Коалиция коалиций

Александр Вальдман

 

 

    В начале 40-х годов прошлого века Уинстон Черчиль, комментируя бесконечные колебания и сомнения, терзавшие американского президента Франклина Рузвельта перед лицом зверств, чинимых фашистами в ходе их наступления практически по всей территории континентальной Европы, с плохо скрываемым сарказмом заметил:

«Вы всегда можете рассчитывать, что американцы сделают правильно — после того, как они перепробуют все остальные варианты».

Судя по всему, «перепробовав все варианты», нынешний хозяин Белого дома решился признать, что без создания межгосударственной коалиции против боевиков «Исламского государства», решить проблему расползающейся по всему миру террористической угрозы со стороны исламофашистов будет весьма сложно.

    Смущает, правда, другое признание Барака Обамы, невзначай обронившего в ходе своей недавней «бежевой» речи фразу об отсутствии у США на данный момент стратегии победы над исламистами. После тринадцати лет, прошедших с 11 сентября 2001 года, слышать подобное более чем странно. Хотя, удивляться этому вряд ли приходится. Далеко не самый эффективный, но горячо любимый «инструмент не силового влияния» на неугодные американцам режимы в виде разного рода санкций, который американцы применяют сами и навязывают своим союзникам, против террористов ИГИЛ или «Аль-Каиды» применить даже теоретически не возможно. Особенно, если спонсоры террора из Катара считаются твоими ближайшими стратегическими партнерами на Ближнем Востоке.

Куда приятней выглядят, так называемые «экономические санкции», например, против Египта, благодаря руководству своей армии отказавшемуся быть изнасилованным «демократами» из «Мусульманских братьев».

Ну, а об эффективности санкций против ядерной программы Ирана израильские КВНщики уже давно придумали слегка фривольную шутку: «США в очередной раз наложили санкции. Иран в очередной раз положил на санкции. И то, и другое пахнет очень плохо».

Об отсутствии у американской администрации продуманной стратегии борьбы с боевиками ИГИЛ, свидетельствует и статья госсекретаря США Джона Керри в субботнем номере The New-York Times. Глава внешнеполитического ведомства США в частности беспомощно восклицает: «Группировка пополняется боевой силой джихадистов с глобальными амбициями, используя конфликт в Сирии и напряженность в Ираке… Существует доказательство того, что эти экстремисты, если их не остановить, не будут удовлетворены победой в Сирии и Ираке… Они уже продемонстрировали свою способность захвата и удержания большой территории в стратегическом регионе у границ Иордании, Ливана и Турции, и в опасной близости от Израиля». Оставим за скобками рассуждения о том, чьи действия спровоцировали «напряженность» в Сирии и Ираке. Как и не будем зацикливаться на том, благодаря кому Ливия фактически перестала существовать как государство, превратившись в некое подобие древней пиратской столицы Порт-Ройял, только с исламистским душком. Гораздо важней, чтобы декларации о необходимости создания коалиции против ИГИЛ получили реальное наполнение. Причем коалиция эта должна быть максимально широкой с участием не только американских войск и войск НАТО, но также России, Израиля и других релевантных ближневосточных игроков. При всей неоднозначности ситуации с гражданской войной на Украине и американо-европейско-российскими санкционными забавами друг против друга, Россия в не меньшей степени, чем её нынешние политические оппоненты заинтересована в уничтожении угрозы, исходящей от ИГИЛ и других подобных ей террористических организаций. При этом все участники будущей коалиции обязаны признать, что «строители халифата» не могут делиться по принципу «наши» — «не наши», «хорошие» — «плохие». Не сложившие оружие боевики ХАМАСа или «Исламского джихада», подлежат уничтожению, как и не сложившие оружие их «коллеги» из иракской «Джамаат Ансараc-Сунна» или сирийской «Джабхат-ан-Нусра».

 

Отрезвляющим фактором для американцев и европейцев для более критичной оценки своей антитеррористической деятельности может стать недавнее предупреждение короля Саудовской Аравии Абдаллы бин Абд аль-Азиза. По его словам, если западные страны не осознают угрозу и не примут меры, то уже через месяц теракты могут начаться в Европе, а еще через два месяца — в США. И его предупреждения – отнюдь не пустой звук. Американцам и их европейским союзникам действительно следует в первую очередь «оборотиться на себя».

27 августа в ходе пресс-конференции в Брюсселе представитель Еврокомиссии Микеле Черконе сделал заявление, согласно которому экстремистами для участия в боевых действиях в Ираке и Сирии завербованы более 2 тысяч граждан ЕС. На этом фоне мало кого удивило, что в роли палача на шокировавших весь мир видео с кадрами обезглавливания в Ираке американских журналистов Джеймса Фоули и Стивена Сотлоффа, выступил британский подданный член ИГИЛ 23-летний Абдель-Маджид Абдель Бари.

Однако, об американских санкциях против Великобритании, почему-то, не сообщалось. Уместно напомнить, что немногим более года назад в южной части Лондона близ казарм на улице Вулвич средь бела дня чернокожие исламисты с традиционными воплями «Аллах акбар!» напали и обезглавили британского солдата Ли Ригби. Убийство также было заснято на видео. А буквально на днях, 4 сентября, уже в северной части столицы Великобритании на Найтингейл-роуд 25-летний чернокожий лондонец, чуть более года назад принявший ислам, с помощью мачете повторил «подвиг» своих единоверцев, обезглавив попавшуюся ему под руку 82-летнюю пенсионерку Пальмиру Сильву.

Несколько дней назад в Сирии был убит афроамериканец 33-летний Дуглас Маккейн из Миннесоты, сражавшийся на стороне боевиков группировки «Исламское государство». Как сообщает агентство Reuters со ссылкой на представителя Совета национальной безопасности США, на стороне исламистов воюют десятки американцев. Так, в прошлом году в боях с правительственными войсками в сирийской провинции Идлиб была убита некая Николь Мэнсфилд из штата Мичиган.

А, опять же 4 сентября американские СМИ сообщили, что более чем успешной медийной кампанией ИГИЛ руководит американец, «компьютерный гений», сын врача из Бостона 32-летний Ахмад Абусамра, в «прошлой жизни» носивший имя Майкл Зенни. К слову, согласно последней переписи в США, ислам является второй крупнейшей религией после христианства в 20 штатах, а количество приверженцев ислама по всем Соединенным Штатам выросло за последние 10 лет на 67% и составляет около 8 млн человек.

Исламизация же Европы – это отдельная большая тема. Приведу лишь один пример «интернационализации» волонтерской деятельности исламистов. В прошедшую субботу в аэропорту Ниццы по подозрению в вербовке и отправке добровольцев на джихад в Сирию был арестован 22-летний чеченец, намеревавшийся переправить туда через Турцию 16-тилетнюю француженку.

…Трудно не согласиться с Бараком Обамой, назвавшим группировки радикальных исламистов в Ираке и Сирии «угрозой американским национальным интересам как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе».

Только помимо американских интересов существуют интересы и других государств, которым исламисты угрожают в не меньшей степени. Вслед за видеозаписью смертной казни американского журналиста Стивена Сотлоффа члены группировки «Исламское государство» разместили в Интернете еще один ролик. Видеообращение адресовано президенту России Владимиру Путину и главе Сирии Башару Асаду. Боевики угрожают устроить кровопролитную войну на Кавказе и в Чечне, а также грозятся «прибыть на самолетах» к сирийскому президенту. И это реальные, а не мнимые угрозы. Мнимые угрозы любят обсуждать либералы из ЕС, подзуживаемые страдающими от комплекса неполноценности лидерами т.н. «молодых демократий». Чтобы эффективно и результативно противостоять угрозе исламского террора, нужны не прекраснодушная болтовня о правах человека (читай – террориста) и не истеричные заявления о «войне России с Европой», а создание широкой дееспособной антиисламофашистской коалиции.

Но для этого желательно соответствовать правилу, сформулированному всё тем же Черчилем:

«Если вы хотите достичь цели, не старайтесь быть деликатным или умным. Пользуйтесь грубыми приемами. Бейте по цели сразу. Вернитесь и ударьте снова. Затем ударьте еще — сильнейшим ударом, сплеча».

 

    Вот только бежевый костюм Обамы смущает.

Мне он показался белым.

Как цвет флагов, появившиеся пару недель назад на Бруклинском мосту вместо гордых звездно-полосатых стягов…

Александр Вальдман

 

 

  

О Z Z

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан