LiveZilla Live Chat Software
Главная / Связь со страной исхода / Больше, чем любовь. Екатерина Гельцер и Густав фон Маннергейм
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Больше, чем любовь. Екатерина Гельцер и Густав фон Маннергейм

Больше, чем любовь.
Екатерина Гельцер и Густав фон Маннергейм

Роман прославленной балерины с генералом русской армии, будущим президентом Финляндии.

 

 

В 1924 году барон последний раз тайно приехал в Россию, чтобы обвенчаться с любимой, но забрать Екатерину Гельцер с собой в Финляндию ему не удалось.

 

Жизнь свою профессиональный военный Карл Густав Маннергейм прожил по-старомодному честно и по-старомодному красиво.

Но есть в ней несколько эпизодов, просто вызывающих восторг.

 

 

В январе 1924 года генерал Маннергейм, уже глава независимой Финляндии, уже объявленный в Советской России «кровавым белогвардейским палачом», тайком приезжает в Москву. Он стоит в многочасовой очереди на морозе, чтобы войти в только что воздвигнутый мавзолей Ленина на Красной площади и почтить память человека, подписавшего декрет о независимости Финляндии.

 

Жест, достойный какого-нибудь средневекового Дон-Кихота, но совсем не прагматичного политического деятеля двадцатого века.

 

Так и хочется сказать словами Паниковского из «Золотого теленка»:

«Сразу видно человека с раньшего времени.

Таких теперь уже нету и скоро совсем не будет».

 

Но и это не все. В том же январе перед отъездом в Финляндию Карл Густав Маннергейм обвенчался со своей давно любимой женщиной, балериной Екатериной Гельцер. Венчал их, кстати, опальный патриарх Тихон. Общий сын Маннергейма и Гельцер, Эмиль, был уже за границей. Мать вывезла его в Швейцарию в 1909 году, когда поехала на гастроли в Париж.

 

С тех пор мать и сын больше не встретились. Да и повенчанные муж с женой тоже расстались навсегда, хотя прожили потом достаточно.

 

Об этом событии наверняка знало ОГПУ, НКВД и т.д.

 

Может быть, Сталин надеялся, что Маннергейм будет уступчивее, зная, что судьба жены находится в руках вождя.
Но тот упрямо гнул свою линию и по-прежнему защищал независимость своей страны, хотя принял все меры, чтобы надежно укрыть от возможных советских агентов своего сына Эмиля, а позже и внука.
Товарищ Сталин, прагматичный политик двадцатого века, по-видимому понял, что этого «средневекового Дон-Кихота» Маннергейма на любимую женщину не «поймать», и потому не стал затягивать петлю на шее балерины.
Екатерина Гельцер как была, так и оставалась до конца жизни примой Большого театра.
Ее так и не тронули, хотя периодически
устраивали мелкие пакости.
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-27319/
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: