LiveZilla Live Chat Software
Главная / Разное / Иврит уроки / Юрий Моор-Мурадов. Краски иврита. Пророк, говоривший на сленге
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Юрий Моор-Мурадов. Краски иврита. Пророк, говоривший на сленге

В Израиле идет не прекращающаяся ни на день бескомпромиссная борьба между адептами двух школ: одни требуют говорить исключительно на правильном иврите, падают в обморок, услышав неграмотную фразу, неверное произношение; их оппоненты защищают право народа говорить так, как ему удобно и как он привык, поскольку именно он – суверен, носитель и создатель языка.

Пуристы языка составили список самых распространенных ошибок, каковыми грешат простолюдины. Оказалось, что чаще всего неверно употребляют числительные. (Кстати, и в русском языке сложные числительные составляют главную трудность). На первом месте по «рейтингу» — выражения, которые можно услышать на рынке: «шалош шекель«, «хамеш шекель«, «эсер шекель«. «Шекель» – слово мужского рода, кроме того, во множественном числе звучит «шкалим«, поэтому правильно: «шлоша шкалим«, «хамиша шкалим«, «асара шкалим«. Об этом много писали, требовали, призывали, высмеивали в сатирических скетчах — не помогает. Идите на шук Кармель или шук Махане-Йеуда – и услышите крик зазывалы: «Шалош шекель кило!»; спасти нас может только прогресс, при котором все так подорожает, что уже ничего не будет стоить «шалош шекель«. Почему же народ так упрямо держится за ошибочный вариант? Потому что выбирает самую короткую форму, самую простую версию. Кроме того, вводит в заблуждение то, что «женские» формы «шалош«, «хамеш«, «эсер«, лишенные окончания, похожи на слова и имена мужского рода — «йелед«, «талмид«, «хавер«, Эйтан, Двир, Гидон, а «шлоша, хамиша, асара» скорее родственники «женских» слов и имен типа «ялда«, «талмида«, «хавера«, Рона, Ора, Ципора. Поэтому трудно произнести правильное «шалош а-банот» – говорят «шлошет а-банот».

Вообще-то языку учатся не по учебникам, а подражают родителям, а те — своим родителям, которые были репатриантами. То есть, ошибки передаются по наследству из поколения в поколение. Например, часто слова «казе» («такой») и «казот» («такая») ставят перед определяемым словом – как в языках тех стран, откуда они прибыли. Говорят: «казе мацав«, «казот мединиют«, тогда как правильно: «мацав казе» («такая ситуация»), «мединиют казот» («такая политика»).

Простой народ упорно прибегает к форме третьего лица будущего времени, говоря о себе: «ани йелех«, «ани йитен«, «ани йедабер» вместо правильных «ани элех«, «ани этен«, «ани адабер«.

Говорят: «Ниръа леха?» вместо правильного «Ниръэ леха?» («Ты так думаешь?» в смысле: «С чего ты взял?») Пример для наглядности: «Значит, ты готов арендовать квартиру за 5 тысяч долларов?» – «Ниръэ леха?» «Так ты выйдешь замуж за Двира?» – «Ниръэ лах

Ладно, подобного сорта ошибки – удел простонародья. А вот эту ошибку совершают даже люди образованные: говорят «шмонА эсре«. Нет такого в природе. Есть «шмонЕ-эсре«, если имеется виду что-то женского рода, например, «шмоне эсре шаним» («18 лет»), и есть «шмона-асар» – например – «талмидим» – «18 учеников». Путать это – как в русском сказать «два ученицы» или «две человека». Кстати, как правильно-то: «двоих человек» или «двух человек»? Не знаю.

Несколько лет назад выдающийся вне всяких сомнений юрист, занимавший тогда должность госконтролера, дважды ошибся в одной короткой фразе, произнесенной перед телекамерами на весь Израиль: «Я вручаю, — сказал он, — спикеру «а-Кнессет а-тишъа асар» свой «дуах а-ахад-эсре«. «Кнессет» на иврите – женского рода, значит, нужно «а-кнессет а-тша-эсре» («Кнессет 19-го созыва); «дуах» («отчет») – мужского рода, значит, грамотно – «дуах а-ахад-асар» («11-й отчет»).

Весь народ говорит «канИтем» («вы купили»), и только языковеды знают, что нужно: «книтЕм«. Все говорят «шамъАтем» («вы слышали»), нужно — «шматЕм«… На днях диктор Решет Бет сказал: «шлошет а-маацамот» вместо правильного «шалош маацамот» («три сверхдержавы«).

Вот что написал один из моих разгневанных таким положением дел читателей: «В последнее время язык стал мельчать…  стал исковерканным, скудным и режущим слух… Мало того, что из-за глобализации в него хлынули иностранные выражения, которые, несмотря на наличие ивритских слов, немедленно привились, а ивритские быстро выветрились из лексикона, а ежели и остались — то их уже произносят неправильно… Лингвистическая советница израильского вещания г-жа Рут Альмагор-Рамон каждый раз на мои замечания по поводу «знаний» иврита дикторами, отписывает мне депеши такого о содержания: «И на сей раз Вы правы». Так откуда же народу знать его язык, ежели дикторы государственного вещания говорят на официальном языке Израиля с … «ашыпками»?

Пуристы языка ехидно аттестуют это явление как «фрехизация шель а-сафа» – то есть, в обществе начинает преобладать стиль, которым говорят «фрехи» – малообразованные представительницы прекрасного пола.

Между прочим, эти приводимые пуристами факты свидетельствуют против их же позиции. Если указанные ошибки делают 99 процентов израильтян, в том числе – дикторы, радио и телеведущие, университетские профессоры и высоколобые юристы, не говоря уже о политиках, которые вообще выделяются своей безграмотной речью — невольно задаешься вопросом: Может, это и есть нормативный иврит, а не тот, на котором говорят несколько редакторов радио и телевидения и десяток университетских языковедов?

(Про довод, который как бы свидетельствует против позиции того, кто его привел, на высоком изящном иврите говорят: «hи а-нотЕнет«).

Известный израильский лингвист, ныне покойная Нетива Бен-Йегуда, автор книги «Мировой словарь разговорного иврита» (которую написала в соавторстве с Даном Бен-Амоцом), еще в 1960-х громко отстаивала право говорить на родном языке так, как ей вздумается: «Кмо ше ба ли«. В названии книги обыграно два смысла слова «мировой» («олами«) – словарный (относящийся ко всему миру) и сленговый – как в выражении «мировой парень», то бишь – «классный».

Пуристов языка Нетива обзывала «стражами иврита». Ребенком она воевала с отцом – педантом в отношении языка; для ясности – ее отец — не Элиэзер Бен-Йегуда, а однофамилец, директор тель-авивской гимназии «Герцлия», человек суровый и педантичный; суровый на иврите – «хамУр-сЕвер» («серьезнолицый»), педант – «кафдАн«. Став старше, Нетива воевала с Академией языка иврит. Она называла себя «гроза классического иврита». В 1989 году она написала президенту Академии иврит профессору Иегошуа Блау письмо с таким пассажем: «Если уважаемый президент считает, что все мы говорим с нарушениями правил, то лучше будет, если академия изменит правила, и тогда мы сразу заговорим правильно». «Дайте нам новую грамматику!», — требовала она. Среди прочего – право ставить запятые там, где чувствуешь, что нужна запятая, писать «гам» («тоже») в конце предложения (знаменитый русский эквивалент: «Неурожайка тож»). Справедливости ради следует отметить, что письмо это она так и не отправила и не опубликовала, наследники нашли его в ящике письменного стола.

שלושה שקלים * חמישה שקלים * עשרה שקלים * ילד * תלמיד * חבר * ילדה * תלמידה * חברה * שלוש הבנות * מצב כזה * מדיניות כזאת * אני אלך * אני אתן * אני אדבר * נראה לך * שמונה עשרה שנים * שונה עשר תלמידים * הכנסת התשע עשרה * דו»ח האחד עשר * קניתם * שמעתם * שלוש מעצמות * היא הנותנת * כמו שבא לי * חמור סבר * גם *

Записки мои о языке вызывают большой интерес, мне пишут, задают вопросы, подсказывают темы и слова, указывают на ошибки и  неточности. А один читатель выразил возмущение: зачем я вообще пишу о сленге, как мне не стыдно? В смысле – низкая это тема, говорят на нем люди необразованные. «Расскажите лучше о пословицах и поговорках из ТАНАХа», — назидательно советует он.

Во-первых, в предыдущих книгах я не раз писал о выражениях из ТАНАХа, активно используемых в современном иврите. Во-вторых – не зная сленга, можно многого не понять. Ведь эти наши исследования сленга, жаргона, просторечных и заимствованных слов представляют не только теоретический интерес. Скажем, вы приедете в автомастерскую починить свой автомобиль, и «мусахник» («автомеханик») засыплет вас терминами: «вишер» («дворник»), «винкер» («поворотник»), «брекс» («тормоз»), «реверс» («задний ход»), «тайер» («автошина»), «панчер» («прокол в автошине»). Осмотрит машину и скажет, что это «тарАнта» («развалюха»), то есть – дешевле выбросить. Потому что ремонт «яале леха бухта шель кесеф» – вы уже знаете что «бухта» – это пачка денег, и поймете, что он предлагает взвесить возможность сдать в утиль, поскольку ремонт влетит в копеечку. А выполнив работу, попросит дать ему в качестве оплаты чек «бли кросс«. «Кросс» – это две черточки вверху, означающий: чек может быть внесен только на счет того, кто в нем указан в качестве получателя.

А относительно «низкого жанра…» Расскажу-ка я вам одну историю. Когда Итамару, сыну возродителя иврита Элиэзера бен-Иегуды (Перельмана), было 10 лет, к нему пришли друзья, они выбежали во двор и стали там шумно играть. Время было – «шлаф-штунде» (в главе об идише мы говорили об этом выражении, означающем: «послеобеденный сон»). Одна из соседок попыталась их урезонить, на что Итамар осыпал ее бранными словами. Соседка пошла жаловаться его отцу и застала того за написанием очередной главы своего ивритского словаря. Бен-Йегуда внимательно выслушал жалобу, посмотрел на женщину поверх очков, спросил на своем высоком, сегодня уже немного архаичном иврите: «И на каком языке отпрыск мой изволил сквернословить?»

— На иврите, конечно, — ответила женщина.

— Ну, тогда все в порядке, — заключил умиротворенный отец и вернулся к своим занятиям.

И сейчас сленгом не брезгают весьма образованные люди – профессоры, доценты, ученые – даже когда выступают перед публикой. При этом как бы в оправдание оговариваются: «кмо ше-омрим хЕвре» – «как выражается простонародье». И то не всегда оговариваются. На днях председатель Общества борьбы с раком толстой кишки – врач, исследователь, общественный деятель — выступал по Второму телеканалу и призвал мужчин старше пятидесяти сделать колоноскопию: «Тазизу эт а-тахат ве-леху леhибадек!» – заключил он свое выступление («Хватит просиживать штаны, идите на проверку»).

Вот вы говорите мне про ТАНАХ. А специалисты находят сленговые обороты даже в этой священной книге. Например, когда евреи в очередной раз возроптали: «И зачем только мы покинули Египет?!» – разгневанный Моше рабену пригрозил карами Божьими, которые грянут во множестве и будут столь тяжкими, что мало не покажется: «Ад ашер йице ми-апхем ве-hае лахем ле-зАра» («пока не полезет у вас из носа и станет вам омерзительным»). По единодушному мнению специалистов выражение «йице ми-апхем» – древний сленг чистой воды. (Есть комментаторы, которые убеждены, что, говоря о себе «квад пе ани, квад лашон» Моше рабену имел в виду не то, что он – заика, а что речь его далека от того, чтобы быть изящной; он отдавал себе отчет, что выражается как простолюдин).

И здесь, дорогие читатели, мы с вами попрощаемся: это завершающая глава моей новой книги, которая включает не только сленг, но и политический и армейский жаргон, заимствования из русского, арабского, арамейского, английского и прочих языков. По этой причине я все не могу выбрать окончательное название книги – колеблюсь между несколькими. Пока остановился на рабочей версии: «Сленг, жаргон и прочие краски иврита«.

Я заканчиваю, но не потому, что тема исчерпана: моя картотека еще полна слов и выражений, о которых я хотел бы вам обстоятельно рассказать. Так и не дошли руки до перечня сленговых выражений, образованных при помощи приставки «бе-«: «бе-Атраф» (в припадке безумия), «бе-Амок» (тоже в припадке безумия), и «бе-шАнти» (в состоянии полной расслабленности), «бе-рефлекс» («инстинктивно»), «би-ктана» («по-быстрому»)…

В одной из прежних книг я задавался вопросом, почему в нарушение грамматики говорят «лиркод аль штей хатунот» (танцевать на двух свадьбах в смысле – получить выгоду от обеих сторно конфликта»), тогда как правильно – «би-штей хатунот«? Сейчас я знаю ответ – это калька с идиша, где (так же как и на русском) говорят «танцевать НА свадьбе».

Я все ждал случая рассказать о паре выражений, звучащих сходно, однако означающих совершенно разные понятия: «шахав аль а-гадер» («лежал на заборе») и «йошев аль а-гадер» («сидит на заборе»). Человек вроде бы только позу поменял – а на деле ситуация в корне изменилась. Эксперты, комментируя ситуацию в Египте, говорят: «Обама йошев аль а-гадер» – Обама колеблется, никак не может решить, чью сторону взять. Вот что означает – «сидеть на заборе». И еще они говорят: «а-либералим лифней шнатайим шакву аль а-гадер авур а-ахим а-муслемим» – два года назад египетские либералы легли на заграждение ради мусульманских братьев. Это означает, что они боролись с режимом Мубарака, а плодами той революции воспользовались мусульманские братья.  Потаскали для них каштаны из огня. «Шахав аль а-гадер«, — вызвал огонь критики на себя, «бросился на пулеметный дзот», прикрыл своим  телом вражескую огневую точку, чтобы товарищи могли продолжать атаку. Специалисты полагают, что это выражение — времен 1-й Мировой войны, когда во время вылазки в тыл противника один из отряда смельчаков жертвовал собой, ложился на колючую проволоку, а товарищи, наступая на него, переходили линию фронта. Сейчас так говорят, например, про политика, который принял вину на себя, чтобы не подвести партию в целом, про того сотрудника компании, который публично признает виновным в проколе себя, тем самым «отмазывая» фирму.

А вот еще любопытные слова: «хАпер» – во-первых,  «левак» (например, водитель, промышляющий извозом без соответствующей лицензии, или тот, кто работает во время забастовки), «бонАнза» – очень выгодная сделка, «ганав» – буквально  –  «вор«, а на сленге – «двойник» («тройник»), с помощью которого к одной розетке подключают несколько электроприборов (на нормативном иврите это называется «мефацель»).

Однако пора останавливаться. Если того, о чем я рассказал, кажется мало – обратитесь к другим моим книгам из серии «Занимательный иврит». В них тоже там и сям рассыпаны сленговые выражения.

Теперь мне предстоит заново перечесть все главы, предварительные варианты которых я представлял вашему строгому суду еженедельно на протяжении полутора лет, «выловить» опечатки, свести к минимуму ошибки, воспользовавшись среди прочего и замечаниями, которые вы присылали мне, дополнить яркими примерами, которые пришли мне в голову и которые я услышал или прочитал уже после публикации.

Например, в главе « Прозрачные женщины, родившиеся в автобусе» я писал про выражение «зе рак а-йоман» – в смысле – «это только цветочки». Недавно прочел перевод выступления адвоката Йорама Шефтеля, который использовал этот образ; переводчик не стал искать эквивалент («Это только цветочки, а ягоды впереди»), а просто перевел дословно: «Это журнал, и кино будет впереди».

Пишу эти строки – и по привычке краем уха слушаю радио. Профессор юриспруденции Рут Габизон комментирует новый законопроект и среди прочего говорит: «Ахи они мекАва» – что закон не будет использован во вред тому или иному слою населения — и я вспоминаю, что в одной из глав рассказывал о сленговом «ахи«, используемом в смысле «более всего». Разумеется, я сейчас открою соответствующую главу и добавлю туда и этот пример.

Когда книга выйдет в свет, я непременно извещу вас об этом. А меня ждут новые темы и проекты, поэтому я не прощаюсь надолго, мы будем встречаться.

Читатели, которые хотят приобрести эту – уже четвертую в серии «Занимательный иврит» — книгу, могут написать на адрес: yuramedia@gmail.com – или найти меня в фэйсбуке под именем «Юрий Моор».

יעלה לך בוכטה שך כסף * כמו שאומרים חבר’ה * תזיזו את התחת ולכו להיבדק * עד אשר יצא מאפכם והיה לכם לזרא * בעתרף * באמוק *  בשאנטי * ברפלקס * בקטנה * לרקוד על שתי חתונות * שכב על הגדר * יושב על הגדר * הליברלים לפני שנתיים שכבו על הגדר עבור האחים המוסלמים * חפר * גנב * מפצל * זה רק היומן * הכי אני מקווה *

Юрий Моор-Мурадов

————————

 

* * *

Юрий Моор-Мурадов – драматург, прозаик, переводчик, публицист, член Союза писателей Израиля, член Союза писателей СССР. В Израиле с 1992 года, живет в Тель-Авиве. Его книги «Занимательный иврит», «Нюансы иврита» и «Прогулки с ивритом» стали бестселлерами на «русской» улице.

Для приобретения книг Юрия Моор-Мурадова:

054-7923229

yuramedia@gmail.com

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: