддержание боевой готовности частей средств нет! Какая, на хрен, культура!

Но мне нужна была КВАРТИРА!

 Семья сидела в Лесозаводске, а я отирал углы в утлом офицерском общежитии. И вдруг из местной  прессы узнаю: в марте начинаются первые в крае выборы Губернатора. Одни из наиболее вероятных претендентов на этот пост  в плане предвыборной компании посетит  близлежащий посёлок  Некрасовка.  Дорога к этому посёлку проходит мимо Гаровки -2.

Эврика! Есть план!  С ним и поспешил к  командиру полка.

—  Да ты с ума  сошёл! Меня к чёртовой матери снимут с должности за такой цирк! Я не буду принимать участия в этой авантюре. — Твёрдо сказал он.

— Командир, это единственный шанс реанимировать здание. Ты же боевой лётчик, ты же смерти не боялся! А здесь —  чиновников испугался.

— Олег, скажу тебе по секрету: в следующем году меня на повышение  должны перевести в Москву. Я не могу рисковать будущим своих детей. А если что пойдёт не  так — меня здесь сгноят. Вот этого я тебе точно не прощу!

— Добро командир! Я тебе ничего не говорил. Ты ничего не знаешь. Если что, скажешь что произошедшее инициатива долбанутого майора. Буду действовать на свой страх и риск.

— С Богом,  майор.

 Пресса подробно прописала дату, время и маршрут следования автомобильного кортежа кандидата в губернаторы в село Некрасовка. В назначенный день  возле Гаровки -2 дорогу кортежу преградил военный ГАЗ -66 с будкой.  Водитель «Шишиги» безуспешно пытался завести заглохшую не вовремя  машину.

К нему тут же подскочила целая свора сопровождающих лиц. Со стороны за происходящим молча наблюдал сам кандидат в Губернаторы, вылезший по такому случаю из представительского «Мерседеса». Вдруг, словно из под земли, перед ним материализовался молодой офицер с погонами майора.

— Дмитрий Иванович, какая удача! Разрешите  обратиться?!

Представители,  прессы и телевидения,  сопровождавшие кандидата, тут же обратили внимание на явившегося,  словно из неоткуда  персонажа.

— Ну, обращайтесь… — Неуверенно произнёс он.

— Я начальник Гарнизонного Дома Офицеров посёлка Гаровка -2. Он находится всего в 800  метрах от этого места. В нём проживает свыше 3000 жителей, среди них 800 детей. Свыше 1000 офицеров и прапорщиков,  столько же членов их семей. Полк — старейший в России, заслуженный, боевой. В современных условиях  единственное учреждение культуры —  Дом Офицеров. Он в крайне  аварийном состоянии. Помогите тысячам жителей гарнизона обрести веру в  новые власти. Помогите его восстановить!

Кандидат приосанился и явно работая на телевизионщиков, скомандовал:

–Ну, что ж, майор, вези, показывай свой «очаг культуры»!

Заглохшая «шишига» после его слов внезапно завелась. Все сели в машины и эскорт, возглавляемый ГАЗ-66, направился к КПП Гарнизона.

А там его уже поджидал взбаламученный, постоянно отирающий со лба пот, командир и весь командный состав полка.

— Ну что ж, полковник, — обратился к нему кандидат в губернаторы, — показывай свой Дом  Офицеров.

— Он не мой, — поспешил тот откреститься, — он отдельного подчинения!

—  Всё равно показывай!

Я взял инициативу в свои руки. Проводя экскурсию по «развалам очага» культуры, постоянно подчёркивал:

командование полка делает всё возможное для минимального поддержания его жизнедеятельности. Но полк боевой, только за последние два месяца , он потерял шесть лётчиков погибших в Чечне. У командира другие задачи, обучение и поддержание высокой боевой готовности полка. Помогите, товарищ кандидат в Губернаторы, ваше имя будет внесено в книгу почёта навсегда.

Всё это время нас снимали и записывали репортёры.

— Ну что ж, — сказал кандидат, — напишите письмо на моё имя, постараюсь помочь, если народ мне доверит.

— Гаровка-2  проголосует за вас! — Уверил я его.

Спустя 20 минут кортеж покинул территорию гарнизона.

— Мицура, — сдавленно сказал командир полка, — ко мне в кабинет! Ну, что будет? — Первый вопрос, который он мне задал, выгнав  всех остальных из кабинета.

— Уверен, всё будет хорошо! Время мы подобрали удачное!

-Не  МЫ, а ты, — поправил он меня.

—  Ну да, я. Ему этот МОЙ «нежданьчик» только поднимет рейтинг. С другой стороны, не помочь он не сможет! Прилюдно, на камеры пообещал.

— Садись, — сказал командир. Достав из тумбочки бутылку водки, разлил её в два гранёных стакана до краёв.

— Блин, в Афгане, на боевом, такого мандража не испытывал. А ты как? — Спросил меня.

-А у  меня — наоборот, выброс адреналина  такой, что мне пофиг всё! Мне же терять нечего.

— Ну, майор, давай, за успех нашей авантюры!

— Не НАШЕЙ, а МОЕЙ!

— Э-э, нет, это у поражения один виновный, а у победы — много участников!

— Принимаю! —  Ответил я, гранёные стаканы глухо звякнули. — За успех!

Теперь уж письмо от командира гарнизона и себя во вторую очередь, я написал на имя победившего Губернатора Хабаровского края, «старого знакомого»  Дмитрия Ивановича!

А ещё через месяц, на расчётный счёт полка, из администрации Губернатора, поступило пятьдесят миллионов ещё тех, неденоминированных, рублей, но ответственным получателем этих средств, был назначен я.

Первоначальная эйфория, сменилась скепсисом, когда выяснилось, что официально расходуя эти средства, денег хватит только на побелку актового зала. А тут командир полка  стал канючить, чтобы я дал ему денег на приобретение досок , для перестилки полов в учебном корпусе. Лётчики проваливаются, доски гнилые!

— Добро, командир, но взамен я потребую, если понадобится, бартера!

— Хорошо, будет тебе бартер.

Мы обменялись рукопожатиями.

С этого момента  я развернул кипучую деятельность. Большинство строительных материалов, необходимых для ремонта трубы, металл, радиаторы отопления, известь, менял на спирт, воинское обмундирование. Всё это добро шло через воинские склады. Деньги тратились только на тот материал, который ни за какой бартер нельзя было выменять на птице и свиных фабриках.

Самая большая проблема —  найти  бригаду строителей способных произвести комплексный ремонт здания. Строительная подрядная организация той же Некрасовки, только за ремонт актового зала выкатила счёт в 190 миллионов рублей! Это была минимальная цена на строительном рынке Хабаровска.

Решительно вошёл в кабинет начальника Некрасовской РСО:

— Петрович, честно, когда твои рабочие последний раз получали зарплаты?

— Месяца два, три назад, — сумрачно ответил он.

— У  меня к тебе предложение: ты отправляешь их в отпуска без содержания. Но даёшь им оборудование для работы. Я плачу им за работу наличкой. Тебе привожу двадцать кубов арктического зимнего топлива для техники. Таким образом, и людей на предприятии сохранишь, они деньги получат, и ты —  горючкой на год будешь обеспечен! Идёт?

— Идёт!

«Арктическое топливо» делалось смешением авиационного керосина в определённой пропорции с машинным маслом. Эту смесь в нужном объёме  полк мне «подогнал» за новый пол в учебном корпусе. Лётчики перестали проваливаться сквозь пол, в буквальном смысле этого слова!

Работа закипела полным ходом! Задник для сцены сделали из парашютного шёлка, одежду сцены женщины сшили из дешёвой китайской обивной  ткани. Кирпич для заделки стены, лично воровал на законсервированном воинском объекте.

Перечислить все виды работ невозможно, да и не интересно. Но к июню ГДО блистал вставленными стёклами окон. Свежими, побеленными потолками и окрашенными стенами. Особым предметом гордости была новая сцена, действующий туалет и сверкающие в новых плафонах электрические лампочки!

Вернулось тепло. За время ремонта я похудел килограмм на 10, нервное истощение было на грани срыва. Всё полагавшееся мне воинское обмундирование на несколько лет вперёд   выбрано и отдано в счёт проведённых работ.

Но главное — квартиру трёхкомнатную я получил в новом доме на третьем этаже! Семья, наконец, воссоединилась!

Вернулась жизнь и в Дом Офицеров. Появились действующие кружки. На сцене стали завсегдатаями театральные коллективы города, регулярно проводились концерты художественной самодеятельности,  дискотеки.

Работа коллектива ГДО вошла в рабочее русло с нормированным рабочим днём и исполнением своих рутинных ежедневных обязанностей.

 Громом с ясного неба, прозвучал звонок от моего непосредственного начальника из Штаба Округа:

— Олег, завтра по написанной на тебя кляузе приезжает с проверкой по твою душу прокуратура из Москвы и корреспондент «Красной Звезды». Будут проверять «сигнал» о воровстве тобой финансовых средств, выделенных  Губернатором на ремонт Дома Офицеров.

В ушах зазвенело, сердце сжали невидимые тиски.

-На период проверки тебя отстранили от исполнения служебных обязанностей.

Была собрана комиссии независимых экспертов из специалистов, для просчёта выполненных объёмов ремонта.

Пять дней я практически не спал, готовился к самому худшему. Ни ОДНОЙ копейки к моим рукам из перечисленных денег не пристало! Но финансовую дисциплину я нарушал. И кого волнует, что не будь этого нарушения, то возродить Дом Офицеров к жизни было бы невозможно!

На шестой день меня вызвал в кабинет прокурорский дознаватель:

—  Ну, что, Олег, тебя нужно садить!

Я спокойно отнёсся к его словам, так как уже давно смирился с этой мыслью.

— Тебе сколько губернатор выделил финансовых средств?

-Пятьдесят миллионов, — обречённо ответил я.

—  Тогда скажи, откуда ты взял  ещё дополнительно СЕМЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ миллионов?! — Прокричал он.

Я недоумевающе поднял голову.

—  Какие семьсот пятьдесят миллионов?…

— А такие, которые, как насчитали независимые эксперты, были вложены тобой для закрытия этих строительных объёмов! Причём, они считали по минимальным расценкам!

-Получается, что ремонт я сделал более чем  в сто раз за меньшую сумму, чем он фактически стоил?

— Да нет, друг, получается, что ты где-то изыскал дополнительно семьсот пятьдесят миллионов!!! Откуда деньги, Зин?!

Я сидел совершенно опустошённый.

— В общем, так, Олег: то, что сделал ты  — подвиг. . Но ты нарушал закон, вольно обращаясь с деньгами. За это я тебя обязан наказать! Давай подумаем, как минимизировать наказание. Ведь деньги за работу ты оплачивал рабочим наличкой, отчитываясь за эти суммы фиктивными финансовыми документами ?

—  Да, — обречённо кивнул я.

— Расписки от рабочих за полученные суммы у тебя сохранились?

— Конечно!

— Значит, к удержанию с тебя  будет сумма, выплаченная рабочим. Это единственный выход закрыть без тяжких последствий для тебя это дело!

— Я согласен.

— Дай пожму твою руку. Держись. Кстати, вот копия письма с доносом на тебя. Теперь ты можешь сделать с этими гадами, всё,  что захочешь!

Под написанной кляузой красовались подписи всех до одной моих подчинённых…

За что?!

И здесь на меня снизошло озарение!

Конечно, им было, за что меня ненавидеть!

Три года к ряду, они приходили на пару часов в разрушенное здание, обозначая  работу.

За эти ТРИ ГОДА они получали полноценные зарплаты, НИЧЕГО не делая и ни за что не отвечая!

И вдруг появился я, сделал ремонт и заставил их полноценно работать с 10  утра до 19 вечера!!

Было за что возненавидеть!

Собрав всех кляузниц в библиотеке, каждой вручил лист бумаги и ручку. Достал их пасквиль и зачитал  его вслух. Повисло гробовое молчание.

— А теперь  — все взяли ручки и пишем заявления об увольнении по собственному желанию. Без указания даты увольнения. Кто не захочет, будет мной уволен по статье. Прокуратура меня поддержит.

Собрав заявления, положил их в сейф и запер.

— А теперь вы будите выполнять ВСЕ мои указания чётко и в срок! Малейшее замечание, считайте себя уволенной. Все  всё поняли ?!

Дружные кивки в ответ.

—  Свободны! Пока…

Тогда, поостыв, решил, что этот коллектив с худшей стороны я уже знаю, урок который они получили, запомнят надолго и не осмелятся его повторить подобное. Как показали последующие годы, в своём предположении я  не ошибся!

Через неделю, днём, приказом Командующего войсками  круга мне был объявлен выговор за нарушение финансовой дисциплины. А вечером этого же дня, нарочным,  были вручены именные часы от Командующего за успехи в боевой и политической подготовке!

В 2005 году авиационный полк был сокращён.

Я выведен за штат.

Здание со всем оборудованием, «живое и дышащее» ,передано местной администрации.

По состоянию на 2019 год- разрушено, разграблено, актовый зал – сгорел…




------ Администрация сайта ХАЙФАИНФО КОМ не несет ответственность за содержание информационных материалов, полученных из внешних источников. Мнения, высказанные в рубрике передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции. Редакция сайта не отвечает за достоверность таких материалов, а выполняет исключительно роль носителя. Редакция как правило, не вступает в переписку с авторами. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Авторские материалы предлагаются читателю без изменений и добавлений. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора материала.

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ: