• Вы соблюдаете все меры предосторожности, как нужно, как заповедано всем остальным гражданам Израиля?
  • Безусловно. Хотя я считаю, что эти меры – истеричны, и их главный результат – полный обвал экономики. Я смотрю все оценки Института национального страхование. Их минимальные ожидания роста безработицы – 700 тысяч безработных в конце следующего месяца. Представьте: 700 тысяч безработных в Израиле – это просто безответственность и полный развал экономики. Что с моей точки зрения нужно сделать? Прежде всего сконцентрировать свои усилия на населении с высокой степенью риска – хостели, «микбацей диюр», дома престарелых, гериатрические больницы и т. д. До сих пор у нас вроде как нет этих самых палочек для взятия проб. Празднично объявили, что привезли наборы для экспресс-тестов, позволяющие распознать инфекцию коронавируса, но вот палочек для того, чтобы брать пробы, до сих пор нет.
  • Говорят, что это была специальная операция Моссада. Почему для этого нужно было привлекать Моссад?
  • По-моему, это специальная операция по пиару. Это чисто пиаровская акция, которая нужна была, чтобы показать, какие усилия были предприняты. Для этого не нужен никакой Моссад, для этого нужен нормальный министр здравоохранения, нужен функционирующий минздрав, а все эти пиаровские акции лишь призваны прикрыть полный крах и минздрава, и нашего центрального руководства.
  • С одной стороны, вы, быть может, успокаиваете население, что не так все страшно, а с другой, наоборот, запугиваете. Сейчас радиослушатели слышат, что у нас минздрав у нас не функционирует – в этой ситуации это не сильно бодрит.
  • Я, конечно, политик и не самый большой эксперт в области биохимии. Я процитирую вчерашнее интервью Майкла Левита. Майкл Левит – лауреат Нобелевской премии по химии, профессор Стэнфорда, который считается крупнейшим в мире специалистом в области биохимии. Он вчера объяснил: все данные, все, что вбрасывается в израильскую прессу, все политизировано. Он говорит, что будет очень удивлен, если количество летальных исходов в связи с коронавирусом превысит 10 человек. А все, что касается экономики – вот тут уже ответственность несет не какой-то господин Корона, а господин Нетаниягу. Самое страшное, что мы сегодня наблюдаем, это полный обвал экономики. Есть три вида работников – госслужащие, которым так или иначе первого числа зайдет зарплата. Есть те, кто заняты на больших предприятиях, где есть коллективные договоры, и они находятся под защитой Гистадрута. И есть множество мелких предпринимателей, малый и средний бизнес. Возьмем ресторанный бизнес. В Израиле 13 тысяч ресторанов, в них занято 200 тысяч человек. Половина работающих там – это молодежь, которая закончила военную службу и пытается заработать деньги на какое-то путешествие после армии. Они вообще оказались беззащитными: без дохода, без пособия по безработице, без ничего. Эта истерика, наверное, помогает Нетаниягу мобилизовать общественное мнение. Это единственное, что его волнует. Мне говорят сегодня друзья из русскоязычной прессы, что Нетаниягу сейчас заказал громадную пиар-кампанию против Авигдора Либермана стоимостью в миллионы шекелей, если у него есть время сегодня заниматься пиар-акциями против Либермана, тратить на это государственные бюджеты – в конце концов, финансирование партий происходит за счет денег налогоплательщика – тратить на это миллионы шекелей – наверное, это говорит обо многом.
  • Я думаю, вы единственный политик сегодня, которые не согласен со стратегией Нетаниягу по борьбе с коронавирусом, даже Бени Ганц его поддерживает. А вы даже на своей странице в Фейсбуке ссылаясь на специалистов, говорите, что меры преувеличены и это обернется катастрофой для израильской экономики. Но все-таки, какие потери, по вашему мнению, стоят того, чтобы отказаться от таких драконовских мер и поддержать экономику? Мы готовы потерять 10 человек, 100 человек?
  • Я не знаю, сколько мы готовы потерять. Я знаю, что от гриппа в этом году по всему миру умерли 250 тысяч человек. Я знаю, что от привнесенных инфекций в израильских больницах, по данным нашего госконтролера, умирает каждый год около 6 тысяч. И поэтому, когда сегодня используется коронавирус для того, чтобы набирать очки на политической арене и чтобы разваливать экономику, я с этим категорически не согласен. Я считаю, что принимаемые меры – истеричны, вся страна вводится в истерику, все высказываемые исходные оценки взяты из Apocalypse Now, а какие-то разумные данные в расчет не берутся. Я говорю это сегодня исходя из того, что публикует правительство: данные Института национального страхования и статистического бюро. С одной стороны, уже создали армию безработных, с другой – Бюро по занятости не способно обработать более 100 тысяч обращений, оно может обслужить максимум 14-15 тысяч человек в день, а количество обращений уже достигло ста тысяч. Я считаю, что эти меры абсолютно не продуманы, они принимаются единолично Нетаниягу, правительство не работает в переходный период, кабинет не собирается, комиссии кнессета, которые должны наблюдать за работой правительства, специально не создаются.
  • Вы сами подвели к этой теме, назовем ее: Эдельштейн. Известно, что вас связывают не только рабочие отношения, но вы поддерживаете или во всяком случае поддерживали до последнего времени отношения и вне работы. Говорили ли вы с ним в последние дни – вчера, позавчера – лично?
  • Нет, я вчера лично не разговаривал с ним. Мы разговаривали две недели назад, и я ему заранее сообщил, какова будет моя позиция. Никакие личные связи не имеют отношения к нашему законодательству. Впервые с момента создания Государства Израиль вопреки закону, Основному закону о работе кнессета, не созданы комиссия по иностранным делам и обороне и финансовая комиссия. Эти две комиссии, как определяет законодательство, должны работать 24 часа в сутки 7 дней в неделю, должны иметь возможность собираться и работать. Они не созданы.
  • Юлий Эдельштейн сегодня сказал, что уже в понедельник состоится голосование по поводу формирования организационной комиссии.
  • К сожалению, это заявление было сделано на неделю позже и только после того, как юридический советник кнессета написал в своем заключении о том, что невозможно отложить голосование по созданию оргкомиссии кнессета и она должна быть создана немедленно, в самое ближайшее время. Но, к сожалению, если такие вещи, которые прописаны в законодательстве и сложились на уровне традиции работы кнессета с 1948 года, сегодня ломаются, мне кажется, все это вписывается в одну линию со всем, что происходит с проблемой коронавируса, и все это говорит о полной неспособности сегодняшней власти справиться с ситуацией, справиться с теми задачами, которые стоят на повестке дня. И для того, чтобы это скрыть, вся страна вводится в истерику, и выдаются вот такие абсолютно апокалиптические сценарии.
  • Господин Либерман, вся страна, конечно, ждет-не дождется создания правительства. Тем не менее, вы меньше месяца назад, накануне выборов, заявляли, что категорически не готовы сидеть в одном правительстве с Нетаниягу, с Объединенным списком и с ультраортодоксами. Сегодня ситуация поменялась, и поменялась она в связи с коронавирусом.
  • Ну конечно. Но вы, наверно, слышали только половину моего заявления. Я четко обозначил, какое правительство нужно создавать: из двух больших партий, Ликуда и Кахоль-Лаван, которые вместе насчитывают 69 депутатов.
  • Ликуд во главе с Нетаниягу?
  • Да, конечно же, и мы готовы поддержать извне такое правительство еще семью мандатами. То есть будет 76 мандатов. Сегодня начинать длительную процедуру торговли с каждой фракцией по отдельности – кто будет занимать какие посты, кто получит какие министерства, какие комиссии, какие бюджеты – это безответственно. Поэтому все остальные партии, во всяком случае те, кто ориентируется на национальные интересы Государства Израиль, должны понять всю сложность ситуации, должны остаться в стороне и поддерживать такое правительство извне. А две большие партии должны в течение нескольких дней сформировать правительство. Это возможно при наличии желания, ведь именно такое правительство, которое бы отражало максимальный консенсус в израильском обществе, нам сегодня необходимо;
  • Если эти две большие партии, как и в прошлом раунде, не смогут договориться, готовы ли вы будете поддержать узкое правительство с поддержкой Объединенного списка извне?
  • Нет, мы ни в коем случае не говорим ни о каком узком правительстве. Узкое правительство будет неспособно справиться с задачей. Вместе с тем, ответственность прежде всего должна лежать на Нетанигу. Нетаниягу не готов отказаться от союза с ШАС и Яхадут ха-Тора. Мы раз за разом задаем вопрос о базовых принципах правительства. Мы направили официальное письмо с вопросом, готов ли Ликуд поддержать те базовые принципы, о которых мы говорили все последние годы, например, о минимальном доходе для лиц пенсионного возраста (до 70% от минимальной заработной платы), Закон о гражданских браках, о транспорте по субботам. На что нам ответили – нас интересует один вопрос, поддерживаете вы лично Нетаниягу или нет. А нас интересуют базовые принципы будущего правительства, мы не говорим ни о чьих персональных проблемах.
  • А если все-таки эти принципы не будут поддержаны, вы готовы идти на четвертые выборы?
  • Мы сделаем все, чтобы четвертых выборов не было.