LiveZilla Live Chat Software
Главная / Центр Друзей - HKO - Амута / Воспоминания беженцев / Михаил Петрович Бильдер: "…От эвакуации осталось чувство голода, холода и какого-то животного страха"…
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Михаил Петрович Бильдер: "…От эвакуации осталось чувство голода, холода и какого-то животного страха"…

Эвакуация- 1

(Воспоминания, в основном основаны на рассказах старших родственников)

«…Киев бомбили, нам объявили»…

В этот день мне исполнилось 2 месяца и два дня.

 

Когда начались бомбежки Днепропетровска, наконец пришла очередь эвакуировать и семьи фронтовиков.
Мой отец Бильдер Петр Ефимович, с первого и до последнего дня войны воевал.

Испытал все ужасы войны, ранения, плен, побег, штрафбат, снова фронт и снова ранения.

Несмотря на множество ранений и слабое  здоровье, после войны работал до самой смерти в 1990 г.

Напомнил о себе осколок в голове, неудаленный в спешке в 1942 г. Похоронен в Днепропетровске.

Все хлопоты, связанные с эвакуацией (питание, уход, лечение, моральная и физическая помощь) легли на плечи мамы.

Кроме меня, и брата 1 год и 10 мес, четверо ее братьев и сестер, старики родители и престарелая тетка.
Эшелон с эвакуированными часто бомбили и приходилось, при воздушной тревоге и остановке движения, хватать на руки детей и выбегать из теплушек в открытое поле.

Правда и там люди гибли, от пулеметов бьющих на бреющем полете. Многие уже не возвращались в теплушки.

Однажды мама решила, по примеру некоторых вконец измученных людей, не выводить своих подопечных в из теплушек.

Будь, что будет!
Погибло много людей вне вагонов и разбомблены две теплушки с с людьми, рядом с нами.

Вот такое чудо!

Правда мама из 30-летней черноволосой красавицы превратилась в постаревшую женщину с совершенно седой головой.

От эвакуации осталось чувство голода,

холода и какого-то животного страха.

В эвакуации наша семья была три года.

Послевоенная разруха, голодовки, хлебные карточки, болезни, бандитизм на улицах, отсутствие достойного жилья, недостаток всего необходимого…

В 15 неполных лет я начал работать, вечерами учась в школе рабочей молодежи.
Затем была армия. Да и много всего.

Трудовой стаж, на момент репатриации — 50 лет.

Ни одно из суверенных государств не соизволило платить мне пенсию, а обещанное Щаранским с компанией от имени государства Израиль — пенсионное обеспечение и по сей день в ранге

лжи и обмана.

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: