Главная / Новости / Хайфаинфо - Литературная гостиная / Ян Топоровский. В ОЖИДАНИИ ИЗБАВИТЕЛЯ 

Ян Топоровский. В ОЖИДАНИИ ИЗБАВИТЕЛЯ 

Некогда я задавал многим один и тот же вопрос о еврейской общине Брянска. А ответы были похожи, почти близнецы: «А разве в Брянске была еврейская жизнь в XIX веке?» Вроде бы опрашиваемые были правы. Этот городок Российской империи не входил в черту оседлости, а посему был закрыт для евреев.

Так выглядел Брянск, когда в нем начала складываться еврейская община

Но… вне черты разрешали селиться кантонистам – тем самым еврейским детям, которых забирали в армию, и они, отслужив 25 лет, могли выбрать (при Высочайшем разрешении) поселение вне черты оседлости. Но вначале – присяга и служба. И присяга – специальная, для иудеев.

 

ВОИНСКАЯ ПРИСЯГА /  НА ВЕРНОСТЬ СЛУЖБЫ ЦАРЮ И ОТЕЧЕСТВУ  (Для иудеев)

Я, нижепоименованный, обещаю и клянусь Господом Богом Израилевым, с чистым сердцем, и не по-иному, скрытому во мне смыслу, а по смыслу и велению, приводящих меня к присяге, в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Государю Императору Николаю Александровичу.

Самодержцу Всероссийскому, и Его Императорского Величества Всероссийского Престола Наследнику Его Императорскому Высочеству Государю Великому Князю Алексею Николаевичу верно и нелицемерно служить, во всем повиноваться военному начальству, не щадя живота своего до последней капли крови и все к Высокому Его Императорского Величества  Самодержавству силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенным и впредь узаконенными по крайнем разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять, и при том, по крайней мере, стараться споспошествовать все, что к Его Императорскаго Величества верной службе и пользе государственной во всяким случаях касается может. И, как я пред Богом, в том всегда ответ дать могу, как суще мне Господь Бог душевно и телесно мне, да поможет.  Аминь.

ГОРОДОК КАНТОНИСТОВ

В одном из израильских архивов я обнаружил документы, касающиеся Арона Итина (1864-1930) – одного из первых еврейских печатников в Эрец Исраэль. Итин, например, принимал участие в издании первого номера журнала «Новости Тель-Авива». 

Он родился в Брянске Орловской губернии. Его отец, Саади, был кантонистом и после службы в армии получил разрешение жить во «внутренней России», в Брянске – за пределами черты оседлости. Здесь и родился один из его сыновей – Арон, здесь же, в этом русском городе его сын получил общее и еврейское образование. Затем Арон Итин освоил печатное дело и открыл свою типографию. Молодой предприниматель принимал активное участие в жизни еврейской общины Брянска, в частности, в работе организации «Ховевей Цион». Репатриировавшись в Эрец Исраэль с семьей (жена Вика – дочь Нахума Горбоза из Курска), возобновил в Яффо работу первой еврейской типографии, которую создал Авраам Хаим Зильберман с помощью Мордехая Эдельмана (под патронажем организации «Ле-маан Цион»). Через некоторое время после возникновения эта типография была закрыта по распоряжению турецких властей. Основание – навет христианина Алоиза Сика (к сожалению, мне не удалось узнать в чем он обвинял еврейскую типографию).

Итак, в 1907 году Арон Итин возобновил работу типографии под вывеской «Итин и Шушани» — в течение нескольких лет это была самая большая печатня из всех, что существовали в ту пору на территории Палестины.

Но вернемся к Брянску откуда Итин родом. 

Крупицу информации о еврейской общине в этом городке я подчерпнул из словаря Брокгауза и Эфрона: «Брянск – уездный город Орловской губернии. По первой переписи 1897 года в уезде при населении свыше 200 тысяч человек, евреев – 2170, из которых в самом Брянске – 1321, при общем числе жителей города – 25 тысяч. Имеется молельня, разрешенная в 1896 году, когда в городе насчитывалось 1083 еврея. Существовало Погребальное братство (с 1877 года), Талмуд-Тора. В октябре 1905 года в Брянске произошли (в связи с Манифестом царя от 17 октября 1905 года) антиеврейские беспорядки».

По всей видимости, 1896-й – это год, когда была разрешена молельня (и, естественно, должен быть избран общественный раввин, который затем утверждался государственными инстанциями), так что с 1896-го берет начало официально признанная властью, еврейская община Брянска.

«БРЯНСКИЙ ВЕСТНИК» 

В разделе «Хроника» газеты «Брянский вестник» (№32 от 11.08. 1896. Первая городская еженедельная газета Брянска. Редактор-издатель П.Н. Тиханов) сообщается, что: 

«Читатели уже знают, что в Брянске разрешено евреям устроить молельню. С этой целью в минувшее воскресенье 4-го августа, как нам сообщают: «согласно предписанию орловского губернского правления», во временной молельне в присутствии пристава Брянска состоялось собрание евреев для избрания раввина и членов хозяйственного правления при молельне.

В собрание явилось 73 человека, имеющих право голоса. Председателем был избран Г.П. Зискинд.

При открытии собрания, трое из присутствующих. Именно П. Войтинский, В. Сыркин и Б. Утевский, заявили, что выбор раввина они желали бы отложить до другого времени. Свое предложение они мотивировали тем, что раввин, собственно расходы по содержанию его, может-де лечь бременем на общину, почему в данную минуту следовало бы заняться лишь избранием хозяйственного правления. На это последовал энергичный протест всех присутствовавших, за исключением членов семейств вышесказанных трех лиц.

Желая решить вопрос в принципе, председатель предложил собранию баллотировать его закрытою подачей голосов, причем, несмотря на некоторое суфлерство со стороны протестантов, о чем тотчас же, впрочем, было заявлено приставу, за выборы раввина оказалось 53 шара против 20-ти. Когда затем хотели приступить к самим выборам, то некоторые из лиц, уже не раз фигурировавшие на страницах «Брянского вестника» далеко не в красивых поступках, позволили себе неприличными выходками нарушить тишину, так что пристав по соглашению с председателем – вынужден был закрыть собрание.

Один из протестантов, сам некогда духовный раввин, но по разным причинам вынужденный оставить эту должность, — и теперь еще муссировать против избрания общественного раввина, в чаянии опять захватить власть в свои руки. С этой целью один из сыновей протестанта несколько дней разъезжая по семьям своих единоверцев для собирания подписей под прошением о нежелании иметь раввина теперь. Между тем брянским евреям желательно бы иметь раввина в возможно-непродолжительном времени, и притом человека не только безукоризненно-честного, но и вполне интеллигентного, образованного, достойного представителя общины. Тот тип, который, прикрываясь религиозным фанатизмом, втихомолку обделывал темные делишки и занимался ходатайством по воинским присутствиям, и т.д., отошел в область преданий, обратился в миф, если же изредка и встречаются подобные субъекты, то о сем можно разве пожалеть. 

Только при интеллигентном, вполне развитом раввине могут, например, правильно вестись столь важные у евреев метрические книги, имеющие громадное значение при наречении имен, умышленное или небрежное искажение коих ведет к печальным последствиям. Только образованный раввин может наконец установить подобающий порядок и в самой молельне, и в хозяйственном ее управлении.

Как отнеслись брянские евреи к одному из претендентов на раввинство даже при выборах только председателя бывшего собрания, показывает тот факт, что из двух лиц Г.П. Зискинда и Ц.М. Войтинского, на сторону первого стали все, а к последнем отдалилось только двое».

«ПОЛУЧАЯ ПРАВО НА СУЩЕСТВОВАНИЕ, ЕВРЕИ ДОЛЖНЫ…»

Но, если первая часть выборов раввина дана в рамках провинциальной (условно говоря) хроники, то вторая – заключительная — часть резко отличается от первой. Газете (материал дан без подписи, значит: «От редакции») уже не до «Хроники», она высказывает свое отношение к евреям вообще и представителям этой национальности в Брянске, в частности: в данном случае, к «вскормленным с копья» кантонистам, которые с детства воспитывались в царской армии, воевали за царское отечество, а по выслуге лет – поселились (по Высочайшему разрешению!) на окраине империи («О, черта оседлости, ты уже за холмом!»). 

Не думаю, что газету волновали выборы в общине: какое ей (издателю, краеведу, историку, археографу, да и просто – христианину Тиханову) дело, кто будет раввином для 1083 брянских евреев? Г.П. Зискинд или Ц.М. Войтинский?! 

В данном случае, выборы раввина оказались поводом, чтобы «сказать несколько слов, которые мы сочли необходимо сказать»: 

«Еврейская община, прочно осевшая в Брянске, — доводит до сведения своих читателей «Брянский вестник», — вносит собою новый элемент в нашу среду. Получая право на существование, евреи должны, однако, памятовать, что они обязаны Правительству, и лучшей благодарностью в данном случае было бы не просто лояльное отношение их к коренному населению, а на почве сближений существенных, и прежде всего хотя бы в изучении русского языка и замены им своего устарелого, противного жаргона. Пример – московский раввин Минор и др.». 

Принесенным из Германии (вернее, Пруссии), жидовский жаргон этот, смеси исковерканных немецких слов, древнееврейских и, позднее, языка населения господствующего, но также в изломанном виде, иногда до неузнаваемости, жаргон этот, когда-то игравший среди польских крестьян такую же роль, как офенский у великороссов – ныне страшно режет ухо. Кроме того, говор этот обособляет одну часть населения, хотя полной ассимиляции между двумя народностями конечно же никогда не может быть, да она вряд ли и желательна.

Обидно и за то высокомерие, каким подчас еврей обдает коренного жителя. Занимаясь по большей части торговлею и разными отраслями промышленности включительно до мелких гешефтов, еврей, поставленный впоследствии того несколько в лучшие материальные условия, тотчас же делается чванный, принимается за эксплуатирование гоя, и проч. Вот пока несколько слов, которые мы сочли необходимо сказать по поводу выбора у нас общественного раввина».

 Редакция «Брянского вестника» ставила в пример раввина Минора.  Автор «Хроники» имеет ввиду нововведения казенного раввина Москвы Зелика (Соломона) Минора, произносившего свои проповеди на русском языке, и его школу Талмуд-Тора, где еврейским детям преподавали общеобразовательные предметы, в том числе русский язык и историю России. Великий писатель Лев Толстой брал у Минора уроки древнееврейского языка. 

Главного раввина Москвы Шломо Минора его просветительская прогрессивность не спасла от изгнания

Однако, подобное нововведение не уберегло раввина от Высочайшего гнева. Стоило ему подать голос в защиту своей школы и еврейских учеников, как был изгнан из Москвы с запретом проживать вне черты оседлости. Навечно!

НЕ ПРЕДАВШИЕ СВОЮ ВЕРУ 

В папке Арона Итина есть два документа, которые я определил, как «История евреев Брянска, глазами членов общины» и «Благодарственный адрес» г-ну Боровичу. Они писались в 1900 году – в день закладки синагоги. В папке я нашел то, чего не смог отыскать ни в одном справочнике: документальный рассказ о возникновения общины Брянска, какой видели и знали ее сами создатели:

 «Селение евреев в городе Брянске началось приблизительно в 1850 году. Первые поселенцы были евреи, состоявшие нижними чинами на действительной службе при Государе Николае Павловиче, человек до 20, и несколько казенных подрядчиков-богачей. Когда при вступлении на царство Императора Александра II дано было право евреям-ремесленникам селиться внутри Империи, число евреев в Брянске стало постепенно увеличиваться так, что в настоящее время насчитывается 150 семей.

Еще в самом начале поселения евреев в Брянске, они приобрели все нужное для еврейской общины: построили микву, учредили погребальное братство, содержали резника и немного позже пригласили духовного раввина, но только одного не доставало, и это главное, – не было у них постоянного молитвенного дома, где бы они могли отправлять свои молитвы Богу. 

В начале своего поселения, когда они еще числились на действительной службе, они с разрешения военного начальства, нанимали частную квартиру для отправления своих духовных треб, но по увольнении их от военной службы местное городское начальство, согласно существовавшим законам, не разрешало им иметь и нанятого постоянного дома для молитв, без надлежащего на то разрешения высшего начальства, а лишь по годовым праздникам. По особому каждый раз ходатайству, разрешалось Губернатором нанять временное помещение для молитв только на время праздника. Хотя при увеличении числа поселявшихся в Брянске евреев неоднократно возбуждено было ходатайство пред министерством Внутренних дел о разрешении им устроить постоянный молитвенный дом, но каждое возбужденное ходатайство сопровождалось отказом. 

Не имея надлежащего разрешения и преследуемые местным начальством, евреи вынуждены были отправлять свои молитвы втайне в нанятых частных квартирах, много горевали об этом евреи, но помочь горю они были бессильны. Еще более велико сделалось горе их, когда в последнее время местное начальство начало усиленно преследовать их и не дозволяло им собираться ни в каком помещении для отправления молитв, и когда однажды в субботу, преследуя молящихся, зашел полицейский служитель в дом, где отправлялись молитвы, и застав там собравшихся евреев, разогнал их палкой.

Этот прискорбный случай дал повод попытать опять свое счастье и возбудить новое ходатайство пред Министерством Внутренних дел о разрешении им устроить молитвенный дом. До слуха их дошло, что в городе Курске проживает некто Лев Давидович Иоффе, бывший общественным раввином в городе Луганске и что ему удалось исходатайствовать разрешение на устройство молитвенного дома в городе Курск. И некоторых других городах. Собравшись для обсуждения этого вопроса, они порешили пригласить Иоффе и уполномочить его ходатайствовать пред МВД о разрешении евреям устроить в городе Брянске молитвенный дом. 

Иоффе принял на себя этот труд и с помощью Божией ему и на этот раз удалось исходатайствовать надлежащее разрешение от Министра Внутренних Дел Горемыкина, которое последовало 14 Июля 1896 года №3289 через Брянского Уездного исправника г. Митяева и объявлено евреям приставом г. Брянска г. Бажуриным. Радости евреев не было конца. 

Тогда возбудились некоторые из почетных лиц еврейской общины и представители ее, во главе их Инженер-Технолог Лев Агафонович Борович, состоявший на службе при Брянском арсенале, и порешили построить собственное здание для молитвенного дома. Хотя это казалось очень трудно, так как все евреи жители города Брянска были бедные ремесленники и не было источника для приобретения средств на постройку его, но благодаря стараниям некоторых почетных лиц и неусыпным трудам Инженер-Технолога Льва Агафоновича Боровича, который кроме денежного пожертвования посвятил дорогое для него время и труд свой для этой цели и не успокоился до тех пор, пока удалось ему начать настоящую постройку. Помни это, Боже, во благо ему!

Началась постройка в Четверг 13 Апреля 1900 года в шестом году царствования Государя Императора Николая II Александровича.

Да поможет нам Бог окончить постройку и молиться в этом доме до пришествия Избавителя Еврейского народа».

БЛАГОДАРСТВЕННЫЙ АДРЕС БОРОВИЧУ

Многоуважаемый Лев Агафонович!

Сегодняшний день, день закладки каменного здания для молитвенного дома, есть дань возрождения наших духовных чувств. Собравшись здесь на это торжество, еще не бывалое для евреев в здешнем городе, мы, все евреи, жители города Брянска, не можем не выразить виновнику торжества нашу глубочайшую признательность за все труды Ваши и попечения о нас и нуждах наших. Кому из нас неизвестны все ваши заботы и труды, которыми Вы достигли всем желанной цели, именно – закладку здания для молитвенного дома?! Чьими трудами выросло так скоро такое прекрасное здание для воспитания юного нашего поколения? Кому из нас неизвестно, сколько положили Вы, Глубокоуважаемый Лев Абрамович, трудов над постройкой этого сооружения, над заготовлением материалов для закладываемого теперь здания? Вы жертвовали своим покоем, дорогим для Вас временем, и не взирая ни на какую погоду, Вы во всякое время лично закупали все материал ы, требуемые для постройки. Наконец, сколько требуется еще хлопот, силы и энергии в будущем, чтобы окончить эту постройку? Да поможет вам Бог окончить начатое Вами святое дело и воздаст Вам по заслугам Вашим, и мы желаем, чтобы Вы сохранили здоровье Ваше и вместе с нами молились в этом доме до пришествия Избавителя еврейского народа.

МЕСТОЖИТЕЛЬСТВО В ПАЛЕСТИНЕ, МОЛЕЛЬНОЕ МЕСТО — В БРЯНСКЕ

Но как вышеприведенные документы оказались в архиве издателя Итина?! На этот счет есть несколько версий. 

Итин еще в Брянске занимался типографским делом. Затем – после переезда в Палестину, типографское дело в городе продолжил его брат. Газета «Брянский вестник» печаталась в типографии Итиных, и «История евреев Брянска» и «Благодарственный адрес» могли быть отпечатаны там. И были, что естественно, привезены Итиным в Палестину.  

Арона Итина всю жизнь связывало с Брянском не только прошлое, но и место в Брянской синагоге, которое он долгое время содержал. Это подтверждается в Заявлении, посланном им из Яффо в Брянск в 1907 году.

A.ITIN

Fabrique de cachets en caoutcheuc

Jaffa-Palestine Rellure mecanique

В Правление Брянского Еврейского Молитвенного Дома

До сведения моего дошло, что Правлением продано место в синагоге, принадлежавшее умершему брату моему Лазарю. Крайне огорчен тем, что Правление совершило эту продажу без ведома и согласия моего, а также и брата моего Льва, который находится в Брянске и которому мною переданы все мои права. Невольно соглашаясь с этой продажей, я покорнейше прошу вырученные деньги долга, числящиеся на это место в сумме 25 или 30 руб., передать сестре моей Ханиче. Мое же собственное место я передаю в полную собственность брату моему Льву, который может распорядиться с этим местом по его усмотрению, кроме продажи, что ни в коем случае не желательно,

Jaffa 2-го мая 1907 года

Ар. Итин

ПРОСЬБА О СОДЕЙСТВИИ НОВОМУ РЕПАТРИАНТУ

Вторая версия (и я все более и более к ней склоняюсь): документы переслал в Палестину Инженер-Технолог Лев Агафонович Борович в 1924 году. И подтверждением тому – письмо самого Льва Агафоновича, которое он направил Итину в Палестину в одном конверте с просьбой о содействии своему родственнику провизору Л. Кремеру, который с женой содержал в Брянске аптеку, но революцией был разорен и решил переехать в Эрец Исраэль.

Лев Агафонович просит Итина помочь этому бедному человеку, а заодно, по всей видимости, вложил в конверт и «Историю евреев Брянска…», и «Благодарственный адрес», чтобы напомнить Итину об их общей истории и своих заслугах перед еврейской общиной Брянска.

Ingenieur L. Borowitsch 

Briansk 22 – IX – 24

Многоуважаемый Арон Исаевич!

С весьма большой охотой исполняю поручение моего шурина Кремера переслать вам приложенное при сем письмо, присовокупив свою убедительную просьбу об исполнении изложенной в нем просьбы. Не будь этого случая, я не удосужился бы написать Вам, как не удосужился до сих пор. Со времени Вашего отъезда утекло много воды, и вся жизнь совершенно изменилась. Насколько я знаю, и Ваша жизнь не потекла сразу гладко: и Вам пришлось перетерпеть разные лишения: но, к счастью, вы можете все это считать «делами давно минувших дней». 

О Вашей жизни и отчасти о Вашей деятельности я имею сведения от Льва Исаевича (родной брат Итина. – Я.Т.), который всегда любезно передает мне по возможности все касающееся Вас: отчасти о вашей работе я узнавал, состоя членом Палестинского Политехнического общества (Брянс <кое> отд<еление>), не будучи сионистом. Общество, конечно, закрылось, и мой доклад на первом нашем собрании не успел быть опубликованным, хотя, как мне говорили, он был встречен благосклонно, несмотря на некоторые упреки главарям строительства.

О нашей жизни Вам, вероятно, известно из писем брата, а также и из газет, так что распространяться о ней не приходится.

Благословляю судьбу за то, что, будучи в довольно преклонном возрасте, я сохранил значительную долю трудоспособности, материальными результатами которой я существую с семьей, так как кроме этого ресурса у меня никаких других нет.

Софья Иосифовна работает не покладая рук по хозяйству (прислуги нет), Тоня служит – вот так и живем. Общественную деятельность по еврейским делам я совершенно оставил, да и вообще ее нет, кроме только благотворительности, которая никогда не была мне по душе,

Я служу преподавателем местного техникума, и кроме этого никакими другими работами не занимаюсь. Вот в общем все, что могу написать о себе. Вполне надеясь, что во имя старой дружбы не откажете моему шурину во всяческом содействии и советах. И, передавая Вам искренний привет от Софьи Иосифовны и Тони, крепко жму Вашу руку. 

И остаюсь

с искренним почтением и преданностью,

Готовый к услугам 

А. Борович

КОМИССАР ПРИШЕЛ РАНЬШЕ МАШИАХА

Вот и все крупицы еврейской жизни города Брянск, которые мне удалось обнаружить. Мало, конечно, всего-ничего – кирпичик. Быть может подобный тому, который уложили при закладке молитвенного дома в Брянске отставные кантонисты и Инженер-Технолог Лев Агафонович Борович с пожеланием: «Да поможет нам Бог окончить постройку и молиться в этом Доме до пришествия Избавителя Еврейского народа!»

О Редакция Сайта

Статья размещена с помощью волонтёра сайта. Волонтер сайта не несет ответственность за мнения изложенные в статье. Статья написана не волонтером. Артур Клейн arthurhaifa@gmail.com

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан