Кукушечья хитрость. Сказка

 

Предисловие

 

 

Давным-давно над ковыльными степями летели птицы, Кукушон с Кукушей. Они добрались до леса и сели на высокую сосну. Мимо дерева проходили грибник с ягодником.
— Какие красивые птицы?! – удивился грибник. – Рыжеватое оперение с белыми и бурыми пестринами.
— Длинные хвосты распускают веером, — ответил ягодник. 
— Как они называются?
Ягодник пожал плечами:
— Не знаю. Наверное, прилетели из-за моря.
— Да-а, такие птицы не водились в наших краях.
К ним подошел бывалый охотник и сказал:
— Птиц называют Кукушками. А любопытные люди часто спрашивают у них: “Кукушка, кукушка, сколько мне 
лет?” или “Сколько лет я проживу?”.
Грибник закричал:
— Кукушка, скажи, сколько лет я проживу!?
Кукушон запел: 
— Ку-ку! Ку-ку! 
— О-ой, как мало, — расстроился грибник.
Ягодник пожалел друга. Похлопал по его плечу и сказал: 
— Ерунда! Глупые птицы. Ты, друг, здоров как бык.

Проживешь до ста лет и дольше.
— Вот такие говорливые птицы, — усмехнулся охотник и скрылся в лесу.

Грибник с ягодником ушли по своим делам.

А Кукуша слетела с сосны, закружила над землей 
и громко-громко заверещала им вслед: 

— Кли-кли-кли!

 

 
Весенняя пора для птиц самая оживленная. Самцы токовали, услаждая голосами самок. Самки красовались перед ухажерами и отвечали тихим щебетом. Долго или недолго длилось брачное пение, но затихало ко времени птичьих свадеб. Птицы разлетались парами и строили гнезда в гуще садов, около болот, а некоторые в горных лесах.

 
Кукушон с Кукушей свили гнездо в сосновом бору. Наступило для них время заводить птенцов. Один, два или три яйца будет в кукушечьем гнезде?

Считай не считай, в кладке не появится больше шести. А Кукуша
отложила четыре розоватых яйца с бурыми крапинками.
Весенние недели быстро пролетели одна за другой. Кукушон с Кукушей сидели в гнезде.
— Ай, жена, смотри, — обрадовался Кукушон, — птенчик пробил скорлупу. Вот-вот вылупится.
Вдруг “хрум!”, яичко раскрылось, и показался кукушонок.
— А-ах! – воскликнула Кукуша. – Родился наш первенец, красавец желторотый.
Счастливые родители, разглядывая кукушонка, улыбались.
— Смотри, Кукушон, как широко открывает клювик. Его животик раздулся от голода. Пора отцу-кормильцу
приниматься за дело.
— Верно, жена. Полечу на охоту.
Кукушон помчался над бором вдоль быстрой реки. Кружил около болот и на лету ловил бабочек с жуками.
Когда приземлился, догнал ящерку, схватил мучного червя.
— Поохотился на славу. Пора домой, — сказал Кукушон и направился к гнезду.
Кукуша встретила его веселым пением:
— Кли-кли!
А кукушонок продолжал пищать:
— Пщи-пщи! – Как поел, сразу уснул.
Кукушонок рос быстро. Но сколько не кормили его, все равно пищал, не умолкая. Поэтому Кукушон летал
на охоту изо дня в день. А Кукуша оставалась в гнезде, не отходила от сына и постоянно ворковала:
— Ур-р, ур-р, деточка моя милая, голодный кукушонок, потерпи немного. Скоро папа вернется и принесет еды.

Как у любой кукушки на спине кукушонка выросла нежная жилка. Птенчик зашевелится, а жилка неприятно защекочет его.

Кукушонок начинал метаться по гнезду и раскидывать яички.

Кукушка-мама погладит птенца по спинке, он успокоится.

— Ур-р, ур-р, — ворковала Кукуша, — не волнуйся, сыночек, будь терпелив. Сиди тихо, а то накличешь писком
пернатых или пушных хищников.

Однажды, когда кукушонок спал, Кукуша прошептала:

— Ур-р, ур-р, сыночек, спи сладко. Теплый день пролетел быстро, наступил холодный вечер. Пока разглядываешь сны, я вылечу из гнезда. Пробегу по беломошнику туда, сюда и соберу мха. Потом сотку теплое одеяло, накрою тебя с яичками, будет тепло в гнезде.
Кукушка улетела и задержалась в сосновом лесу. А птенец проснулся, огляделся:
— О-ой, мамы нет. — Страшно кукушонку. Прижался к яичкам, плачет: – Пщи-и, пщи-и.
Жилка на его спине зашевелилась и очень больно защекотала. Глупый птенчик подумал, что яички
злятся на него, стал толкать их лапками. Одно, второе, третье яичко упали на землю и разбились.
Птенец глянул вниз, покачнулся тоже выпал из гнезда.
Вернулась кукушка-мама и громко вскрикнула:
— А-ах! Где кукушонок с яичками?
Посмотрела на землю, а посреди скорлупок бездыханный птенец лежал. Кукуша села в пустом гнезде,
заплакала:
— Кли-и, кли-и. Зачем я оставила кукушонка?
Лесные птицы услышали кукушечий плач и слетели с гнезд. Метались над бором, кричали во все голоса.
— Почему шум в лесу? — забеспокоился Кукушон. Перестал охотиться, быстро долетел до гнезда и спросил:
— Ку-ку. Кукуша, где кукушонок? Где яичная кладка?
Жена не сказала ни слова, только плакала по-кукушечьи: “Кли-и, кли-и”. Ее слезы падали на землю
и превращались в сочные клубни. Клубни выпустили длинные корни, и выросли стебельки с темно-зелеными
листьями в бурых пятнышках. Так появилось травянистое растение Кукушкины слезки, разрослось густым
ковром и схоронило кукушечье потомство.
— Не плачь, дорогая жена, — жалел Кукушон. — Слезами не поможешь горю.
Но Кукуша причитала громче прежнего:
— Кли-и! Кли-и!
Кукушечьи слезы разлетелись с ветром до черничных и брусничных кустов. Где оросили землю, там вырос
мох с тонкими волосками, будто льняная прядь. Люди назвали его Кукушкиным льном.
Прошла теплая весна, наступило жаркое лето, но Кукуша плакала днем и ночью.
— Смирись, жена, — уговаривал Кукушон. – Осенью у нас родятся другие кукушата. Вырастут красивыми,
говорливыми как ты.
Но Кукуша продолжала причитать:
— Кли-и, кли-и. — Где кукушечьи слезы упали, там выросли цветы.
— Красота такая, что словами не описать! – удивился Кукушон. — Цветы нежные, ароматные. Запах
от земли до птичьих гнезд доносится ветром и приятно щекочет клюв.
Кукуша посмотрела на цветы, заулыбалась:
— А-ах, лиловые бутоны раскрылись в тени деревьев. Вокруг бабочки порхают, пчелы жужжат и мошки
роятся. Лепестки у цветов как изящные башмачки.
Кукушон радовался:
— Я назову цветы в твою честь Кукушкиными башмачками.
— Спасибо, – ответила Кукуша и вновь загрустила: – Как дальше жить? Что нам, горемычным родителям
делать, чтобы не погибали кукушата?
— Надо подумать, — сказал Кукушон. – А пока вместе слетаем на охоту, половим гусениц. — Кукуша согласилась.
Как прежде, пестрые птицы полетели над полями, лесами и охотились три дня. Когда вернулись к гнезду,
стали разговаривать.
— Я отправлюсь к птицам-соседушкам, — предложила Кукуша, — и попрошу о помощи. У нас появится новая
кладка, пусть каждая соседка возьмет по яйцу. Придет время вылупиться птенцам, птицы вырастят
кукушат как родные матери.
— Ах, жена, от горя помутнел твой разум. Кукушата не пожалеют чужих птенцов, выбросят из гнезда. Тогда
птицы узнают о жилке и проклянут кукушечий род.
— Что же делать, Кукушон?
— Применить хитрость. Хитрость что гибкость, обовьет, не заметишь.
Кукуша не унималась:
— Может, уговорим соседушек? Местные птицы не едят шелкопрядных гусениц. А они опасные вредители
лесу. Только кукушки справляются с такими гусеницами. И в этом наша великая-превеликая польза.
— Нет. Не становятся добрыми от чужой хвальбы. Я придумал иной способ. У меня подгрудок полосатый
как у ястреба-перепелятника. Любая птица, увидев хищника, летит сломя голову от родного гнезда.
Притворюсь ястребом. Ты, Кукуша, очень изворотливая, осторожная птица. Пока я пугаю всех,
разложишь наши яйца в чужие гнезда.
— О-ой, Кукушон, какой ты умный!? Так и сделаем.
Кукушки радовались.

Кукушон громко пел:

“Ку-ку! Ку-ку!”, а Кукуша тихо ворковала: “Кли-кли-кли”.

 

 

Послесловие

 

 

С тех пор, как появятся у кукушек яички, Кукушон кружил “ястребом” над чужими гнездами и пугал птиц 
хохочущим криком: 
— Ку-кха-ха! 
Обитатели леса разлетались, а Кукуша раскладывала свои яйца по чужим гнездам. Это делала так ловко, что ни одна птица не замечала. Кукушонок рождался, выбрасывал птенцов на землю, а сам жил  припеваючи.

 

Потому что новые родители кормили и растили его одного. 
Давным-давно Кукушон с Кукушей придумали хитрость, но кукушечий род по сей день пользуется ею. 

 

Так кукушки выживают.

Что происходит в природе, то и задумано.

Знать бы, почему?

 

 

 

О Z Z

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан