LiveZilla Live Chat Software
Главная / Новости организаций / Ветеранское движение Израиля / Давид Фабрикант. Боевое крещение. Воспоминания ветеранов
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Давид Фабрикант. Боевое крещение. Воспоминания ветеранов

kan_veteran  — Рота! В атаку! Впере-е-е-д! – прозвучал крик командира роты.

 — Вперед! – поддержал его командир взвода пулеметчиков Семен Канер.

 Через некоторое время лейтенант Канер удивился, что не видно никого из соседних подразделений. Подбежал к командиру роты, спросил, где же соседи.

 — Есть приказ наступать, нечего лишнее болтать, — был ответ. – Уже стемнело, может быть ты не заметил.

Рота углубилась, спохватились, когда воинов окружили румынские и итальянские солдаты. Началась перестрелка, но силы были не равные. Их схватили, повели в сторону села, загнали в силосные ямы. В них уже находилась часть гражданских лиц и военнопленных.

 — Ты оказался прав. Действительно, слева и справа нас должны были поддержать соседние роты, но их не слышно, не видно было, — советовался с Семеном командир роты, стоя в глубокой длинной яме. – Может, отсюда можно все же вылезти, давай обойдем эту канаву.

 Поиски не дали нужного результата, до верха невозможно было дотянуться руками, стенки были грязные, скользкие, вокруг шныряли часовые. Ранним утром раздались всполошенные крики. Румыны, дежурившие возле ям, исчезли. Красноармейцы переглянулись. Вскоре возле них появились советские солдаты.

 — Вас что, замариновали? – стали потешаться они.

 — Кончай базар! Тащи лестницу! – приказал командир роты.

 Так они были освобождены. Оказалось, что перед самым наступлением все части получили приказ о переносе времени атаки на сутки, но до роты, в которой воевал Семен Канер, он не дошел, забыли сообщить. В тот же день его, командира роты вызвали в штаб полка, отправили в город Рязань, в СМЕРШ. Задавали вопросы: почему сдались, кто виноват, как вели себя солдаты. Продержали три недели в  подвале. Не нашли к чему придраться, отправили обратно в часть воевать.

 Родился и жил Семен Канер в городке Смотрич Каменец-Подольской области. Бегал на речку с тем же названием, ходил в хедер, где за непослушание иногда били линейкой по пальцам. Он закончил семь классов, поступил в техникум механизации сельского хозяйства в Ново-Ушице. Но закончить он его не смог – родители остались без средств существования. Семен вернулся в родные пенаты, пошел работать мукомолом на мельницу.

 Долго трудиться на ниве сельского хозяйства ему не пришлось, началась Великая Отечественная война. Его призвали в…, но об этом чуть ниже. Послали в общевойсковое училище, через четыре месяца присвоили звание младшего лейтенанта и отправили на Юго-Западный фронт командиром пулеметного взвода 346-го стрелкового полка, 63 стрелковой дивизии. Боевое крещение принял в боях за Сталинград и область, позже воевал в других местах.

 При освобождении области в селе Староклетское во время одной из атак Семен Канер был контужен. Санитары вынесли его с поля боя. Когда через неделю он вернулся в свою часть, однополчане удивились, так как считали его погибшим.

 — Мы отправили на адрес твоих родных письмо, что ты пал смертью храбрых в боях за Родину, — с досадой сообщили они ему.

 — Вы что с ума сошли? Хороните раньше времени, – Семен тут же сел и на листке бумаги написал своим родным, эвакуировавшимся в Чимкент: «Папа, сестричка! Не волнуйтесь. ЖИВ! ЖИВ! К вам послали письмо о моей гибели. Не дождутся! Обнимаю, целую. Ваш Сема».

 К счастью, родители получили это письмо раньше похоронки. Следствием данного эпизода стало – среди похороненых в братской могиле Староклетска была и его фамилия. Об этом написано и в «Книге памяти», где указаны место и год рождения, год гибели, звание младший лейтенант, командир пулеметного взвода. /ЦАМО, оп. 18801, д. 720, л. 14/.

 Послушаем дальше его рассказ: — Наш полк переправлялся через Днепр на лодках. Немцы бомбили нас, обстреливали. Плавсредства вместе с солдатами взлетали в воздух, был кромешный ад. Каждый из нас, сидящих в лодке, помогал грести чем мог, только бы быстрее доплыть до берега, коснуться земли. Вот она долгожданная! Но и там было несладко. В моем взводе имелось три пулемета. Когда мы поднялись повыше, я увидел, что один пулеметчик с оружием отсутствует. Расспросил ребят, но никто не заметил, куда он делся. Такая потеря могла грозить мне трибуналом. Решил пойти на поиски солдата. Не очень далеко от места привала заметил спящего в скирде бойца, рядышком лежал пулемет. Не стал докладывать об этом инциденте наверх, ведь каждый воин был необходим в боях.

 Сражения с врагом продолжались. Во время одного из них при форировани Днепра 3 октября 1943 года  Семен Канер был тяжело ранен. После лечения в госпитале направлен в 92-й отдельный гвардейский полк. Сражался он на Воронежском, Центральном фронтах, участвовал в освобождении Румынии, Австрии, Болгарии. Ему присвоили звание старшего лейтенанта, пришел документ о том, что он капитан, но Семен спешил домой. Воин-инвалид был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени, многими медалями. Болгария вручила ему орден «За мужество» и часы, ветеран хранит их до сих пор.

 Я в квартире хостеля у Семена и Анны Канер, расспрашиваю его о дальнейшей жизни.

 — Демобилизовался в феврале 1946 года. Работали с братом в Омске. Я – в банке экономистом, затем заведующим финотделом военного завода. Там познакомился с будущей женой, мы с Анечкой женаты, слава Богу, уже 66 лет.

 В 1980 Канеры переехали в Черновцы. С 1990 года живут в Израиле.

 — Семен Маркович, уточните, когда вас призвали в Красную Армию, — спросил я. Помните, дорогой читатель, я не назвал эту дату в первой части рассказа о ветеране войны.

 — 16 октября 1941 года, — четко отвечает  добрый молодец, которому 18 сентября 2011 года испонилось 100 лет! Родился еще при императоре Николае II.

 Разговор с героем очерка шел в 2012 году. Если бы ему не напомнили дату рождения, это, как обычно, сделали бы дети, внуки, правнуки. И не только. В хостеле по улице Радак в Хайфе, где Семен и Анна живут многие годы, провели торжественный прием в честь славного юбиляра. Ему были вручены грамоты от окружных Комитетов Хайфского округа инвалидов войны и от Союза ветеранов Второй мировой войны. Было множество поздравлений, цветов, подарков. Звучали стихи, песни, некоторые слова были заменены — в них звучало имя Семена.

 — Он самый обычный человек, — поделилась мнением его дочь Раиса Семеновна, детский врач. – Папа всегда был на своем месте – в годы войны, мира, в семье. Он спас своих родителей от голода, сам полуголодный учился, получил высшее образование. В трудные военные годы сражался за страну, прошел войну с первых дней до последних. Его любили, ценили на работе. Даже через многие годы бывшие коллеги не забывали поздравить отца с празником Победы. Он прекрасный муж и отец.

 Нередко встречаю Семена Марковича во дворе хостеля. Он приветливо подымает руку, крепко жмет, интересуется, как у меня дела. Как не пожелать ему до ста двадцати с плюсом!

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: