Главная / Полемика на сайте Хайфаинфо / Моше (Моисей) Бельферман. Израиль превращается в криминальное государство.

Моше (Моисей) Бельферман. Израиль превращается в криминальное государство.

С «убеждениями советскими», но самостоятельно мыслящим: я приехал в Израиль 4.10.89. Знал еще дополнительно: утвердился весь «блеф фантастико- исторический» постсоветского «исторического развития» — «большевистско-коммунистическая жуткая много-жертвенная фантазия». Среди евреев нашли одного идиота М. Бланка и… Русские почти все подряд – не лучше! Этого не хотят знать-видеть!

Фактически, государственный-большевистский переворот Лев Бронштейн (Троцкий) совершил с военизированной красной гвардией. Присоединились к ним униженные, оскорбленные традиционным антисемитизмом евреи: вековой в России «чертой еврейской оседлости постоянной». Первенство власти В. Ульянову (Ленину) передали. Финансовых, рычаги власти остальные других структур политическим бандитам чиновники не передали новой власти России. Тогда В. Ульянов (Ленин) красногвардейцев, большевиков-грабителей отправил на улицы столицы: для руководящих грабителей «добывали» средства. В. Ульянов (Ленин) вызвал гражданскую войну в России «революционной». «Революционную политику» В. Ульянова (Ленина) продолжил автоматом И. Сталин (Джугашвили). Его «новшество»: от конкурентов во власти избавлялся – истребил всех «ленинцев». Проявлялся, существовал прогресс экономический, социальный: чувствовал россиянин каждый, даже отморозок, пердун из захолустья, с «передовиком труда социалистического» наравне.

***

Не огорчайтесь, не радуйтесь! И. Сталина считать                           евреем нельзя ни в каком случае. Возможно, среди его                                        предков находились и евреи. Но он! В христианском заведении учился… И… Легче легкого: еврей везде!

***

Покажите мне русского, украинца – трудоспособнее, умнее еврея: я их похвалю!

***

В любом обществе: в нашем достаточно личностей – себе присваивают «чужие заслуги». Примерно в 1965 году в Киев приехали делегацией туристы из Израиля. В их числе оказался и мой дядя Симха, брат отца. В бурные революционные годы он активно участвовал в сионистком движении. Арестовывали. В 1929 году его выслали из Украины: в «Палестину». С подарками он встретился почти со всеми родственниками. Услышал я в разговоре: в Израиле очень ценят янтарь Балтики. Я нечто ему купил: для двоюродных сестер. Привез с собой в Израиль несколько янтарных изделий. Не знал, как сказать: Илана вся взяла себе, а Рут ничего не досталось. Она увезла домой, предназначенный нам букет цветов. Занимались цветоводством. Политика правительства того времени: израильская семья каждая опекает семью репатрианта. Шломо, муж Иланы, возил меня, представлял своим клиентам по бизнесу. А потом представил: вроде «меня устроил в ККЛ» — обещал только устроить на какой-то склад.

***

Начали выпускать евреев: с этого момента начался тотальный распад Советского Союза. Все!

***

Я член ИСП (Интернационального Союза писателей) Российской Федерации. За творческие достижения свои, в числе других, получил Орден Святой Анны, дочери Российского Императора Петра 1 Великого. Она стала женой германской Особы. Вела праведный образ жизни, прожила недолго. Православная церковь Российская причислила ее к лику Святых: Империя Российская — Руководство учредило Орден ее Имени. Этим Орденом награждали выдающихся деятелей политических и победоносных военных. (Между прочим, на современном черном рынке этот Орден продают за 40-50 тысяч долларов.) За творческие достижения: меня наградили Орденом Святой Анны.

В РФ утвердилась традиция: награждение производят авторитетные личности на собрании почитателей литературы, читателей: для поддержания автора и рекламы лучших литературных новинок, открывают одновременно трибуну самих читателей.

С господином Резниковицем наглядно знаком я уже несколько лет. Еще при жизни мамы (светлой память о ней сохранится). Социальный отдел ирии иногда приходилось посещать. Днями я на работе, а к маме являлись социальные работники. Этот Резниковиц — в социальном отделе единственный мужчина.

И вот: мне пришло сообщение о почетной награде Орденом Святой Анны. Одновременно требование об «авторитетной личности» пришло.  В Шломи живу недавно. Знакомств не заводил. Встретил я первого господина Резниковица: об «одолжении» попросил его. Не знал тогда: он увольняется с работы отдела социальных сотрудников. Принадлежащий мне Орден господин Резниковиц получил втихоря и… присвоил. Я обращался с письмом в полицию Шломи, Нагарии… Написал в Кнессет (еще до войны)… Даже формально не получил ответ.

В определенный момент пенсионного возраста моего: прибыли два сотрудника социального ведомства: о разном спросили. Заполнили свою анкету. Попросили надеть туфли. Запомнил: стояли они в разных местах. Я их соединил: поставил рядом по левизне-правизне. Все! Завершили документальное оформление на этом. Ко мне через некоторое время начали приходить из социального отдела разные люди. Кажется, каждый посещал не больше раза, но регулярно являлись. Одна сотрудница приходила достаточно регулярно. Свою квартиру купил в 1987 году и сразу вселились. Успел выплатить машканту, половинную мамину (о маме благословенной сохранится память). К этому моменту квартира нуждалась в капитальном ремонте. Жил я, по привычке, уединенно. Верно, знаком мало с кем в нашем городе.

Я попросил метапелет об услуге и помощи: возможно, она знает ремонтников, уже пора обновить состояние своей квартиры. Вскоре привела каблана. Посмотрел. Быстро договорились: обойдется в 4500 шекелей весь ремонт квартиры, но для начала ремонта заплатить я должен треть суммы. Я согласился. Завезли краски, инструменты… В первый день ремонта: явился араб -принялся за побелку стены. Ушел. Точнее: ушли. Все короткое время того дня у меня находилась метапелет  — на следующее утро я взял свою походную сумку. За продуктами решил пойти. Посмотрел: сколько у меня денег? Пусто! Выходит… Сумма пропала небольшая пусть, но… явное воровство! Об этом я метапелет и каблану сказал. Молниеносные решение и действия его: унес свои строительные материалы, но не вернул полученные деньги. Руководительница компании социальной помощи: уже другой вскоре приехала ко мне. Зовут Ольгой. Компания расположена в Акко: в том же городе…

Этот важный жизненный момент нельзя упустить. Из «самых близких родственников» у меня в Израиле следует считать сестру. Моложе меня она на четыре года и две недели. Эта «недельная разница» является «определяющим фактором». По астрологическому знаку она – овен, а я — рыба… Представляете себе крайностную разницу?! В военном и послевоенном нашем детстве это не так заметно-значимо. В 17 лет я поступил в иногородний институт и с тех пор «стал взрослым»: не жил с родителями. Правда, вернулся в Киев… Но! С тех пор жил в семье: самостоятельный вел образ жизни. Трудился. Временами безработным являлся… Кормился, одевался – за свой счет. Сестра в тот период (да, и прежде, позже не просто родителей грабила!) Дополнительные возможности появились у нее: поступила в московский техникум: регулярно она ездила «на учебу» и… прикупала дефицитные товары. Часть подругам, а часть перепродавала. Вкус «легких денег» прочувствовала: стала такой гордой! Занеслась в самомнении дополнительно.

Моя судьба складывалась: мучительно-испытательно  часто я оказывался безработным, трудился на работах непрестижных. Писал дополнительно. По признакам многим: «неудачник»! А сестра в период тот особенно издевательски ко мне относилась: мешала всячески в «домашней работе». Пишу. Радио включает она на полную громкость. Замуж вышла: почти сразу видно-понятно – неудачно. Ребенка родила болезненного: эпилептика, прочее… Вскоре ее муж в очередной раз попал в психиатрическую больницу. Самоубийством он кончил жизнь: не знаю, что на него повлияло больше. Похоронили. Осталась сестра с болезненным ребенком. Не знаю, но слышал: отец мужа – мясник, а это самые сверхбогатые горожане. При оформлении их брака, подольский местный совет щедрый подарок выделил «молодым»: в пользование передал комнату свободную. «Мясник» сразу освоил комнату. Боевая сестра нашла адвоката: он слепой, правовед хороший. Получила сестра эту комнату. Вскоре обменяла она комнату на квартиру отдельную в другом районе. Нам стало легче: перебралась. Жила как с болезненным ребенком, я не знаю. Признаю откровенно: меня это не интересовало. Вскоре у нас появилась возможность репатриироваться в Израиль.  После более десяти лет «отказа». Признаюсь в этом откровенно: не поверил сразу «в разрешение». В Чопе пограничном нам не позволили провезти в багаже свои рукописи. В Киев пришлось мне посылками их отправить приятелям мамы. Постарались: в министерстве культуры они получили разрешение на отправку рукописей по адресу моему. Дополнительно должен сообщить: ей перевезти через границу мамины приятели доверили очень дорогое кольцо. Мама его носила на пальце. Оказалась: услуга – за услугу.

В аэропорт имени Бен-Гуриона на рассвете 4 октября 1989 года прибыли. С одной визой: без документов. Знали, что делали советские хитрецы: не отвечать ни за что, не платить. Пришлось все восстанавливать по памяти. В аэропорту утомительные процедуры: нас поселили в центре абсорбции репатриантов — отвезли в Ашкелон. Тогда в Газе располагались израильские войска. На перекрестке в Газу толпились солдаты: в ожидании тремпа в свои воинские части. Газа тогда не загазирована террором.

Несмотря на все ЖИЗНЕНННОЕ ЗЛО, КЛЕВЕТЫ в СУДАХ: СЕСТРА ТРЕБУЕТ МОЮ КВАРТИРУ. Через кузину Розу присылает разные «варианты» получения этой моей квартиры. НЕТ ПРЕДЕЛА ЕЕ КОРЫСТНОЙ ЖАДНОСТИ-САМОУВЕРЕННОСТИ-НАХАЛЬСТВУ…

Мы жили тогда в Нешере, вблизи Хайфы. Трудился я по своей специальности в северном отделении Керен ха-Кайемет ле-Израэль. Я рано просыпался. Прибывал к 6-ти часам в контору: рабочий день начинался с 7-ми, но я много перерабатывал – до 40 часов каждый месяц. Оплачивали только 20 часов. Вспоминаю: у нас появился новый начальник отдела. Не лесовод: он закончил институт городского хозяйства. Отслужил в ЦАХАЛ. Еще «достоинство»: из Румынии родители. В тот период (сейчас не знаю) ККЛ – это румынская мафиозная структура. В дополнение к этому, Израиль Таубер – румынский нацист. Узнал я это очень скоро, после его появления. Начальником отдела нашего до этого являлся Эрнест Шпетер: на пенсию перешел. Ко мне он относился, словно к брату младшему. Омри Бонэ начальник северного отделения ККЛ. Произвел я ему все расчеты к докторской диссертации. Иракский диктатор саддам хусейн захватил Кувейт: вспоминаю. Началась война. В период тот обстреливали Израиль. Вся страна в укрытии: не трудились. Возможно, один трудился в ККЛ — в отдел другой меня перевели: в том числе расчеты по диссертации «остался хвост». Ездил на работу вынужденно с противогазом: собственного компьютера не имел тогда…

***

Удивляться постоянно приходится: среди ничтожеств приходится жить. Терпеть оскорбительные хохмочки их: общаться. Родственник Наум – шоферюга гадкой ментальности. Ну, амидаровскую квартиру получили: посетил я, в порядке поздравления. Оскорбительные высказывания услышал: считает «шутками» — о себе, своей фамилии. Вот Старосельские – образец идеала, еврейского совершенства в мире межнационального  сожительства. Никакого повода для антисемитизма.

Не знаю точно причину… из Германии пособие мне перестали переводить. Об этом я узнал… В газете израильской: посредством публикации в ней статьи… Написал «немецкой конференции»: указал новый свой реальный банк и счет. Оказывается, в той самой «конференции» сидят, кормятся возле нее «нацисты современные» или изменники-израильтяне. И вот! Совершают реальные покушения-преступления на банковскую сеть. Узнают номера счетов: снимают со счетов клиентов реальные денежки.

***

Вполне неожиданно и вдруг! Появляется на моем телефоне неизвестная личность. Назвался он не сразу Даниелем Хадат, в дополнение оказался финансовым следователем. Нужная, необходимая мне личность. Он как раз: поможет сохранить неприкосновенным банковский счет. Оказывается, покушались на него неведомые пока преступники. В направлении этом и ведет расследование следователь Даниэль и друг его Михаил Фишер (т.з. 303762918, если верно он назвал). Да, о секретности говорили. Никаких документов по этому поводу я не подписывал.

Они получили (или присвоили) 50 тысяч шекелей с моего счета. Советы однозначны: избавиться скорее от денег и самого банковского счета.

В последние дни происходит нашествие на меня из Российской Федерации «ясновидящей Баженовой» (в Интернете проходит под разными личными именами) и ее помощницы Маргариты. Самое интересное: нет российской соли в Израиле — все их маневрирования основаны на соли и воде. Возможны добавки, но уже при «очищении», «омоложении», «новой формы» с условием оплаты значительной суммы в долларах. Да, и это интересно: в РФ им прикрыли пути финансового потока – по этой причине придется отправить взнос свой через «украинскую Лавру». Остается в данном случае «вековая дружба славянских народов».

Не учитывают: евреи – тоже ясновидящие, скромные люди не рекламирует свои естественные достоинства. Тем более: для обогащения – за счет легковерящих.

***

Это – «часть… радостей нашей жизни»…

***

Писатель, академик российской словесности – Моше (Моисей) Бельферман. Живу в Шломи, на крайнем севере Израиля. 9 месяцев из южного Ливана почти ежедневно нас обстреливают арабские террористы: по множеству раз.

О Редакция Сайта

Статья размещена с помощью волонтёра сайта. Волонтер сайта не несет ответственность за мнения изложенные в статье. Статья написана не волонтером. Артур Клейн arthurhaifa@gmail.com

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан