Главная / Новости / Антисемитизм / Пой, скрипка моя, пой!

Пой, скрипка моя, пой!

Лариса Казакевич
На изображении может находиться: 1 человек, очки для зрения и часть тела крупным планом
На изображении может находиться: 3 человека, люди улыбаются

Когда я была совсем юной, один друг моего папы, очень пожилой и очень умный профессор-психиатр спросил, куда я буду поступать.

Я ответила, что на философский факультет.

И этот мудрый человек сказал:


— Знаешь, девочка, я еврей. И я тебе расскажу, почему еврейского мальчика учат играть на скрипочке.

Конечно, хорошо, когда он умеет играть на рояле. На виолончели. Или вот на арфе. Это замечательно.

Но, когда начинались погромы, выселение и войны, мальчик брал свою скрипочку под мышку. И ехал, плыл, бежал и карабкался с нею.

Вставал и падал.


А потом, в хорошее время, он снова играл на своей скрипочке и имел свой кусок хлеба.


Так вот: рояль, арфа или вот громоздкий тромбон – это образование. Профессия.

А скрипочка – это ремесло, которое будет тебя кормить. Где бы ты ни был, и что бы ни случилось. Поэтому, кроме образования, надо иметь ремесло. Практические, так сказать, навыки. Свою скрипочку. На которой надо виртуозно играть. Лучше всех.

И она тебя прокормит и поддержит в самые трудные времена.


Анна Кирьянова

Так уж сложилось исторически, что у каждого народа есть свой собственный музыкальный инструмент. Например, у русских – балалайка и гармонь, у украинцев – бандура и трембита, у евреев же – скрипка.

В традиционном еврейском укладе скрипач всегда был заметной фигурой, без которой не мыслились ни рождение ребёнка, ни свадьба, ни похороны. По сути, этот образ символизировал жизненный цикл человека. Именно этот инструмент стал своего рода символом еврейского народа, перенесшего столько страданий. И всегда рядом звучала скрипка, скрипка, которая «плакала» и радовалась вместе с ним.

Пой, скрипка моя, пой!
Видишь, солнце радостно смеется.
Расскажи ты ей о любви моей
И о том, как сердце моё бьётся.
Денег ни гроша. Но поёт душа
Под мотивы милой нежной скрипки.
В восемнадцать лет счастья больше нет,
Всё прошло в одной её улыбке.
Плачь, скрипка моя, плачь!
Расскажи, как нА сердце тоскливо!
Расскажи ты ей о любви моей,
Может быть с другим она счастлИва.


(Из песни Сергея Никитина «Жил один скрипач….»)

Народные еврейские музыканты-клейзмеры всегда сопровождали главные события в жизни евреев.

Клейзмеры… Клейзмеры не имели музыкального образования в привычном для нас понимании. Как правило, они обучались или в семьях, или на свадьбах, или у соседей-музыкантов. Молодые люди воспринимали мелодии на слух.

Слово «клейзмер» произошло от «кли-земер», что на иврите означает «музыкальный инструмент».

А на идише клезмер – просто музыкант. Когда-то это слово обозначало только музыкантов, чаще всего скрипачей. Сегодня клезмер обрел такую популярность, что этим словом обозначают не только музыку отдельного инструменталиста или ансамбля но и весь еврейский музыкальный стиль — именно народный. Иногда говорят – клейзмерская музыка

Клейзмеры играли всегда. Единственный день, когда они делали паузу, была суббота. Ведь игра на скрипке – это тоже работа, а по субботам работать нельзя. Поэтому клейзмеры в такие дни не бросали музыку, они – пели. Часто капеллы клейзмеров кочевали из одной страны в другую, перенося из города в город, из страны в страну не только свои скрипки, но и свою музыкальную культуру. Играя в разных местах, музыканты впитывали и местные музыкальные традиции. Так год за годом, столетье за столетием кочевали и играли. И, конечно, самым удобным и легким инструментом для таких «путешествий» была скрипка

Клезмерская музыка начиналась с грустных свадебных мелодий, под которые невесту отдавали жениху. Почему грустных? Да что же в них веселого может быть, если молодость закончилась, пышные волосы придется спрятать под серый платок, а тонкая девичья фигурка скоро расплывется от постоянных родов и тяжелой работы.
А потом, после хупы, начиналось веселье. Гости (мужского пола) плясали, скрипка взрывалась заливистыми трелями.

Без музыки евреи жить не могли. Она сопровождала каждое важное событие: свадьбу, бар-мицву, праздник, похороны.

В творчестве художника Марка Шагала есть отдельная тема, посвященная «скрипачу на крыше». Кстати, Марк Шагал и сам учился когда-то играть на скрипке, он любил слушать, как играет на скрипке его дядя Ноах, который и стал прототипом скрипача на различных полотнах, в том числе и на знаменитой работе художника «Скрипач на крыше».

Скрипач на крыше — это еврей, который, конечно же, всегда ближе к небу, чем сама крыша.


Скрипач словно приподнят над обыденной жизнью, он разговаривает с Всевышним, а его музыка летит над Землей, словно говоря всем: «Мир вашему дому!» Шестидесятые годы подарили миру немало замечательных мюзиклов, но, пожалуй, самую человечную и грустную историю удалось рассказать Джереми Боку, Джозефу Стайну и Шелдону Харнику. Они создали мюзикл «Скрипач на крыше», взяв за основу повесть Шолом-Алейхема «Тевье-Молочник». Название выбрано в честь знаменитой картины М. Шагала, изображающей скрипача на крыше витебского дома. Спектакль, нашедший отклик в сердцах миллионов зрителей разных национальностей и вероисповеданий.

Среди выдающихся скрипачей мира – Давид Ойстрах и Яша Хейфец, Егуди Менухин и Джошуа Белл, Владимир Спиваков и Максим Венгеров и многие, многие другие. Их имена гремели в разные эпохи в разных странах.

Но каждая нота, сыгранная этими гениями, укрепляла в сознании людей мысль:

евреи – гениальные скрипачи, это их музыка и их инструмент!

Так уж сложилась традиция!

1 комментарий

  1. Аноним

    Великолепный материал, спасибо!

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан