LiveZilla Live Chat Software
Главная / Центр Друзей - HKO - Амута / Воспоминания беженцев / Маневич Юрий. Встреча через десятилетия
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Маневич Юрий. Встреча через десятилетия

 

 

Я родился в апреле 1937 года в городе Симферополе. В семье был самым младшим, кроме меня было ещё трое детей. Самая старшая сестра Фаина, 1921 года рождения, училась в пединституте в Симферополе; брат Израил учился в институте в Ленинграде; сестра Мария была школьницей. Отец был на какой — то серьёзной работе, мама — домохозяйка.

В первые же месяцы войны отца призвали в армию. Сестра Фаина вместе с Крымским педагогическим институтом эвакуировалась в город Махачкала. Насколько мне известно матери предложили эвакуироваться вместе с младшими детьми. Несмотря на то, что мне шёл от роду пятый год, отчётливо помню многие эпизоды. Отъезд наш состоялся 30 октября 1941 года, что подтверждается справкой центра розыска и информации Российского Красного Креста. Вечером, в день отъезда, нас ( было много женщин с детьми и пожилых людей ) «грузили». Открытые вагоны с высокими бортами ( коробки ) были загружены каким — то оборудованием и сверху покрытыми увязанными брезентами. Нас пассажиров, размещали сверху на этих брезентах. Меня и многих детей поднимали взрослые с помощью верёвки, обвязанной на груди под мышками. Так ехали сутки и добрались до Керченского порта. Керчь и территорию порта бомбили. Врезалось в память, как солдат, у которого по лицу текла кровь от порезов вылетающими стёклами, стоя на одном колене, целился из винтовки в пикирующий самолёт с крестами.

На территории порта провели ещё около суток, и вечером нас погрузили на плавсредство ( похоже, что это был паром ). Я сидел на каком — то тюке и спал,  положив голову на колени маме. Среди ночи я проснулся, поднял голову, и вдруг, копируя чёрный репродуктор, произрёк: «Внимание, внимание, воздушная тревога!». Не знаю почему, но вокруг долго смеялись, несмотря на такую напряжённую обстановку. Только намного позже я стал понимать, почему перевозить людей старались ночью, не зажигая огней на судах.

Здесь на какой — то период события в памяти не сохранились, мы попали в город Алагир Северо — Осетинской АССР. Не знаю, случайно ли, но неподалёку в военном городке проходил подготовку отец. Мы с матерью ездили туда в день отправки их части на фронт. Таким образом отец знал, где мы с матерью. Кроме того, он с помощью переписки, нашёл старшую сестру. О том, что институт перевели в г. Махачкала он знал заранее. В 1942 году Фаина окончила институт и, вместе с мужем, получила направление для работы в школе с. Акуша Дагестанской АССР. Вскоре и мы с матерью переселились к ним.

В 1943 г. призвали в Армию мужа старшей сестры, раньше учителей просто не призывали. В конце 1943 года по болезни был комиссован из Армии отец. Работал сначала в селе Акуша, потом его перевели в г. Буйнакск. В 1946 г. отец умер от туберкулёза лёгких. Кроме того, за время войны, ушли из жизни сестра Мария и брат Израил. Мы с матерью переехали и жили возле сестры Фаины и её мужа, который до 1948 года оставался в армии, потом вернулся к преподавательской работе. И хоть давно их нет в живых, низкий поклон им! Они вырастили своих троих детей и очень помогли определиться в жизни мне. Но моё жизнеописание не является целью этого рассказа.

В противоположной от нас стороне Симферополя, на улице Гоголя, жил с семьёй брат отца Яков. Там рос мой ровесник, на три месяца моложе меня, двоюродный брат Лёнька. Мы с ним хорошо ладили, но семьи встречались не очень часто. В конце мая 1941 г. я, ужасно обиженный на весь белый свет за то, что давно не встречался с Лёнькой, решил добраться к нему самостоятельно. Нужно было ехать двумя трамваями, часть пути пройти пешком. Естественно я заблудился. Кто — то из прохожих отвёл меня в милицию. Хорошо помню, что в милиции я сидел за столом на стуле с наложенными книгами ( чтобы было выше ), передо мной лежали листы бумаги и карандаши, я рисовал. Естественно, что на первом этапе ждали, что сорванца будут искать. Через какое — то время появилась бабушка и моё приключение благополучно закончилось.

Отец Лёньки был кадровым офицером, воевал с первого дня войны, но к сожалению погиб. После войны я от кого — то слышал, что Лёнька с матерью жили в Харькове. Однажды, когда я был в командировке в Харькове, мне попал в руки старый телефонный справочник, где я нашёл абонента с нашей фамилией и сходными инициалами, позвонил, но мне ответили, что такой здесь давно не живёт. Искать его нужно там, где живём сейчас мы.

В 2007 году я впервые на месяц приезжал в Израиль навестить сына и отвести в 1-ый класс внука. Здесь мне помогли найти Леонида, но к абоненту в харьковской телефонной книге он не имел никакого отношения. Оказалось, что вскоре после войны его мама умерла, он попал в детский дом. От покойной мамы хранил всю жизнь фотографии, на которых многих даже не мог опознать. На первую встречу с ним мы поехали с сыном, помогли разобраться, кто на снимках. У нас были такие же фотографии и мой сын видел их с детства. .

Таким образом, через много лет я нашёл в Хайфе двоюродного брата. К его чести, не смотря на детский дом,он сумел получить высшее образование и прожить интересную жизнь.

Маневич Юрий

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: