LiveZilla Live Chat Software
Главная / Связь со страной исхода / НЕ ПРИДУМАННЫЙ АФГАН ДЖАЛЫНА АБЫКЕЕВА.
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

НЕ ПРИДУМАННЫЙ АФГАН ДЖАЛЫНА АБЫКЕЕВА.

 15 февраля 2017, Бишкек
Полковник Джалын Абыкеев
В Кыргызстане немало воинов-интернационалистов, для которых Афганская война не прошла бесследно. Один из них — полковник Джалын Абыкеев. В канун годовщины вывода советских войск из ДРА, когда традиционно возникают споры об оправданности участия СССР в этой войне, он поделился с ИА «24.kg» воспоминаниями, мнением о ее предпосылках и значении. Наш герой родился в 1965-м во Фрунзе. Военным стал по двум причинам. Во-первых, сказалось воспитание. Его дед участвовал в Великой Отечественной войне, и в семье к служивым относились с большим уважением. Во-вторых, повлиял фильм «Офицеры», атмосфера которого очаровала советского юношу…

Афганская «дорога жизни»

— Окончил Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище и в звании лейтенанта попал в Забайкальский военный округ, — начинает Джалын Сагыналиевич. — Отслужил год, и мне предложили ехать в Афган.
Оказался там в феврале 1988-го. Служил в 177-м мотострелковом полку в должности заместителя командира роты. Мы базировались у перевала Саланг, где проходила «дорога жизни». По ней с территории СССР вглубь Афганистана двигались грузовики с горючим, боеприпасами и продуктами. Мы защищали колонны от обстрелов и следили за безопасностью проходивших рядом трубопроводов с топливом. Периодически душманы ставили мины на трассу и пару раз успешно подрывали трубопровод. Последствия мы быстро ликвидировали и усиливали контроль над участком. Но после недели-другой спокойной жизни бдительность солдат притуплялась. Враг этим пользовался и вновь пытался помешать движению колонн.
Фото Из архива Джалына Абыкеева. Блокпост у перевала

Саланг

У нас в роте было четыре взвода (120 человек).
По составу она была многонациональной, но большинство были уроженцами Средней Азии.
Еще был табасаранец — хороший водитель. Мог починить любую машину.
Однажды подошел и говорит: «Командир, на дороге валяется подбитая шаланда с целым мотором. Может, снимем его и поставим себе?» А у нас на одном из БТР движок как раз был на ремонте. Я согласился. За ночь они с помощником его установили. Через четыре дня он сломался, и мы поняли, что моторы с обычных гражданских машин для БТР не годятся. В мае—июне 1988-го из «учебки» пришло последнее пополнение.
Один из новичков в училище ездил на БТР-70, у которого два движка. Увидев наш БТР-80 с одним движком, долго доказывал, что это неправильная машина.

Погружение в Средневековье

Я следил, чтобы мои подчиненные всегда были в тонусе. Из кусочков траков и дисков мы делали гантели и штанги и занимались атлетической гимнастикой.
Ноги качали в горах, перетаскивая продукты.
Старшие по призыву солдаты контролировали жизнь и быт новичков и относились к ним как к младшим братьям. Некоторые, правда, заставляли вместо себя делать уборку, мыть машины, чистить оружие.
Так что дедовщина была. Но не слишком суровая.
Фото Из архива Джалына Абыкеева.

Душманы

«С населением, жившим неподалеку, отношения были дружественно-нейтральные. Менталитет у них другой: мусульмане до мозга гостей со своеобразным образованием и патриархальным укладом жизни.
Общался с местными. Читать и писать умеют, о героях древности знают. Но происходящее в мире их не интересует. Хозяин села для них главнее бога. Ему они отдавали десятую часть урожая.
Я словно окунулся в историю.
Не зря некоторые говорили, что Афганистан застыл в XIV веке. Страна эта многонациональная.
Однажды подчиненные привели кыргыза, приняв его за моего земляка. Он был родом из Джелалабада и воевал за правительственные войска.

Как спецназ расплатился обезьянкой

«Мне повезло, что жил и воевал в горах. Те, кто находился в долине, болели холерой, дизентерией, желтухой, амебиазом…
А у нас болели, максимум, желтухой. Вода из горных источников была чистой. Но мы все равно ее всегда кипятили. Бросали в котелок антисептик «пантоцид». Такая дрянь, я скажу! Вода после него хуже, чем с хлоркой.
Фото Из архива Джалына Абыкеева.

В Афганистане на блокпосту «Клинок»

На высоте 4,5 тысячи метров возвели пост «Клинок»:
подорвали скалу, установили огневую точку с крупнокалиберным пулеметом ДШК и стали нести службу.
Оттуда просматривался большой отрезок контролируемой нами трассы. Работал пост с мая по октябрь. В остальное время находиться там из-за холодины было невозможно», — говорит Джалын Абыкеев.
«Помню, наши джелалабадские спецназовцы возвращались мимо нас домой, и у них сломался БТР. За починку подарили мне обезьянку Мишу. Сижу, значит, за столом, а зверек у меня на голове. Верчу ею, но он держится, сохраняет равновесие. Угостил его бананом, а он меня за нос как цапнет! Дал ему по морде. Он так обиделся! Потом я угостил его еще раз, и мы помирились.

Последний «Тайфун» войны

В январе 1989-го долго шел снег, и горные склоны засыпало толстым слоем. Нам нужно было спуститься к подножию за боеприпасами.
Впереди шли солдаты и пробивали тропинку. У меня были новые экспериментальные кирзовые сапоги с полиуретановой подошвой. На морозе она задубела.
Я поскользнулся и полетел вниз. А там обрыв!
Пытался пробить снег руками, но не получалось.
Лишь у самого края, где наст был тонким, зацепился автоматом.
Солдат помог подняться и сказал: «Командир, сегодня у вас второй день рождения! »
Во время обстрела рядом разорвалась 120-миллиметровая мина, и меня слегка контузило. Правый глаз стал хуже видеть.
Но за ранение и геройство мы такие случаи не считали.

Обычное дело

Джалын Абыкеев:
«В январе 1989-го участвовал в крупной войсковой операции «Тайфун» — последней для СССР на той войне. Уничтожали бандформирования, осложнявшие советским солдатам возвращение на Родину. Заняли все господствующие высоты на пути вывода войск. Разведали точки расположения врага и задавили его бомбоштурмовыми и артиллерийскими ударами.
Остатки душманов обстреливали колонны, двигавшиеся через ущелье, и убегали. Но жертв со стороны СССР было мало.
Правильно говорил Герой Советского Союза Руслан Аушев: командование 40-й армии обладало высоким боевым искусством, чтобы зимой через перевалы вывести в СССР 100-тысячные войска.
Фото Из архива Джалына Абыкеева.
Во время службы в Афганистане В Афгане ничего экстраординарного не делал. Выполнял свою работу в соответствии с должностными обязанностями. Дослужился до старшего лейтенанта, а за «Тайфун» получил орден Красной Звезды».

Наследие Усамы Бен Ладена

«В Афганистане с древности пересекались интересы многих государств. В 1970–1980-е, когда был двухполярный мир, он находился на перекрестке геополитических интересов США и СССР. Кто контролировал Афганистан, контролировал всю Евразию!
Кремлевские старцы не хотели видеть там американцев.
Думали сделать из него коммунистическое государство, но не учли менталитет народа, воевавшего всю свою историю, — рассказывает ветеран.
Воюя с душманами, мы предотвращали зарождение исламского фундаментализма и радикализма. Уже тогда молодой Усама бен Ладен в составе отрядов мятежников воевал с Советской армией.
Джалын Абыкеев:
«Не будь Афганской войны, вся та галиматья, происходящая сейчас на Среднем Востоке и в Южной Азии, началась бы раньше. И Центральная Азия, наверное, уже полыхала бы», — считает Джалын Абыкеев. «Увы, сейчас мы наблюдаем радикализацию массового сознания нашей молодежи. Ислам — миролюбивая религия, но многие из 73 его течений радикальны. В Кыргызстане мечетей строится больше, чем школ и детских садов. И в каждой свое течение! Меня, воочию видевшего опасность радикального ислама, это очень беспокоит. Жаль, что власти к этому относятся мягко. Надо указать муфтияту, что КР исповедует определенное течение, а все остальные следует считать радикальными и террористическими и преследовать по закону, — призывает военный. — Настороженно отношусь к контактам КР с Катаром, Афганистаном, Иорданией и особенно Саудовской Аравией».

Жизнь после войны

«После вывода войск из Афганистана некоторое время служил в Термезе (Туркестанский военный округ), а затем направлен в Таш-Кумыр. Служил там, пока генерал Абдыгул Чотбаев не пригласил меня в Нацгвардию. В ее рядах, в частности, готовил гранатометчиков, участвовавших в Баткенских событиях.
В 2005 году меня попросили освободить должность. Организовал частное охранное агентство; год назад свернул его деятельность, — говорит ветеран. Преподаю на кафедре допризывной подготовки молодежи в Академии физической культуры и спорта. Призываю студентов любить Родину и не следовать радикальным направлениям.
Джалын Абыкеев :
«Пенсия достойная, учитывая возможности нашего государства.
А может оно для военных пенсионеров немногое.
Ветеран Афганской войны получает около $200.
В России — на порядок больше, плюс учитываются звание, ордена и должность. — говорит Джалын Абыкеев. — Раньше были хорошие льготы, но потом их монетизировали. Цены растут, а индексации нет!
Здоровье у всех ветеранов неважное.
Даже один день на войне — большой стресс для молодого человека».
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ:


%d такие блоггеры, как: