Черный флаг в красном городе. События 1959 года в вади Салиб 

Городской музей Хайфы 

Куратор: Галия Авиани, Инбар Дрор-Лакс

Даты работы выставки: 23.11.19—11.10.2020

Городской музей Хайфы

11, ул.Бен-Гурион, Хайфа

https://www.hcm.org.il/rus

Выставка «Черный флаг в красном городе» освещает главу в истории района Вади Салиб в Хайфе, социальные последствия которого практически отсутствуют в городской и национальной «памяти». Выставка посвящена жителям Вади Салиба второй половины ХХ века и их историям, отражающим личную и коллективную память о городской истории, написанную «снизу». Через визуальные средства выставка пытется показать опыт меньшинства, несправедливости и отчужденности, а также развитие разнообразной и живой социальной жизни. Эта реальность способствовала процессам социальной организации и сопротивления, кульминацией которых стали протесты в июле 1959 года.

В Вади Салиб один слой скрывает другой. После израильской войны за независимость палестинских жителей района сменили евреи, которые позже были расселены в другие районы. Сегодня в Вади Салиб наблюдается всплеск строительства, и в нем живут новые жители — еще один слой, покрывающий руины предыдущих.

Таким образом, окрестности Вади Салиб находятся между памятью и разрушением. Каждое обсуждение его истории поднимает на поверхность этнические, экономические и национальные конфликты; однако, исследование истории района дает возможность для диалога между его историческими слоями и различными группами, которые его населяли.

Экскурсия по выставке «Я — Хайфовчанин» и «Черный флаг в красном городе» на русском языке состоится 11 июля в 11:30. Входит в стоимость входного билета — 25 шек.

Справка от администрации сайта.

Бунт с человеческими жертвами, когда евреи убивали евреев, произошел в 50 годы в Хайфе в районе Вади Салиб.

https://puerrtto.livejournal.com/54003.html

Проезжая через Хайфу по нижней части города, те кто здесь бывали, наверняка замечали скопище уродливых полуразрушенных строений. Плюс к тому заброшенные кладбища с покосившимися надгробиями и памятниками, замурованные окна домов, выбоины от пуль и снарядов, какие-то непонятные заборы с ржавой колючей проволокой, а то и просто горы мусора. Знакомьтесь — это и есть Вади-Салиб.

Этот район возник в самом начале XX века еще при турках, и жили здесь исключительно арабы-мусульмане (христиане-марониты жили западнее, в прилегающем районе Вади-Ниснас). К началу века в Хайфе жило немногим более 1000 евреев, что составляло лишь несколько процентов населения города. Но по мере роста еврейской эмиграции в Палестину, к провозглашению независимости Израиля евреев было уже около 40% населения города, или 80 тысяч человек. Остальную часть горожан составляли примерно 40% палестинцев-мусульман, и 20% христиан-маронитов.

В войну за независимость 1948 года отсюда бежали все арабы и район опустел.

Год 1959. Из Вади-Салиб опять бегут беженцы

Спросите — как, опять? Кто бежит, ведь вроде бы всех уже выгнали? На этот раз злой рок настиг и новых, на этот раз еврейских жителей этого многострадального района Хайфы. Как уже говорилось выше, дома палестинцев заняли еврейские беженцы из стран Магриба. Но дела с самого начала пошли из рук вон плохо. Марокканские евреи очень быстро поняли, что на своей новой родине они люди второго сорта, а евреи из Европы — правящая элита. Они поняли, что им в целом уготована участь дешевой рабочей силы, что жить им предстоит в разбитых и изуродованных арабских домах. И начали стремительно замыкаться внутри своей общины и внутри своих проблем.

Главная причина состояла в том, что выходцы из европейских стран, благодаря тесным культурным и личным связям с израильской руководящей элитой, довольно легко добивались хорошего общественного и экономического статуса, в том время как выходцы из восточных стран оказались на задворках общества. Социальный взрыв был неизбежен при таком раскладе. Марокканские евреи были убеждены, что во всех их бедах виновны евреи из Европы, дискриминирующие их во всех сферах жизни. Страстей добавил тот факт, что выходцы из восточных общин были сосредоточены в периферийных районах Израиля (Вади-Салиб очень яркий пример!), где сложилась невыносимая ситуация с образованием, работой. И уж совсем плохо было с жилищными условиями, ведь в брошенные арабские дома набивали людей как сардин в банку. И тогда подняли головы экстремисты. Возникает полу’уголовное общественное движение «Черные пантеры», наводившее страх на сильных мира сего в масштабах Израиля.

В итоге достаточно стало незначительного на первый взгляд повода (полицейский-европеец застрелил уличного хулигана-марокканца), и марокканские евреи устроили в ответ то, что израильтяне доселе не видывали — самые настоящие погромы с разграблением сотен магазинов, избиением прохожих, сожжение автомашин, забрасывание камнями полицейских. Эта первая в своем роде интифада (обычно интифадой называют палестинское сопротивление, но евреи все же были первыми!), прокатилась по всему Израилю от Хайфы до Беер-Шевы. В этих баталиях были и убитые и сотни раненных. И что самое главное — сия история имела сильнейший резонанс в Израиле. Вдруг оказалось, что отнюдь не все беды государства лежат в плоскости арабо-израильского конфликта. Выяснилось, что враждебность и разобщенность внутри израильского общества это еще большая опасность, чем внешний враг.

Так, или иначе, но жители злосчастного Вади-Салиба добились своего. Государство, действительно управляемое европейской элитой, сочло более разумным успокоить страсти, и спешно переселить бедноту из Вади-Салиба в новые кварталы города. В течении последующих нескольких лет все восточные евреи покинули свое недружелюбное пристанище и переехали в новостройки. А Вади-Салиб превратился в Город мертвых повторно. И уже навсегда, пока бульдозеры на сравняют с землей последнюю из его трущоб. Процесс идет, и, возможно, лет через 5-7 о Вади-Салиб останутся только легенды.

Постепенно Вади-Салиб исчезает, а вместо него вырастают довольно изящные здания современной Хайфы