«Это стратегически важное место, чтобы влиять на принятие законов и тормозить неуместные законопроекты»

Так объяснил новый председатель законодательной комиссии Кнессета Яаков Ашер (Еврейство Торы) причину, по которой его партия потребовала себе этот пост. «Я всего две недели на этой должности, но я уже могу сказать вам, что мы считаем это место очень важным. В будущем в коалиционных соглашениях мы будем отдавать ему предпочтение над другими парламентскими комиссиями», — отметил он в интервью Гидеону Алону, которое было опубликовано в понедельник в газете «Исраэль ха-йом». 

Это типичный материал с пропагандистским душком, типичный для этой газеты – комплиментарное интервью, которое заканчивается вопросами о творческих планах («Каковы ваши политические устремления?», «Вы мечтаете стать министром?», «Вам хватит энергии на этот пост?») с друзьями и стратегическими сторонниками Биньямина Нетаниягу. 

В самом начале автор, истекая пафосом, заявляет, что это исторический момент и историческое интервью: «Важно отметить, что назначение депутата Ашера на пост председателя комиссии Кнессета по законодательству – это историческое событие. Без преувеличений. Впервые в истории государства Израиль во главе этой комиссии будет стоять представитель ультраортодоксального сектора. Были на этом посту религиозные люди – Моше Уна, Зерах Верхефтиг, Давид Глас, Шауль Яалом, Давид Ротем, Ханан Порат и Нисан Сломянский, но никто из них не был настоящим хареди». 

Ну, если вы уже прониклись величием момента, то вот вам зарисовка, с которой журналист начинает свою статью. Вокруг суета, бегают секретарши, звонят телефоны, в приемной заходят и уходят люди. И только председатель комиссии сидит на своем кресле и спокойно, безучастно курит. Ему то Нисенкорн позвонит (министр юстиции), то Мики Зоар (председатель коалиции), но Ашеру не передается эта нервозность. Он спокойно сидит и курит. 

Потому что он «настоящий хареди». И любой вопрос, который не связан напрямую с указаниями его раввинов и благосостоянием его общины, не волнует его нисколечко…

Но, то так, к слову. 

В ходе беседы Ашер рассказывает журналисту, что этот пост Еврейству Торы предложил Ликуд во время коалиционных переговоров. Раввины благосклонно рассмотрели это предложение. «Пришло время доказать, что мы можем занимать самые центральные перекрестки политической жизни страны», — отмечает Ашер. А журналист добавляет, что при вступлении в должность этот принципиальный политик заявил, что не станет резиновым штемпелем коалиции, он намерен тщательно проверять каждый законопроект, каждое решение правительства. Ой, как мы вам верим!

Далее автор «Исраэль ха-йом» применяет манипулятивный прием, часто используемый пропагандистами. Он спрашивает, принимает ли его собеседник принцип «Живи сам и дай жить другим». С этим принципом, как показали опросы общественного мнения, согласны три четверти населения Израиля. Его неоднократно озвучивал Авигдор Либерман в течение выборного года. Но автор стремится показать, что харедим не только никак не нарушают этот принцип, но сами его поддерживают. Ашер конечно же принимает этот принцип, как и любой цивилизованный человек. А потом идет слово «но»… (в таких ситуациях все, что было сказано до слова «но», никакого значения не имеет). 

«Но нельзя забывать, — говорит ревнитель Торы, — что мы живем в еврейском государстве и считаем себя стражами религии, чтобы и наши внуки, и наши правнуки знали, что шабат в Израиле – это особенный день. Как наше государство постановило, что кинотеатры не могут работать в День Памяти, это символизирует скорбь и поминовение, так же и мы считаем, что общественный транспорт не должен ходить по субботам. Это тоже символ». 

Вот такая железная логика. Конечно, разве имеет значение, что День Памяти один раз в году, а суббота – каждую неделю. Но автор «Исраэль ха-йом» на такие мелочи не обращает внимание (помните про историчность момента?). 

Дальше автор и его собеседник переходят к обсуждению отношений религии и государства. Ашер сразу произносит волшебное слово «статус-кво» и подчеркивает, что он должен неукоснительно соблюдаться. «Это краеугольный камень нашего согласия жить в этой стране», — подчеркивает он. А дальше опять идет знаменитое манипулятивное «но»: 

«К нашему глубокому сожалению, нам становится ясно, что мы живем в стране, где не все вещи, которые происходят, сочетаются с нашими взглядами и нашей верой в то, что все евреи – поручители друг за друга», — говорит Ашер. Значение этой мудрости понять не мудрено. Если светские глупцы нарушают субботу и тем самым гневят бога, то праведные братья должны вернуть их на путь истинный, должны заставить их не нарушать заповеди, ведь они отвечают за весь народ. Трудно переоценить степень лицемерия и манипулятивности этих слов. Ведь реально, и это вам скажет любой израильтянин, ультраортодоксам глубоко плевать на весь остальной мир.

«Конечно, я буду на этом посту всячески отстаивать статус-кво, — говорит Ашер. – Конечно, мы от него не в восторге, он очень далек от наших идеалов». 

А вот дальше автор «Исраэль ха-йом» решает провести своего интервьюируемого по минному полю. И осторожно заводит разговор о призыве в армию. И здесь Ашер, прикурив еще одну сигареточку, достает новую манипуляцию. Вместо того, чтобы отвечать по сути, он начинает придираться к формалистике. 

«Была сделана попытка взять законопроект депутата Кнессета Либермана и поставить нас перед фактом, что он будет принят в своем начальном виде без единой поправки. Это для нас совершенно неприемлемо. Где это видано, чтобы законопроект проходил без поправок? Не было такого в Кнессете, а уж тем более закон по такой деликатной теме, как призыв харедим», — говорит Ашер. «Конечно, — отмечает он, — такие вопросы нельзя решать силой. Нельзя навязывать харедим воинскую службу». Если снять лицемерную маску с этих слов, то в сухом остатке остается: харедим никогда не будут служить в армии наравне со всеми. 

Дальше разговор заходит о БАГАЦе. Ашер, к большому удовольствию автора «Исраэль ха-йом», повторяет весь набор лозунгов ликудовской пропаганды о том, что у нас стерлось разделение властей, что судебная власть слишком много на себя берет, что нужен закон «в обход БАГАЦа». Но без вранья и лицемерия здесь тоже не обходится. Ашер говорит, что закон «в обход БАГАЦа» надо разрабатывать… «в сотрудничестве с судьями Верховного суда». Занавес. 

Но под закрытие занавеса председатель законодательной комиссии Кнессета выдает еще один перл, достойный наперсточника, взятого с поличным на рынке. «Я надеюсь, что наши судьи честные люди, и я за них молюсь, потому что иначе тут начнут друг друга заживо глотать. Но, с другой стороны, у них никак не получается освободиться от своего мировоззрения, в котором соблюдение субботы не имеет ценности. Так как же вы прикажете нам выигрывать в судах? Какие шансы у нас? Для этого нам нужен Кнессет, где находятся избранники всего народа». 

К сожалению, пока перспектив с обузданием БАГАЦа не видно. Злой Кахоль-лаван не разрешает, Нисенкорн смотрит не по-доброму. Но вода камень точит. «Как говорил Лапид, мы пришли, чтобы работать», — завершает Яаков Ашер свое интервью.  

Михаил Вайнберг, публицист