LiveZilla Live Chat Software
Главная / Новости организаций / Ветеранское движение Израиля / Давид Фабрикант. Отважный артиллерист. Воспоминания ветеранов. Израиль
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Давид Фабрикант. Отважный артиллерист. Воспоминания ветеранов. Израиль

historyНе стареют душой ветераны, но, к сожалению, годы идут… Очень важно, чтобы будущие поколения знали, помнили об их ратных подвигах. Поговорим с одним из доблестных воинов Михаилом Духовным.

Началась Великая Отечественная война и вы, Михаил, что предприняли?

— С друзьями, такими же восемнадцатилетними ребятами, пошел в райвоенкомат. Хотели пойти добровольцами на фронт, боялись, что без нас война закончится. У меня спросили, что я умею делать. Отвечаю «Отлично стреляю, имею значок «Ворошиловский стрелок». Ладно, говорят, жди наших указаний.

7 июля 1941 года меня вызвали в райвоенкомат и призвали в ряды Красной Армии. Собрали колонну молодых ребят 1923-1924 года рождения, примерно около 200 человек, и отправили пешком на восток. На одной из станций посадили нас в товарные вагоны, привезли в военизированный лагерь, откуда распределяли по военым училищам.

Группу, в которой оказался я, направили в 1-е Томское артиллерийское училище. Проучился там около двух месяцев. К нам пришли представители Киевского Краснознаменного артиллерийского училища, оно было эвакуировано в Красноярск. Они предложили продолжить учебу у них. Многие выходцы из Украины дали свое согласие. Одно нам не нравилось: в нем перевозку 76-мм орудий осуществляли на конной тяге – три пары лошадей, а в ТАУ для этой цели использовали машины.

Жили в казармах, спали на кроватях, стоявших в три яруса. Занятия проходили с раннего утра до позднего вечера. Наш курс не раз выходил на 2-х – 3-х дневные полевые учения с практической стрельбой. Мороз доходил до 40 градусов, а мы ночевали на снегу. В апреле 1942 года нам присвоили звания: большинству – младшего лейтенанта, нескольким курсантам – лейтенанта, в том числе и мне.

— Знаю, что вы участник прорыва блокады «северной столицы» СССР.

— Я получил назначение во 2-й Укрепрайон, назначили командиром взвода 76-мм орудий 215 отдельного пулеметноартиллерийского батальона. В мае мы занимали позиции в районе населенного пункта Чудово Новгородской области на Волховском фронте. Рядом проходила дорога. Тяжелейшие условия, местность болотная, лесистая. Командование делало неоднократные попытки прорыва немецкой обороны, но заканчивались они неудачно, при тяжелейших людских потерях. И все же пришел час нашего триумфа, когда блокада Ленинграда была прорвана.

— Какой бой с фашистскими захватчиками больше всего запомнился?

— Мой последний бой — 21 января 1944 года. Благодаря разведданным командованию стало известно, что гитлеровцы решили бросить в атаку свои части, в том числе танки. Они подобрали местность, где болото было устлано бревнами, их машины могли запросто пройти. Мне приказали выставить на прямую наводку два 76-мм орудия. Расставил их по обе стороны дороги. Под станины пушек соорудили насыпь, чтобы не провалились вовремя стрельбы, все тщательно замаскировали и стали ждать. Перед боем я объяснил расчетам их действия: первое орудие стреляет по головному танку, второе – по замыкающему.

Шло время. Мы увидели четыре немецких танка Т-4. Когда они приблизились на расстояние 200-250 метров, дал команду первому орудию открыть огонь. Наводчик немного растерялся, промазал. Нужно было что-то срочно предпринять, пока нас не засекли. Сам стал к панораме пушки и первым выстрелом подбил танк, следующим уничтожил. Этот танк перекрыл дорогу остальным, они не могли обойти его. С замыкающей машиной мастерски справился наводчик второго орудия. Началась артиллерийская дуэль. Мы смогли подбить все четыре танка.

Были потери и у нас. Я получил два ранения: одно в левую руку, через 50-55 минут вновь в руку, подбородок и в голову. Но продолжал руководить взводом, никуда не ушел. Когда бой с немецкими танками закончился, в расположение нашей огневой позиции разорвался снаряд. Меня подбросило в воздух и я потерял сознание – контузия. Меня отправили в госпиталь № 3859 в Боровичи. Там получил два письма от командира батальона. В первом он сообщал, что один из моих солдат погиб, четверо было ранено. Написал и о награждении меня орденом Отечественной войны II степени. Во втором письме просил руководство госпиталя отправить меня после излечения в ту же часть, в которой воевал.

Но попал я в 409 артиллерийский полк 131-ю Ропшинскую Краснознаменную стрелковую дивизию, которой командовал Герой Советского Союза генерал майор Романенко. Меня назначили начальником разведки артиллерийского дивизиона. Часть в это время вела тяжелые наступательные бои под Ленинградом и двигалась в направлении Прибалтики. Наша дивизия участвовала в освобождении материковой части Эстонии и ее Моодзунского архипелага, в частности островов Саарема (Эзель) и Даго (Хиума).

— Вам приходилось преодолевать водные преграды?

— Освобождение Эстонии для меня началось с форсирования реки Нарвы. На двух лодках перебирались через эту водную преграду. Высадились на противоположном берегу. Сплошной линии обороны на данном участке у немцев не было, мы, разведчики, прошли некоторое расстояние, определили по карте свое местоположение. Это было легко сделать, так как рядом находилась вышка метров в 25 высотой. Я залез наверх и увидел как на ладони позиции немцев. Со мной были разведчики старшина Абрамов, сержант Витковский, фамилии остальных не помню. Мы рассредоточились по вышке, радист с рацией засел в окопчике.

В нашем дивизионе было 3 батареи по 4 пушки в каждой, всего 12 орудий. Подаю команду «Огонь!» Выстрелы были очень точными. Немцы вскоре поняли, откуда ведется корректировка огня, открыли пальбу по вышке. Но мы сумели уничтожить их пушки. Закончив дело, двинулись вперед. 24 ноября 1944 года острова Эзель и Даго были полностью освобождены от гитлеровцев.

Нашу дивизию стали готовить к высадке десанта в Курляндию, где сосредоточилась большая группировка немецких войск. Они не хотели сдаваться, ожидая помощи от Вермахта, но так и не дождались. Им волей-неволей пришлось сложить оружие. Здесь и встретили мы весть об окончании войны. Дивизия была расформирована, меня направили служить в 27-й гвардейский артиллерийский полк, 8-ю гвардейскую панфиловскую стрелковую дивизию.

— Окончилась война и вы вернулись к мирной жизни. Кем стали?

— Продолжил службу, в 1948 году поступил в Военно-педагогический институт Советской Армии. После окончания стал преподавать в Кустанайском летном училище первоначального обучения летчиков ВВС. А с 1960 по 1975 годы был преподавателем, затем старшим Челябинского Высшего военного авиационного Краснознаменного училища штурманов имени 50-летия ВЛКСМ, читал курс авиационной картографии на кафедре самолетовождения.

Мною совместно с подполковником Лопатиным написано и издано учебное пособие «Авиационная картография», выдержало два издания. Во время работы закончил физикоматематический факультет Кустанайского пединститута. В 1975 году демобилизовался в звании подполковника запаса. Начал работать военруком 92-й Челябинской среднеобразовательной школы. За один год она стала лучшей в области по военно-патриотическому воспитанию учащихся. Школа стала базовой для Института усовершенствования учителей. Мне присвоили звание военный руководитель-методист, звание «Отличник народного образования РСФСР». В августе 1990 года мы приехали в Израиль. Решение принимали всей семьей, все живем в нашей прекрасной стране. Мои внучка Саша и внук Миша служили в ЦАХАЛе.

Михаил Духовный не замкнулся в стенах квартиры, очень активен.

Он член Хайфского окружного комитета инвалидов войны, возглавляет ветеранскую организацию в городе Акко. Вместе с товарищами помогает больным, слабым, старается, чтобы ветераны участвовали во встречах со школьниками.

Родился Михаил в городе Умани Киевской области в 1923 году. Отец Авраам работал управляющим аптекой, мать Елена – фармацевтом, старшая сестра Елизавета училась в Киевском медицинском институте. Перед самой войной Михаил успешно окончил десятилетку, выпускной вечер намечали на 22 июня. Он ушел воевать. А в поселке Маньковка погибнет мать, местные националисты выдадут ее врагам, бабушка умрет в годы оккупации.

На груди ветерана Великой Отечественной войны Михаила Духовного много наград, среди них два ордена Отечественной войны I и II степени, два Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда» и другие.

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: