LiveZilla Live Chat Software
Главная / Разное / Иврит уроки / Юрий Моор-Мурадов. Плюс-минус женатый человек
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Юрий Моор-Мурадов. Плюс-минус женатый человек

Утром жена, отправляясь на работу, говорит: «Я подниму тебе телефон». Нет, я телефона не ронял. И вообще, если что-то падает на пол, всегда именно я наклоняюсь, чтобы поднять – я же воспитанный человек. Почему же она это сказала? Такое происходит со многими русскоязычными людьми в Израиле, которые работают в чисто ивритской среде — их речь засоряется (кто-то скажет: обогащается) гебраизмами. «Леhарим телефон» на сленге – «позвонить». «Ани арим телефон» — она у себя на работе поднимет трубку и наберет мой номер. «Тарим телефон» – «Позвони мне».

Не дождавшись, пока жена позвонит, я звоню ей сам. И слышу: «Ани бе-эмца, ани ахзор» – «Я в середине, я вернусь». Она занята чем-то таким важным, что нельзя прервать на середине. И она перезвонит мне. «hихзир цилцуль» – перезвонил. Много раз мне приходилось слышать фразу: «hу ло махзир ли цилцулим!» Смысл: «Я звоню ему, он не отвечает и потом не перезванивает».

Мой товарищ, писатель и опытный переводчик, однажды публично пожаловался: «Я десять лет изучаю иврит, и это совсем не тот язык, на котором говорят израильтяне!» И он прав. Здесь в основном говорят на языке, который один лингвист упорно называет «исраэлит», и утверждает, что он к классическому ивриту, описанному в учебниках, никакого отношения не имеет.

Вот об этом особом языке мы сегодня и поговорим. Но сначала подчеркнем: явление это характерно для всех языков – параллельно с нормативной речью существуют и сленговые, разговорные обороты, которые и пугают иногда неофитов, изучающий язык по словарям и учебникам.

Вчера знакомый позвонил мне и посреди беседы «нафал» («упал»); он не ушибся, он «нафал ли ме-а-кав» («упал мне с линии») – прервалась с ним связь.

Человек звонит мне: «Этмоль ло hицлахти литпос отха» («Вчера я не смог тебя поймать») Нет, мы не играли в салки. Он не смог дозвониться до меня. Я удивлен: «hаити замин коль а-йом» («Я был доступен весь день»). Это не значит, что я не строил из себя недотрогу. Я сказал, что мой телефон был открыт, я находился в зоне приема сигнала. И очень странно, что мой собеседник не мог дозвониться до меня.

Вот несколько дней назад знакомая не могла до меня дозвониться, тогда я действительно был виноват. Я вернулся к ней и объяснил, почему не ответил на ее звонки: «Слиха, hаити аль шакет» («Извините, был на тихом») – телефон у меня был включен на бесшумный режим – после просмотра спектакля забыл переключить.

Теперь вышеупомянутый мой знакомый хочет встретиться со мной, но я вежливо отказываюсь: «Йеш ли а-бокер сидурим» – «У меня кое-какие дела на первую половину дня». Надо было, как мы и условились, позвонить вчера. «Сидурим» – хорошее емкое слово, берите на вооружение.

«Я звонил тебе, ба-айнаим шели«! Он глазами, своим зрением клянется, что звонил мне. Понимает, что я непреклонен, спрашивает: «Йеш мацав, ше нипагеш махар?». «Есть надежда, что встретимся завтра?» «Йеш мацав«, — сменяю я гнев на милость, возможно. Хотя вообще «мацав» – «ситуация, положение». То есть, может ли так сложиться ситуация, что мы встретимся? Может.

При встрече он рассказывает о полученном предложении, он не уверен, что стоит его принять, я советую: «Лех аль зе» («Иди на это» – соглашайся. «Кфоц аль а-hиздамнут» – воспользуйся случаем.

Он все еще колеблется, что-то не дает ему покоя. «Ма ба-рош шелха?» – что тебя беспокоит? В книжках же в такой ситуации пишут: «Ма матрид отха

Выясняется, что ему нужно сделать начальные затраты. Он объясняет: «Йеш ли беайя шель незилут, ани бе-харигот«. «Незилут» – это наличные, «харигот» на банковском жаргоне – «минус».

А на жаргоне профсоюзных боссов – это нечто иное. При каждой большой забастовке создают «ваадат а-харигот«. «Хариг» – это что-то из ряда вон выходящее, исключение из правил. Объявили забастовку служащие аэропорта, никого не выпускают из страны, никого не впускают. Но для  самолета с детьми-инвалидами, участвующими в спортивном состязании в Европе, «ваадат а-харигот» («комиссия по рассмотрению особых случаев») сделала исключение.

«АзОв отха ми-харигот«, — отметаю я сомнения своего знакомого, советую обратиться в центр помощи малым бизнесам и получить при их содействии ссуду. Если строго, то «азов отха» – не нормативно, дословно: «оставь тебя». А означает: «Перестань забивать голову». «Азов отах ми-сидурим, бои нелех ла-ям» – «Перестань возиться с делами, пошли на море», — говорю я супруге. Она отвечает: «Ло ба ли» – «Не хочется». Добавляет: «Эйн ли рош ла-ям» – «Нет настроения идти на море». А мне не хочется смотреть кино по телевизору: «Эйн ли рош ле-сЕрет«. «Ба ли лалехет ле-hацага» – меня тянет на спектакль.

«Ба ли алЕйя» = «я хочу ее». В 1970-х этот оборот считался грубым, почти неприличным. И когда талантливая Офра Хаза в музыкальной комедии «Шлягер» спела «Ба ли лиркод, ба ли лицхок, ло ба ли алейха» («Я хочу танцевать, хочу смеяться, не хочу тебя»), разразился скандал, потому что все это совершенно правильно поняли как «у меня на тебя не…» и так далее.

להרים טלפון * אני ארים טלפון * תרים טלפון * אני באמצע, אני אחזור * החזיר צלצול * הוא לא מחזיר לי צלצולים * נפל לי מהקו * אתמול לא הצלחתי לתפוס אותך *  הייתי זמין כל היום * סליחה, הייתי על שקט * יש לי הבוקר סידורים * בעיניים שלי * יש מצב שנפגש מחר? * לך על זה * קפוץ על ההזדמנות * מה בראש שלך? * מה מטריד אותך? * יש לי בעיה של נזילות, אני בחריגות * חריג * ועדת החריגות * אזוב אותך מחריגות * אזוב אותך מסידורים בואי נלך לים * לא בא לי * אין לי ראש לים * אין לי ראש לסרט * בא לי ללכת להצגה * בא לי עליה* בא לי לרקוד, בא לי לצחוק, לא בא לי עליך *

Другой мой знакомый рассказывает про своего начальника, что тот некрасиво себя ведет. Я бросаю пренебрежительно: «Азов оти мимено» – «Не стоит о нем говорить», избавь меня от необходимости слушать рассказы о нем. Товарищ не унимается, продолжает: «Ани банити алав» («я строил на нем») – я рассчитывал на него, «у ло роЭ оти ми-метер» («он на расстоянии метра меня не видит») – он в упор меня не замечает. «hу ло софер оти» («он меня не считает») – в грош меня не ставит. «hу дорЕх аль гвийОт» – «он ходит по трупам», — продолжает жаловаться знакомый.

Я товарища понимаю, ему нужно повышение зарплаты, «hу бе-коши согЕр ходеш» («Он с трудом закрывает месяц») – с трудом сводит концы с концами. «А-мацав а-каспИ эцлО аль а-паним» («Положение с деньгами у него на лице») – «хуже некуда», «финансы поют романсы». Он – «аль а-крашим» – он «на досках», на полу. Как тот боксер, который после очередного удара соперника оказался на полу.

Товарища это положение особенно злит. «hаити штей эцбаот ми-кидум» – «Я был в двух пальцах от повышения» – его вот-вот должны были повысить. Начальник не поддержал. «Штей эцбаот ми-« – «В двух шагах от-«. Помните: «А до смерти четыре шага»? Есть и на иврите песня в жанре «Письмо с фронта» с таким вот выражением: «Штей эцбаот ми-Цидон» – «В двух шагах от Сидона» (Сидон – город в Южном Ливане). В замечательном комическом сериале «Хаци Менаше» («Половина племени Менаше») драматург Эфраим Сидон шутит в жанре черного юмора: древний солдат приносит любимой подарок с фронта — «Штей эцбаот ми-Цидон» – два пальца, отрубленные у какого-то Цидона-Сидона.

А моему знакомому, о котором идет речь, не до шуток. Он продолжает жаловаться, говорит, что профессионально его начальник – ноль. «hу стам мехамЕем кисе» («он просто греет стул») – так говорят про того, кто, занимая ответственную должность, не прилагает никаких усилий, чтобы что-то сделать. «ХимЕм кисе» – «протирал штаны».

Я вижу, что в сложившейся ситуации мой знакомый «ло моце эт а-ядайим ве-эт а-раглайим» («не находит руки и ноги») – совершенно растерялся.

Одна надежда: начальник уволится. «Ниръа леха?» – выражаю я сомнение. Тебе кажется? Ты считаешь такой выход реальным?

«Может, его куда-нибудь переведут?» – высказывает он робкую надежду. «hаита мет» («ты бы умер») – размечтался, — возвращаю я его на землю. Имеется в виду следующее: «Случись такое – ты бы умер от счастья».

«hу рашам эт а-тафкид аль шмо ба-тАбу» – («Он записал эту должность за собой в табу, земельном реестре») — ухватился так крепко, что не отдерешь. Помнится, когда шел трудный процесс формирования нынешнего правительства, журналисты пытались подразнить Авигдора Либермана и сказали ему, что Яир Лапид зарится на должность главы МИДа, на что Либерман с усмешкой ответил, что он готов уступить: «Ло рашамти эт тик а-хуц аль шми ба-Табу«. («Я не записал портфель министра иностранных дел на свое имя в Табу»)

«Может, мне самому уволиться?» – советуется со мной товарищ. «Зе опера ахерет» («это другая опера») – это уже другое дело, — соглашаюсь я. «Зе ло хатуна католит» – «Это не католический брак», при котором развод невозможен.

Но ему нелегко на такое решиться; он далеко не юноша, недавно в очередной раз «hихлиф кидОмет«. Обычно «кидомет» – из области телефонов. У каждого региона в Израиле – своя «кидомет» («предваряющая»), начальные цифры номера. В Тель-Авиве это 03, в Иерусалиме 02 и так далее.

Если речь идет о человеке, то имеется в виду возраст. Когда человеку исполняется 30, 40, 50, 60 и так далее, то есть, когда он переваливает через очередное десятилетие – он «махлиф кидомет» – меняет первую цифру.

Короче, мой знакомый «яца гевер» («оказался мужчиной») – показал себя настоящим мужчиной, нашел другую работу и теперь процветает. Хочешь преуспеть – нужно действовать. «Аф эхад ло яви леха эт зе аль магАш» — Никто не принесет тебе это на тарелочке с голубой каемочкой («аль магаш» – «на подносе»; еще говорят: «аль магаш а-кесеф» – «на серебряном подносе»). «Эйн хохмот» – тут не схитришь.

אזוב אותי ממנו * אני בניתי עליו * הוא לא רואה אותי ממטר * הוא לא סופר אותי * הוא דורך על גבויות *  הוא בקושי סוגר חודש * המצב הכספי אצלו על הפנים * על הקרשים * הייתי שתי אצבעות מקידום * הוא סתם מחמם כיסא * חימם כיסא * לא מוצא את הרגליים ואת הידיים * נראה לך? * היית מת * הוא רשם את התפקיד על שמו בטאבו * לא רשמתי תפקיד שר החוץ על שמי בטאבו * זה אופרה אחרת * זה לא חתונה קתולית * החליף קידומת * מחליף קידומת * יצא גבר * אף אחד לא יביא לך את זה על מגש הזהב * אין חוכמות *

Недавно решили навестить этого знакомого. Приехали в его город, ищем нужную улицу. Спрашиваем у прохожих: нам нужно туда-то и туда-то. «Анахну ба-кивун?» («Мы в направлении?») – то есть, мы в верном направлении?

Он обрадовался нам, стал суетиться, тащит все из холодильника на стол. «Торид тУрим» («сбавь обороты»), — охлаждаю я его пыл. Потом, как водится, выпили за встречу. Хозяин каждые пять минут предлагает тост. Опять останавливаю его: «Торид турим«. «Ма нисгар итха?» («Что с тобой закрыто?») – что за странное поведение? Это выражение уже становится обыденным, недавно придумали улучшенную версию: «Ма нитрак итха?» «Литрок» – захлопнуть дверь. «Что с тобой захлопнуто?» – со смыслом: что причиной твоего столь странного поведения? «Ма боэр?» («Что горит?») – чего гонишь, как на пожар? Обычно говорят: «Ло боэр ли» («У меня не горит»), мне спешить некуда. На радиостанции Галей ЦАХАЛ по утрам идет передача «Ма боэр«, посвященная жгучим темам.

У этого моего знакомого изменения к лучшему во всех направлениях. «hу ала аль а-пасим» – Он встал на правильные рельсы, вернулся в колею. Еще недавно был человек разведенный, теперь в его личной жизни – «пЕрек бет» – «вторая глава»: он вступил в брак во второй раз. Его избраннице на вид «плюс-минус арбайим» – примерно 40 лет. «Плюс-минус» = «примерно». Я слышал, как однажды на вопрос, женат ли человек, тот ответил: «Плюс-минус«. Можно сказать, женат. Но не совсем. Примерно женат. Если «перек бет» – это второй брак, то «моэд бет» («вторая дата») – это переэкзаменовка и вторая попытка вообще.

А мой знакомый и его дама — любят ли они друг друга? «Эйзе шеэла!» – Спрашиваешь! Он встретил ее на каком-то вечере. Как только увидел – «нафаль ме-а-кисе» («упал со стула») – был поражен. Тут все очень хвалят новый фильм, я посмотрел – «ло нафальти ме-а-кисе» – он на меня большого впечатления не произвел.

К чести моего знакомого следует отметить, что он «ло гарАр раглайим» («не таскал ноги») – не тянул время, не мешкал. «ГорЕр раглайим» («таскает ноги») – медлит, «телится». Он сказал себе: «тен газ» – «прибавь газу», поторапливайся – сразу купил бриллиантовое кольцо, сделал предложение.

И это несмотря на то, что «добрые люди» пытались остудить его пыл, говорили ему, что он рубит дерево не по росту: «мехавен гавоа мидай» («целится слишком высоко»), замахнулся слишком высоко. Они поехали «свадебным» теплоходом на Кипр, где и расписались. Церемония бракосочетания, по их словам, прошла «аль а-гОва» – на высоком уровне.

 

Почему там? Потому что «мемшелет Исраэль горерет раглайим» с разрешением гражданского брака в нашей стране. Израильское правительство тянет с этим делом. Хотя «аль панАв» («на лице») – «на первый взгляд» проблема выеденного яйца не стоит. Все отговорки правительства – «эльбОн ла-интеллигенцья» («оскорбление ума») – издевательство над здравым смыслом.

אנחנו בכיוון? תוריד טורים * מה ניסגר אתך? מה נטרק אתך? * לטרוק *  מה בוער? * לא בוער לי * הוא על הפסים * פרק ב’ * פלוס-מינוס ארבעים * מועד ב’ * איזה שאלה! * נפל מהכיסא * לא נפלתי מהכיסא * לא גרר רגליים * גורר רגליים * תן גז * מכוון גבוה מדי * על הגובה * ממשלת ישראל גוררת רגליים * על פניו * עלבון לאינטליגנציה *

На снимке: Офра Хаза: «Ло ба ли алейха»

 

* * *

Юрий Моор-Мурадов – драматург, прозаик, переводчик, публицист, член Союза писателей Израиля, член Союза писателей СССР. В Израиле с 1992 года, живет в Тель-Авиве. Его книги «Занимательный иврит», «Нюансы иврита» и «Прогулки с ивритом» стали бестселлерами на «русской» улице.

Для приобретения книг Юрия Моор-Мурадова:

054-7923229

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: