Главная / Новости / Александр Осовцов. Один, два, три… четыре?

Александр Осовцов. Один, два, три… четыре?

Предстоящие 2 марта выборы в Израиле коротко называют «третьи». Третьи они, как всем известно, потому что ни апрельские, ни сентябрьские не привели к формированию правительства. И сейчас, за полторы недели до этих самых третьих, все чаще звучат голоса аналитиков, которые по результатам предвыборных опросов не видят ни одной причины для того, чтобы правительство появилось и в этот раз — предстоящее наиболее вероятное распределение мандатов обещает сохранение статус кво-2019. 

Думаю, что это не совсем так. Точнее, распределение мандатов, скорее всего, изменится очень незначительно, а вот вероятность четвертых выборов совсем невелика. Причин так считать существует, как минимум, две. Первая из них состоит в том, что главный фактор невозможности сформировать правительство, а именно действующий премьер-министр Беньямин Нетаниягу, через две недели после выборов обязан будет явиться в зал суда, и его политический потенциал снизится скачкообразно. Вторая причина состоит в том, что все политические силы Израиля довольно заметно исчерпали свой креативный и ресурсный потенциал, нынешняя кампания идет вяло — случись четвертые выборы, никто совсем не будет знать, что делать и говорить. В общем, инстинкт самосохранения подвигнет основных действующих лиц каким-то образом закончить эту эпопею. 

Вместе с тем лично я очень удивлен практически полным отсутствием среди обсуждаемых в ходе нынешней кампании тем одной, казалось бы, очевидной и даже напрашивающейся. Речь идет о том, что как бы ни была сильна уверенность, что четвертых подряд выборов не будет, гарантий этого не существует. Любые доводы, которые приведены выше и еще могут быть сформулированы, опираются на существующий расклад и здравый смысл умных, опытных, но людей. В то время как мы все нуждаемся в радикальном избавлении от перспективы, которую когда-то охарактеризовал Остап Бендер: «Шансы все увеличиваются, а бриллиантов все нет». Очевидно, что появление бриллиантов, — а уже израсходованные в связи с длящейся второй год электоральной феерией деньги делают будущее правительство по крайней мере не менее дорогим подарком, чем соответствующее количество бриллиантов на вес, — гарантированно появятся только в том случае, если избранный 2 марта Кнессет сможет в кратчайшие сроки принять пакет законов, исключающий в будущем повторения происходящего.

Собственно, предложение на эту тему прозвучало всего один раз. Причем было это в самом начале кампании и, возможно, поэтому не привлекло достаточного внимания. Сформулировал его Либерман, и речь шла о необходимости вновь перейти к прямым выборам премьер-министра и в дополнение к этому о придании этому избранному по новой системе главе правительства права в случае неутверждения Кнессетом кабинета сформировать его по своему усмотрению на срок два года. Понятно, что второй пункт председатель НДИ предложил на основании неудачного опыта конца 90-х, когда сначала Нетаниягу с трудом сколотил разношерстную право-лево-религиозную коалицию, имевшую весьма незначительное большинство, а затем Барак не смог и этого. Собственно, и в нынешней ситуации очевидно, что сам по себе переход к прямым выборам премьер-министра вряд ли что-нибудь мог бы изменить — ни Нетаньягу, ни Ганц, а быть избранными реально шансы есть только у них, все равно не смогли бы сформировать нормальную коалицию большинства в Кнессете нынешнего состава. Поэтому вторая часть предложения Либермана не менее важна, чем первая. 

Я не знаю, почему представители других ведущих партий не выразили своего мнения по этому вопросу. Я также не знаю, готовы ли в НДИ необходимые законопроекты, которые позволят превратить сделанное предложение в механизм, не допускающий не только еще одних выборов в двадцатом, но и исключающий повторения серии «очередных внеочередных» в обозримом будущем. Я надеюсь, что такие законопроекты есть, но если их все же пока нет, то я точно знаю, что для квалифицированных юристов, которых в Израиле вполне достаточно, подготовить их — не самое сложное и долгое задание

Я считаю, что соответствующий пакет должен быть внесен в Кнессет сразу после выборов. До формирования правительства и одновременно с проведением коалиционных переговоров. Более того, эти законы должны стать частью коалиционных соглашений, что будет соответствовать интересам политической системы, общества и государства. Принятие такого пакета, помимо тактического, будет иметь и важное стратегическое значение. В зале заседаний Кнессета висит Декларация Независимости Израиля, принятая, как известно, в 1948 году. Не знаю, сколько из депутатов прошлого и настоящего ее внимательно читали, но там помимо прочего имеется обязательство принять Конституцию страны в течение года. Сейчас уже бессмысленно спорить, реально ли это было сделать за год. Но за 72 года точно реально. Полагаю, что закрепление права избранного всеобщим волеизъявлением главы правительства на формирование в случае необходимости профессионального кабинета министров — разумная мера, позволяющая достигнуть баланса сил между исполнительной и законодательной властью. Стоит ли на этом остановиться или имеет смысл в дальнейшем перейти к президентско-парламентской или даже президентской республике, вопрос весьма дискуссионный. Вместе с тем все происшедшее за последние 14 месяцев ясно показывает необходимость этой дискуссии — как в аспекте ее скорейшего проведения, так и в аспекте формирования конституционной комиссии Кнессета с разумно ограниченным сроком полномочий для выработки соответствующего проекта. В противном случае мы рискуем увидеть не в 2020-м, так в 2023-м году четвертые, пятые и какие угодно досрочные выборы подряд. Чего, по-видимому, не желает никто. Даже Беньямин Нетаниягу.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан