Маргарита Ойстрах. Мой личный Холокост

Много бед принесла евреям Вторая мировая война, которая обездолила и лишила жизни 6 миллионов наших соплеменников.

Но нередко можно услышать от наших израильских сограждан, в основном, выходцев из восточных и африканских стран, что евреи, мол, не смогли  тогда защитить себя и своих родных от произвола нацистов и их сообщников-местных полицаев, и поэтому их вели на убой, как стадо баранов.
Но что могли сделать и как могли сопротивляться врагам в тех нечеловеческих условиях беспомощные, безоружные люди – старики, женщины, дети, подростки, юноши и девушки?

  Мои близкие — родственники со стороны папы и мамы,- родились и жили до войны в Украине: в Жмеринке, Баре, Браилове, Виннице.


Это были большие семьи, которым, увы, была  уготовлена горькая, суровая судьба: почти все они погибли в годы нацистской оккупации.

  В живых остались немногие…

Мои бабушка Рива и дедушка Абрам были родителями моего отца. 

Бабушка, без преувеличения, была настоящей красавицей, ровесницей века.
В 1942 году ей было 42 года.
Жизнь деда Абрама оборвалась в неполные 50 лет.
  Нацисты не пощадили стариков, женщин и детей.
  Из родильных домов гитлеровские палачи и их верные приспешники – местные полицаи выбрасывали в окна  новорожденных младенцев, топили в проруби детей, насиловали женщин.
Дедушку моей знакомой фашисты распилили пилой. И это был не единичный случай.
Пожилым людям сбривали бороды, а потом заставляли их жевать уже отрезанные волосы.
Стариков вынуждали танцевать, петь и восхвалять Гитлера.
Потехи ради изверги приказывали жителям городов и местечек перетаскивать тяжести с этажа на этаж, из дома в дом, из двора во двор.
 
По рассказам очевидцев, которые смогли, успели вырваться из обреченной на казнь, на гибель многочисленной процессии евреев, мою бабушку Риву заставили рыть яму, а потом закопали ее заживо в той же яме…

  В образовавшихся еврейских гетто людей намеренно морили голодом, холодом, жаждой.
Многие из них болели и умирали.
В еврейские дома бессовестно и нагло врывались их бывшие соседи, которые грабили и присваивали себе еврейское имущество.
Нередко обреченные на гибель евреи кончали жизнь самоубийством.
Моей маме, после её возвращения с фронта, очевидцы рассказали, как по краю могилы одной из родственниц метался в отчаянии её маленький сынок Мойшеле.
Он искренне не понимал, почему мама не откликается на его зов. Он плакал и умолял ее встать  Ребёнка почти сразу пристрелили. Он упал прямо в яму, к матери.
Мои близкие были жертвами Холокоста.

Ойстрах ( девичья фамилия Трейгер) Ревекка,
Ойстрах Абрам, Ойстрах Яков (родной брат моего отца), Бронштейн Мойшеле, Бронштейн Суня, Бронштейн Циля, Бронштейн Хася-Рива, Бронштейн Шойль, Бронштейн Шлёма, Бронштейн Маня, Бронштейн Геня.
В огне Холокоста погибли многие мамины бывшие одноклассники, однокурсники, друзья и подруги детства и юности:
  Базя Купершмидт, Галя Волова, Саша Тарнопольский, Маша Автандилова, бывшие преподаватели Винницкой еврейской школы-семилетки №№ 7  Учатковская и Зусьман, директор этой же школы Перельман, старшая пионервожатая Сандлер.
Светлая им память!

                                            Это было

                    

                            Маргарита Ойстрах, Ашкелон

О Редакция Сайта

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан