LiveZilla Live Chat Software
Главная / Новости городов Израиля / !Хайфа, Крайот, Нешер / Темная сторона истории Хайфы: брошенные палестинские дома и бунт евреев
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Темная сторона истории Хайфы: брошенные палестинские дома и бунт евреев

 

http://puerrtto.livejournal.com/54003.html

Сразу хочу предупредить, что туристы, интересующиеся красотами Святой Земли будут сильно разочарованы тем, что прочитают и увидят далее.

Так же знаю, что ярые сионисты непременно обвинят меня в предвзятости.

Но все же истина важнее любых эмоций, не так ли?

Так вот.

Хайфа — чудесный израильский приморский город поднимающийся изящными террасами вверх по лесистой горе Кармель.

Тут вам и прекрасные пляжи, и Бахайский храм, и отличные музеи, и панорама Западной Галилеи открывающаяся с вершины Кармеля.

Немногие туристы (да и немногие израильтяне!) знают о том, что Хайфа стала ареной как минимум ряда драматических событий, по сей день имеющих последствия выходящие за рамки Ближнего Востока.

В Израиле не любят говорить о двух вещах:

о палестинских беженцах, которых якобы не существует,

и второй момент — про жесткие трения между самими израильтянами, особенно остро стоявшие в первые 20 лет существования государства Израиль.

Но те, кто интересуются историей этой страны во всех ее аспектах, однозначно должны посетить район Нижней Хайфы (Down Town), а точнее район Вади-Салиб. Проезжая через Хайфу по нижней части города, те кто здесь бывали, наверняка замечали скопище уродливых полуразрушенных строений. Плюс к тому заброшенные кладбища с покосившимися надгробиями и памятниками, замурованные окна домов, выбоины от пуль и снарядов, какие-то непонятные заборы с ржавой колючей проволокой, а то и просто горы мусора. Знакомьтесь — это и есть Вади-Салиб.

Этот район возник в самом начале XX века еще при турках, и жили здесь исключительно арабы-мусульмане (христиане-марониты жили западнее, в прилегающем районе Вади-Ниснас). К началу века в Хайфе жило немногим более 1000 евреев, что составляло лишь несколько процентов населения города. Но по мере роста еврейской эмиграции в Палестину, к провозглашению независимости Израиля евреев было уже около 40% населения города, или 80 тысяч человек. Остальную часть горожан составляли примерно 40% палестинцев-мусульман, и 20% христиан-маронитов.

Палестинские беженцы

Мой израильский приятель, историк по образованию и преподаватель в одном из крупнейших ВУЗов Израиля, первый оценивший сей опус, тут же заявил, что такого народа как палестинцы не существует в природе, и, соответственно, говорить о том, что кто-то изгонял их из Хайфы не совсем правильно. Он уточнил, что они «сами покинули город», без всякого нажима и уж точно без всякого насилия. Потом поправился — «почти без насилия». Странная штука жизнь — все в ней выходит «почти». Почти здоров (не считая болей в пояснице), почти успешен (не считая сумасшедших долгов), почти счастлив, почти-почти-почти. Так и живем, правильно? Вот и с историей тоже самое. Мешает зловредное «почти».

Гуляя по откровенно недружелюбным улицам мертвого городского квартала размером эдак километра два на километр, и разглядывая пустые глазницы окон, замурованные дверные проёмы, проросшие прямо в квартирах кусты, невольно задаешься вопросом — что за бедствие пронеслось через эти места? А дело было так. С началом войны за независимость Израиля в 1948 году, мало кто в мире всерьез верил в успех израильтян. Уж больно силы было неравные в сравнении с стремительно наступавшими армиями Иордании, Ирака, Египта, Ливана и Саудовской Аравии. Меж тем, военные действия затягивались, приобретая все более ожесточенный характер. В городах Израиля действовал комендантский час, многих обуяла паника и непонимание происходящего. Палестинцы-жители Израиля, в силу понятных причин верили и не сомневались в победе собратьев. А уж причин не любить соседей-евреев у палестинцев было масса, ибо последние с точки зрения палестинцев ничем не отличались от любых других оккупантов и колонистов. Коих те насмотрелись уже немало: турки, британцы, французы в Сирии и Ливане.

Бесспорно, что ни о какой лояльности «израильских палестинцев» по отношению к новому государству не могло идти и речи. Те прямо и осознанно поддерживали врагов Израиля всеми доступными им средствами. Израильтяне же, в ответ, воспринимали палестинцев как пятую враждебную колонну. Не сложно представить, почему израильские власти имели прямую заинтересованность в выдавливании палестинцев за пределы государства Израиль. Не буду вдаваться дальше в детали происходивших событий, скажу лишь, что в течении лишь нескольких месяцев 1948-го года, Хайфу покинуло 90% ее арабских жителей. Цифры называются разные, от 70 до 100 тысяч беженцев из одной только Хайфы. И порядка миллиона со всего Израиля.

Они бежали по трем основным направлениям: в южный Ливан, в Иорданию, и в Сирию. Забегая вперед, надо заметить, что именно «на базе» бежавших в Сирию-Ливан палестинцах возникла ООП (Организация Освобождения Палестины)во главе с Ахмедом Шукейри, и его далее — преемником, Ясиром Арафатом, а также ряд менее значимых палестинских военизированных группировок, как, например, НФОП во главе с Жоржем Хабашем.

Вопрос о брошенных домах и имуществе

Гуляя по Вади-Салиб хочется задать вопрос утверждающим, что палестинских беженцев не существует, и что они сами уехали тихо и мирно — почему стены домов испещрены дырами от пуль? Почему уехавшие так и не вернулись, а свои дома подарили Израилю? Что за необъяснимая щедрость? Если вы хотите вконец поссориться со своими израильскими друзьями — задайте им эти вопросы. Если же хотите сделать их еще и вашими врагами, то продолжайте задавать им вопросы в том духе, и спросите, почему именно в последние годы началось системное разрушение брошенных кварталов и строительство на их месте жилых комплексов, дорожных развязок и целого микрорайона государственных учреждений — суда, МВД, прокуратуры и прочего?

Загадка здесь проста. Беженцы были. Это факт. Они бежали бросая в панике все, ибо знали, что их может постигнуть печальная участь. Тем сильнее стали их опасения, когда стало ясно, что Израиль выигрывает войну, в которой палестинские жители израильских городов занимали откровенно про-арабскую позицию. Изгнание палестинцев было необходимо Израилю в том числе и исходя из стратегических и демографических предпосылок — наличие под боком пятой колонны, составляющей почти половину населения страны — это конец всему. Тем более, когда в полусотне километров стоят регулярные армии арабских государств. Иными словами, как говорят юристы — мотив очевиден.

Сразу же после окончания войны за независимость, Израиль спешно принял целый ряд законов, лишающих палестинцев права вернуться, либо хотя бы воспользоваться оставленной собственностью. В 1954 году был принят закон, который некоторые считают грабительским и расистским — «Закон о запрете проникновений» (Хок маният истаненут). Речь идет о запрете палестинцев на возвращение, а любая попытка будете караться тюремным заключением до 5 лет. Иными словами, если некто все же сумел пробраться через горы и леса назад в Хайфу и вернулся в свой собственный дом, то его имели право не только вышвырнуть вон, но и судили и отправляли за решетку. Впрочем, с учетом того, что границы Израиля так и остались линиями огня, то большинство желающих «просто вернуться» гибли под пулями еще при попытке пересечь новую границу.

Вот так и возник Город мертвых — Вади Салиб с его брошенными домами. Правда, недолго эти дома стояли пустыми. Вскоре, буквально через год-два, в них начали заселять еврейских беженцев из стран Северной Африки. Те, в свою очередь, спасались от еврейских погромов, прокатившихся по всем странам Ближнего Востока в ответ на ситуацию в зоне арабо-израильского конфликта. Кстати, почитать про то, как жили евреи в Марокко можно здесь, в моем отчете. Все это долгая и спорная тематика. Очевидно, что палестинские беженцы никогда не вернутся в Израиль, ибо это будет конец еврейского государства. Да, палестинцы лишились всего, и бежали ни с чем, и по сей день в массе своей ютятся по лагерям беженцев в сопредельных государствах. Но с другой стороны, как быть с евреями бежавшими из арабских стран? Их тоже оставили ни с чем, и они тоже жили в палаточных лагерях, и тоже начинали жизнь с нуля. Не это ли повод найти наконец консенсус в этих вопросах, и попросить друг у друга прощение за все те страдания, что Израиль и арабы доставили друг-другу? Впрочем, это уже лирика.

Но вернемся к счастливым марокканским евреям, которых вселили в дома, откуда были изгнаны палестинцы. Вроде бы жизнь наладилась, и всем тут же стало хорошо? Увы, нет. Об это далее.

Год 1959. Из Вади-Салиб опять бегут беженцы

Спросите — как, опять? Кто бежит, ведь вроде бы всех уже выгнали? На этот раз злой рок настиг и новых, на этот раз еврейских жителей этого многострадального района Хайфы. Как уже говорилось выше, дома палестинцев заняли еврейские беженцы из стран Магриба. Но дела с самого начала пошли из рук вон плохо. Марокканские евреи очень быстро поняли, что на своей новой родине они люди второго сорта, а евреи из Европы — правящая элита. Они поняли, что им в целом уготована участь дешевой рабочей силы, что жить им предстоит в разбитых и изуродованных арабских домах. И начали стремительно замыкаться внутри своей общины и внутри своих проблем.


…Чтоб наркоманы не лазили

Главная причина состояла в том, что выходцы из европейских стран, благодаря тесным культурным и личным связям с израильской руководящей элитой, довольно легко добивались хорошего общественного и экономического статуса, в том время как выходцы из восточных стран оказались на задворках общества.

Социальный взрыв был неизбежен при таком раскладе.

Марокканские евреи были убеждены, что во всех их бедах виновны евреи из Европы, дискриминирующие их во всех сферах жизни.

Страстей добавил тот факт, что выходцы из восточных общин были сосредоточены в периферийных районах Израиля (Вади-Салиб очень яркий пример!), где сложилась невыносимая ситуация с образованием, работой. И уж совсем плохо было с жилищными условиями, ведь в брошенные арабские дома набивали людей как сардин в банку. И тогда подняли головы экстремисты. Возникает полу’уголовное общественное движение «Черные пантеры», наводившее страх на сильных мира сего в масштабах Израиля.

В итоге достаточно стало незначительного на первый взгляд повода (полицейский-европеец застрелил уличного хулигана-марокканца), и марокканские евреи устроили в ответ то, что израильтяне доселе не видывали — самые настоящие погромы с разграблением сотен магазинов, избиением прохожих, сожжение автомашин, забрасывание камнями полицейских. Эта первая в своем роде интифада (обычно интифадой называют палестинское сопротивление, но евреи все же были первыми!), прокатилась по всему Израилю от Хайфы до Беер-Шевы. В этих баталиях были и убитые и сотни раненных. И что самое главное — сия история имела сильнейший резонанс в Израиле. Вдруг оказалось, что отнюдь не все беды государства лежат в плоскости арабо-израильского конфликта. Выяснилось, что враждебность и разобщенность внутри израильского общества это еще большая опасность, чем внешний враг.

Так, или иначе, но жители злосчастного Вади-Салиба добились своего. Государство, действительно управляемое европейской элитой, сочло более разумным успокоить страсти, и спешно переселить бедноту из Вади-Салиба в новые кварталы города. В течении последующих нескольких лет все восточные евреи покинули свое недружелюбное пристанище и переехали в новостройки. А Вади-Салиб превратился в Город мертвых повторно. И уже навсегда, пока бульдозеры на сравняют с землей последнюю из его трущоб. Процесс идет, и, возможно, лет через 5-7 о Вади-Салиб останутся только легенды.

Почему разрушать Вади-Салиб стали только сейчас?

Совершенно логичный вопрос. Почему не раньше, ведь там никто не живет уже 50 лет. И эти жуткие дома всегда были рассадником асоциальных элементов. В заброшенных квартирах вы найдете и валяющиеся наркоманские шприцы, и места кострищ, которые периодически запаливают некие бродячие субьекты, плюс битые пивные и водочные бутылки (из России с любовью, благо, что наших соотечественников приехало немало). Плюс, это почти что центр города — дорогая земля. Давно пора бы все это снести. Но не сносили. Почему?


Постепенно Вади-Салиб исчезает, а вместо него вырастают довольно изящные здания современной Хайфы


Слева — старинное здание вокзала Хайфы, относящееся к оттоманской эпохе. Да, это и есть та самая Хиджазская железная дорога. Здесь же и шикарный железнодорожный музей!

Дело в том, что Израиль, с целью соблюсти некое подобие демократических принципов, дал право владельцам оставленного имущества его себе вернуть, но не позднее, чем через 50 лет после его оставления. Звучит как абсурд, ведь палестинцев не пускают назад, а за попытку вернуться сажают за решетку? Точно, это и есть абсурд. Право вернуть имущество они имеют, а вот вернуться назад и этим самым правом воспользоваться — нет. Равно, как и не имеют прав на представления своих интересов через адвокатов. Проще говоря, все это придумано отнюдь не с целью что-то кому-то возвращать. А теперь 50 лет истекают, и их дома на законных основаниях начинают сносить — демократия, однако. Восток дело тонкое!

Кстати, надо сказать, что арабов-христиан в целом миновала участь масштабного бегства. Они и сегодня составляют подавляющее число не-еврейских жителей Хайфы. Одно только число церквей чего стоит — 9 штук! Весомо для сравнительно небольшого города. Христиане-марониты живут в районе Вади-Ниснас, что примерно в километре от Вади-Салиба.

А еще в Хайфе есть другие интересные вещи, абсолютно, кстати, не банальные. Маловероятно, что их можно найти в путеводителях. Но о сим — как нибудь потом.


Немецкое Темплерское кладбище


Богом забытые и заброшенные погребальные пещеры


Затерянная среди новостроек старинная мельница немецких Темплеров

p.s В один из первых моих приездов в Израиля стал свидетелем сьемок кинофильма аккурат в Вади-Салиб. Американский боевик на тему плохих арабских парней в арафатках и с «Калашниковыми» и…вы угадали — крутой штатовский спецназ. И главный герой, которого потом видел еще в ряде фильмов. Такой довольно накаченный очень смуглый парень, звезда Голливуда средней руки. К чему это я? Так, к слову. Хоть в чем-то полезном Вади-Салиб сгодился.

Другие мои отчеты об Израиле и Палестинских территориях:

Рождение и гибель первого отеля на Мёртвом море
Железная дорога в никуда, или Тропами оттоманских железнодорожников
Израильская линия Мажино — Голанские высоты (по местам боев 1973 года)
Таба: географический спор, или история одной границы в фотографиях
Израильский музей артиллерии в Зихрон-Якове
Музей израильских ВВС в пустыне Негев, или ода британским авиаторам
Израильский музей бронетанковых войск, или куда пропала советская техника?
Иерусалим: Великая израильская стена безопасности и евреи отрицающие Израиль
Темная сторона истории Хайфы: палестинские беженцы и бунт марокканских евреев
Суэцкий канал: европейские города и израильские танки
Хеврон — город, где зарождается ненависть, или Берлинская стена возвращается
Самаритяне с горы Гризим, палестинские территории и некоторые советы
Хайфские дворы, или мой второй родной город. Третий и четвертый — на подходе!

 

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: