LiveZilla Live Chat Software
Главная / Новости / Глава Моссада Йоси Коэн
ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Глава Моссада Йоси Коэн

https://www.evrey.com/sitep/person/index.php3

Захват секретных иранских документов и их передача в Израиль, быть может — самая дерзкая, самая удачная, но далеко не единственная операция в деятельности главы Моссада Йоси Коэна…

ГЛАВА МОССАДА ЙОСИ КОЭН

Йона Джереми Боб

 

Картинки по запросу начальник Моссада Йоси Коэн фото

Не в первый раз начальник Моссада Йоси Коэн поднимался на лифте на седьмой этаж штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли (штат Виргиния) на встречу с директором ЦРУ Майком Помпео. Но встреча в марте 2018 года была не такой, как другие. В тот день Коэн шел, чтобы сообщить своему ближайшему союзнику и коллеге информацию, которая потенциально могла изменить мир и ход истории.

В течение трех с половиной лет в должности главы Моссада Йосеф Коэн, которому 58 лет, сумел превратить разведслужбу в мощный механизм, способный идти на риск и менять историю. Это относится, в частности, и к деятельности Моссада в Иране, к успешному отслеживанию программ развития вооружения Хамаса.

Моссад преуспел и на международном поприще. Ему удалось убедить некоторые страны Африки и некоторые арабские суннитские государства не бояться говорить об их связях с Израилем.

Йоси Коэн — бесстрашный разведчик. В январе 2018 года он руководил операцией по захвату секретных ядерных архивов, хранившихся в самом центре Тегерана.

Он встретился с Помпео два месяца спустя — чтобы доложить ЦРУ об операции Моссада в Иране до того, как придать ее результаты широкой мировой огласке.

Важнейшим итогом операции Коэна стало решение президента США Дональда Трампа разорвать атомную сделку с Тегераном, подписанную в 2015 году его предшественником Бараком Обамой, и начать кампанию жестких санкций против Исламской Республики.

Источники, близкие к Коэну, в интервью Джерузалем Пост говорили, что захваченная в Тегеране информация используется и сегодня, что она не утратила свою актуальность.

Добытая Моссадом информация по важности превосходит предыдущее открытие, о котором израильский премьер-министр Биньямин Нетаниягу говорил в начале сентября — когда был обнаружен объект по разработке ядерного оружия в Абаде (город в Центральном Иране).

Директор ЦРУ Майк Помпео, услышав доклад Коэна в марте 2018 года, был поражен этим достижением Моссада. Он и его коллеги не переставали удивляться «смелости, дерзости и бесстрашию» участников операции.

И сегодня, когда Помпео назначен Государственным Секретарем США, Коэн поддерживает с ним контакты, «в реальном времени» докладывая ему об актуальных событиях.

Не один Майк Помпео был поражен ошеломляющим открытием ядерных секретов Ирана. Скептики из Европы и академические круги Северной Америки, может, предпочли бы не заметить открытую информацию. Но и на них произвел впечатление объем данных, предоставленных Моссадом. И многие изменили мнение по поводу иранских ядерных программ.

Но как Моссаду удалось осуществить эту дерзкую операцию?

Моссад использовал немалые ресурсы только на то, чтобы обнаружить место, где хранились архивы. Это ему удалось в 2016 году. Затем он держал хранилище под наблюдением. В 2017 годуархивы перенесли в другое место. Но за этим Моссад тоже проследил.

Десятки агентов Моссада участвовали в слежке и в похищении. Это была поистине одна из самых дерзких операций израильской разведывательной службы за всю историю его существования.

Были тщательно изучены меры безопасности, предпринимаемые иранскими службами, ответственными за охрану склада, который казался заброшенным. Агенты вошли туда ночью, когда меры безопасности несколько ослаблены.

Разведчики нейтрализовали все электронные камеры наблюдения, которые могли их выдать, и за 6 часов 29 минут вскрыли 32 сейфа, где хранились секретные ядерные архивы, используя для этого специальные газовые горелки, разогревавшиеся до 3.600 градусов.

Затем содержимое сейфов перенесли в грузовики, за рулем которых сидели иранские контрабандисты. Они понятия не имели о характере груза и вывезли его через плохо охраняемую иранскую границу.

До сегодняшнего дня нигде не говорилось, как разведчикам удалось доставить архивы из Ирана в Израиль. Есть лишь предположения, что их перевезли по морю или самолетом.

Материалы, добытые Моссадом, помогли составить карту ядерных объектов Ирана. Именно благодаря им, на этой карте появился Тургузабад, куда иранцы отказываются допустить международных инспекторов.

Коэн объяснил, что изучение материалов требует много времени. Прежде всего, потому, что документы написаны учеными-ядерщиками на языке фарси. Израильтянам, чтобы перевести материалы на язык, понятный офицерам разведки и политическому руководству — понадобились переводчики с фарси и специалисты по ядерной физике.

Многие считали, что добытая информация должна оставаться засекреченной, что ее можно передать только Помпео и другим союзникам Израиля. Однако Йоси Коэн был за то, чтобы операция Моссада стала известна в мире, и чтобы эти материалы стали достоянием широкой публики.

«Публикация даст массированный дипломатический эффект» — объяснял он свою позицию. 

Благодаря этой операции, Трамп разорвал соглашения с Ираном, подписанные его предшественником Обамой.

Кроме этого, иранские архивы радикально изменили представления израильской разведки о том, что происходит с иранской ядерной программой.Сегодня Моссад гораздо отчетливее понимает, как работает иранская программа создания ядерного оружия — и на тактическом и на стратегическом уровнях.

Если прежде Израиль лишь предполагал, что Иран может сделать, и что не может — сегодня эту оценочную информацию заменили фактические данные, к которым прежде не было никакого доступа.

Архивные материалы помогают Израилю более точно оценить, сколько времени понадобится Ирану на то, чтобы создать ядерную бомбы. Ведь в трудной ситуации время может оказаться решающим фактором.

Источники, близкие к Коэну рассказали, что Исламская республика получила инструкции по построению ядерного реактора и складированию урана-235. Что для Ирана самое главное в разработке ядерного оружия — строительстве ядерного реактора, организация хранения и транспортировки ядерного топлива.

 Йоси Коэн родился в 1961 году в Иерусалиме в религиозной еврейской семье.

В 1979 году его призвали в армию, и служил он в парашютных войсках.

За внимание к собственному внешнему облику (на людях он всегда одет в сшитый с иголочки костюм и носит белые накрахмаленные рубашки) его прозвали «Красавчиком».

Он живет в просторной современной квартире в городе Модиине.

Йоси Коэн и его жена Айя — растят четверых детей.

Коэн входит в круг людей, приближенных к премьер-министру. С 2013 по 2016 годы он работал советником Нетаниягу по национальной безопасности.

За несколько недель до предыдущих выборов в израильских СМИ появилась публикация, в которой Нетаниягу назвал имена двух самых достойных своих приемников на посту премьер-министра. Первым был — Йоси Коэн, вторым — Рон Дермер (посол Израиля в США).

Однако сам Коэн считает, что говорить о его политическом будущем — пока еще «слишком рано». При том, что вполне это допускает — после того, как он оставит службу в Моссаде, и пройдут предусмотренные законом три года.

— Дети, конечно же, не в восторге от того, что у их отца и в дальнейшем не будет достаточно времени на общение с ними, — говорит Йоси Коэн. — Но если я почувствую, что смогу помочь стране на политическом поприще, то семья примет мой выбор…

Считается, что иранская операция, образно говоря — «жемчужина» деятельности Коэна в Моссаде. При этом она, разумеется, была у него — не единственной.

В декабре 2016 года в Тунисе был убит Мухаммед аль-Завари, хамасовский инженер, а в апреле 2018 года в Малайзии — палестинец Фади Мухаммед аль-Батш, тоже хамасовец и, как утверждают, специалист по ракетам и беспилотникам.

Никто тогда не взял на себя ответственность за эти ликвидации. Но все указывает на то, что обе акции осуществлены Моссадом.

Коэн не признавал и не признает свое участие в них — лишь в характерной для него манере прячет улыбку, когда друзья поздравляют его с успешной операцией. И говорит обычно, что кто бы ни стоял за ликвидации разработчиков новейших вооружения для Хамаса — действия этих людей полностью оправданы. Ведь эти террористы представляют большую опасность для Израиля (и не только), нежели любые полевые командиры.

Когда речь заходит об операции, проведенной его предшественником на посту главы Моссада, когда был убит Махмуд аль-Мабхух (тогда агентов Моссада сфотографировали камеры в дубайской гостинице), Коэн подчеркивает, что Моссад сделал выводы из своих ошибок и многому с тех пор научился.

Если за ликвидациями террористов в Тунисе и Малайзии и в самом деле стоит именно Моссад — Коэн может гордиться этими операциями. Камеры не зафиксировали ни одного эпизода в действиях и передвижениях их участников.

Сегодня, с развитием дигитальных средств, опыт Моссада может быть очень полезен в разработке новых приборов и технологий, призванных скрыть проведение операций.

В октябре 2018 года Коэн выступил с речью, в которой рассказывал о технологии распознавания лиц, назвав эту тему исключительно важной для разведслужбы.

Моссад под руководством Йоси Коэна много вкладывает в разработку и развитие новых способов, позволяющих агентам избежать идентификации. Новейшие технологии, по его словам — никогда не заменят разведку и приносят желаемый эффект, только если их правильно используют.

Знакомые с ним люди рассказывают, что Коэн может быть абсолютно сконцентрирован на беседе и при этом отвечать на многочисленные телефонные звонки и текстовые сообщения.

Эта его особенность очень помогает, когда он проводит военные операции против врагов Израиля, в то же время, выполняя функции дипломата, помогающего стране установить отношения со странами Африки и Ближнего Востока.

Именно Йоси Коэн, работая с Гади Айзенкотом — заложил фундамент для плодотворного сотрудничества Моссада с ЦАХАЛом в борьбе с внешними угрозами и в укреплении региональной мощи государства Израиль.

В ноябре 2017 года объявили о том, что установлено сотрудничестве между разведывательными службами Израиля и Саудовской Аравии.

Многие критиковали Коэна за то, что он частично берет на себя работу, которая находится в ведении Министерства иностранных дел. Но он не придает этой критике большого значения.

Более того. В окружении Коэна напоминают, что «завязывать отношения со странами, с которыми у Израиля нет формальных дипломатических отношений — всегда было работой Моссада».

Успехи, которых достиг Коэн, — считают его друзья и сторонники, — не должны никого обижать. Напротив — могут служить предметом национальной гордости.

При этом желание Коэна установить отношения с суннитскими государствами Персидского залива основано не на вере в их доброе отношение к Израилю, но — на национальной заинтересованности этих стран в нашем государстве. Особенно — когда речь идет о совместном противостоянии Ирану, который и для них представляет угрозу.

Коэн не планирует делиться с Саудовской Аравией новыми израильскими технологиями защиты от дронов, засылаемых из Ирана (совсем недавно иранские дроны атаковали нефтяные объекты в Саудовской Аравии). У Коэна — иная позиция. Он собирается помочь странам Персидского залива объединиться в общий фронт, чтобы противостоять Ирану.

Что касается проблем с палестинцами — Коэн не верит, что «мирный процесс» может сдвинуться в сторону урегулирования конфликта. Этого, по его мнению, не случится, по крайней мере, до тех пор, пока Махмуд Аббас возглавляет Палестинскую администрацию.

Коэн считает, что Аббас продемонстрировал экстремальный национализм. Он вел себя иррационально, категорически отказавшись говорить с США даже тогда, когда Америка предлагала автономии многомиллионные вложения.

При этом у Коэна есть надежда на то, что сегодня Израилю выпал реальный и уникальный шанс прийти к региональному соглашению с суннитскими странами Ближнего Востока.

Реальность подтверждает точку зрения нынешнего руководителя Моссада. Эти страны осознают, что существование Израиля — необратимый факт, что Израиль не «сметешь с лица земли» и что еврейское государство может помочь им в их борьбе против Ирана, предоставляя разведывательную информацию и технологии.

Что касается Ирана, то Коэн не может предложить Израилю радужные перспективы. Он, как и его предшественники, признает, что операции Моссада способны сдержать стремление Ирана к овладению ядерным оружием, но остановить этот процесс полностью — им вряд ли удастся.

Но даже выигрыш во времени — уже «стратегическое достижение». Многое зависит от того, как будет складываться геополитическая ситуация.

Если же все попытки окажутся недостаточными, и Иран продолжит гонку ядерных вооружений, то (и в этом Йоси Коэн и его предшественники на посту главы ШАБАКа солидарны), чтобы это остановить — придется решиться на военную операцию против Ирана.

Какой будет роль США в реализации такого сценария?

Коэн и его окружение полагают, что существует немалая вероятность, что США будут участвовать в этих действиях, а, возможно, даже возглавят операцию.

Мы можем быть уверены в том, что Йоси Коэн, а с ним — и весь персонал Моссада, продолжат делать все для безопасности Израиля.

ПЕЧАТАТЬ ПЕЧАТАТЬ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ СТАТЬИ НА САЙТЕ: