LiveZilla Live Chat Software
Главная / Новости организаций / Ветеранское движение Израиля / Давид Фабрикант. Ты просишь вспомнить о войне…
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Давид Фабрикант. Ты просишь вспомнить о войне…

 

— Наш полк отправили в Нижний Тагил за новыми пушками.

Это были усовершенствованные артиллерийские орудия, во-первых, полуавтоматические;

во-вторых, с колесами на резиновом ходу.

Станины у этих пушек – пустотелые, значит более легкие. Вместе с военным снаряжением нас привезли в район Курской битвы, попали на Воронежский фронт в 65-ю армию Батова.

Мы сражались, освобождая центр Европейской части Советского Союза.

Ожесточенные бои наш полк вел за города Щегры, Воронеж, Льгов, хутор Михайловский, другие населенные пункты. Под Курском я был ранен в руку.

ветеран в израиле  С уважением отношусь к скромным людям, они не хвастаются своими успехами, спокойно выполняют свои предначертания. Но журналистам необходимо найти ту струну, которая позволила бы вытянуть из них повествование о жизнедеятельности, о делах давно минувших дней.

Встретился я с одним из таких людей – Наумом Крема-Крикливым. Беда еще в том, что не так давно умерла его жена Хана, поэтому нашу встречу переносили много раз. Прожили они вместе 67 лет. Она с отцом находилась в концентрационном лагере, сумели бежать в белорусские леса, в партизаны. После войны Хана, закончив институт, работала педагогом.

Родился Наум в местечке Тростянец Винницкой области в начале 1923 года. Симха, его отец работал механиком на сахарном, потом на спиртзаводе. Погибнет в 1940 году. Мама Рахель была учительницей младших классов. Школу Наум закончил в 1940 году, нужно было думать, в каком направлении двигаться, какую специальность выбрать. Поступил Одесский индустриальный институт. Шли экзамены за 1-й курс, суровые события отодвинули учебу на долгое время — война…

Всех студентов собрали возле областного военкомата, сообщили, что создается студенческий отряд и направили в АКУКС – артиллерийские курсы командирского состава, которые находились в Днепропетровске. Проще говоря – училище.

Рассказывает Наум Крема-Крикливый:

— Тренировки проходили на орудиях старого образца. Проучились три месяца. Немецкие войска подошли к Днепру, находились у города Ново-Московска. Мы, студенты, вступили в бой с врагом. Опыта ведения боя, нахождения в зоне обстрела у нас не было. Много погибло в первых сражениях, я был ранен в правую ногу. Отвезли в медсанбат, затем в госпиталь № 408 города Томска. Как раз наше училище было эвакуировано в этот город.

Я с палочкой пошагал к зданию училища. Встретил парторга Найдича, заместителя начальника училища по строевой части полковника Тельнова, мы друг друга узнали, они удивились, считали, что я погиб. Меня хорошо помнили, потому что неплохо играл в шахматы, сражался частенько с командирами. Но куда калеке в такое заведение, где необходимо иметь и физическую силу.

— Возьмем тебя в взвод обслуживания, — сказали они.

— Через три месяца я стал курсантом, проучился шесть месяцев – экзамен, практическая полевая артиллерийская стрельба. С третьего снаряда прямой наводкой уничтожил цель — танк. Присвоили звание лейтенанта, отправили командиром взвода управления в артиллерийский полк на станцию Юрга, где формировались Сталинские Сибирские дивизии. Вскоре под Сталинград начальником разведки дивизиона, полк РГК № 282.

Их часть охраняла  Сталинградский тракторный завод. Немцы подошли вплотную к Волге, заняв многие кварталы города. Тракторный завод держался, стоял до последнего, продолжая выпускать продукцию нужную фронту.

19 ноября 1942 года началось наступление Красной Армии.

6-я армия под командованием фельдмаршала Паулюса была окружена. Но Гитлер приказал сделать все возможное, чтобы прорвать кольцо блокады, освободить немецкие части из окружения. Дивизион, в котором служил лейтенант Крема-Крикливый, должен был в составе других подразделений не дать гитлеровцам ускользнуть из окружения. По ним стреляли с одной и другой стороны, но свою задачу красноармейцы выполнили с честью. В феврале сорок третьего Сталиградская битва была успешно завершена.

После Курска Наума переводят в полк РГК 384, он назначается начальником разведки полка.

Их часть в составе Центрального фронта участвует в освобождении Черниговской области, городов Сербск, Кураж. Вместе с 13-й армией поднялись к границе с Белоруссией.

Начиналась подготовка к освобождению республики.

– В мою задачу входила тщательная подготовка данных, для более точного огня нашей артиллерии, — рассказывает мой собеседник. – Наш полк стоял в лесу. Все ждали команды о наступлении. Мы находились внизу, немцы — на возвышенности, а необходимо было форсировать реки Днепр и Сож в районе города Лоева. Час пробил, дана команда наводить переправу. Уложены понтоны,  переправляем артиллерию. Мы освобождали Гомельскую, Полесскую области, Лоев, продвинулись к Речице, к Калинковичам. Выбили гитлеровцев из этих городов.

В декабре 1943 года командир полка дал приказ расположиться на опушке леса. Еще не рассвело, фашисты начали атаку. Против нас бросили танки, пехоту, сверху досаждали немецкие асы. Нам пришлось прямой наводкой бить по гадам. Многих уничтожили, но и нас засекли, стала обстреливать их артиллерия, сверху падали бомбы, вывели из строя некоторых бойцов. Стал я за орудие, мне помогал комиссар Добровольский, открыли огонь по танкам, пехоте. Тут и долбануло вблизи нас. Меня ранило в обе ноги, в голову, я потерял сознание.

Очнулся я уже в городе Усольске Иркутской области.

Все шло к выздоровлению, а тут высокая температура, гангрена ноги.

Пеницилин не помогал, врачи решили, что нужно ампутировать ногу.

Хорошо, медсестра подсказала, что есть такой американский антибиотик — кетзол, хорошо помогает в таких случаях.

Настоял я на применении такого лекарства.

Через три дня температура спала. Ногу разрезали (Наум показывает оставшийся шрам через почти всю ногу), выпустили гной. Раны  долго заживали.

Он ходил на костылях, очень хотел попасть в училище. Наум попросил разрешение у начальника госпиталя Розенберга позвонить, сообщить, что жив. Начальник училища направил старшего лейтенанта, который забрал его и привез в Томск. Дали офицеру паек, новую одежду. За это время была освобождена Украина, героя потянуло домой. В сорок четвертом очутился в родных пенатах. На груди капитана ветерана сияло два ордена Отечественной войны (третий получит в 1885 году), орден Красной Звезды, медали.

— У меня три брата воевали, один из них погиб в Армавире, следы места гибели второго не нашел, хотя обращался в соответствующие организации. Обратился я райком партии к секретарю Фурману, наши отцы вместе когда-то работали. Поставили меня на должность заведующего райсобеса Винницы. Предложили потом выбор —  учебу в партшколе или ВУЗе. Еще в школе я частенько помогал следователю с бумагами, поэтому решил поступать в Киевский государственный университет на юридический факультет. На одно место претендентов около сорока, 90 процентов демобилизованные вояки, евреев с десяток. Экзамен по истории, профессор Вайнберг просит меня рассказать о Сталинградской битве.

– Да я ведь сам участник тех сражений, — сообщил ему. Мы по простецки поговорили, сдал на отлично. Жил я очень даже неплохо – офицерская пенсия, паек.

Распределение, надеялся попасть в адвокатуру.

Вызывает меня начальник управления кадрами республики:

— Пойдешь в прокуратуру?

Идем к заместителю прокурора, ведающему кадрами Роману Андреевичу Руденко (в будущем Генеральный прокурор СССР — Д.Ф.).

Стал я работать старшим следователем, затем старшим прокурором следственного отдела области.

***

У Наума Крема-Крикливого большой трудовой стаж.

В 67 лет ушел на пенсию.

В Израиль он приехал двадцать пять года назад с женой Ханой, двумя детьми, один врач, другой инженер.

Таков итог беседы со скромным участником боевых сражений с фашистами, юристом Наумом Крема-Крикливым.

 

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: