Главная / Хайфаинфо - Литературная гостиная / А.Костенко. Стихи. Барацкие

А.Костенко. Стихи. Барацкие

Фильм Безотцовщина (2011)актера кино Марион Миттерхаммер. - 22 May ...

Мой кореш, Сашка Зеленцов,
был тем из многих пацанов,
что жили в семьях без отцов.
И безотцовщина сквозила
сквозь Сашкин жалостливый взгляд,
его изношенный наряд,
что он таскал лет пять подряд.
Мне часто друга жалко было!

Ютилась Сашкина семья
совсем не в доме, как моя,
а в лишь пригодном для спанья
огромном сумрачном бараке.
С сестрой и мамкой на троих
была там комнатка у них.
И перехватывало дых –
у непривыкших – в той клоаке!

Огромный общий коридор
с дверьми щелястыми во двор,
туда, где (вижу до сих пор!)
нужник маячил всепогодный…
А в коридоре – кто как мог –
варили пищу… В потолок
струился керогазный смог.
И люд слюну глотал,
голодный…

Ошмётки классовой борьбы?
Тупик безжалостной Судьбы?
Но, голытьба из голытьбы,
Барацкие, да чтоб обиду
терпеть или там шею гнуть…
Попробуй, «рыпнись» кто-нибудь!..
Мой кореш часто дыбил грудь.
Но это только так – для виду…

Был нраву тихого Санёк.
Я помогал ему как мог.
Когда он что-либо «не сёк»,
затюканный учителями,
я терпеливо разъяснял:
про дроби и про интеграл,
про Н. Ростовой первый бал…
Мы были, как-никак, друзьями.

Всё вспоминаю, как вчера…
Зима… Шальные вечера!
И старики, и детвора, –
кто лыжи раздобыв, кто санки,
а кто и нацепив коньки, –
летели наперегонки
с крутого берега реки
льдом затянувшейся Елшанки…

Мороз ли, вьюга – ерунда!
И разве думал кто тогда,
что неустройство и нужда
в бараках мрачных сторожили
навскидку – добрых полстраны,
не отошедшей от Войны!
Но, благ простейших лишены,
светло и дружно люди жили!

И я ни разу не слыхал,
чтоб Сашка Зеленцов роптал.
И долгожданный день настал:
всех расселили по квартирам
в пятиэтажке пребольшой,
где (позаботился Хрущёв!)
и газ, и свет был, а еще –
отдельно – ванная с сортиром!

Эй, ты, богач-Америкос,
нагнуть нас думаешь всерьез?
Давай, вперед! Но есть вопрос,
поставленный ребром и прямо:
сразить нас хочешь чем и как, –
вкусивших глад, войну, ГУЛАГ?
Есть у тебя один барак
на всё-про-всё. И тот – Обама!

Ты нам способен навредить.
Но уж никак не победить!!!

 

22-23 октября 2016 г.

 

Я ПОМНЮ В ДЕТАЛЯХ ТЕ ДАВНИЕ ДНИ

 

У деда Архипа единственный внук –
Серёга – мой лучший, единственный друг,
с которым с далекого детства
связали нас узы соседства.

Архипов, вообще-то, по паспорту дед.
Иван Ильичом величать его след.
Но, с вечно прокуренным хрипом,
нам звать его проще – Архипом.

Курильщик Архип, – я нисколько не вру, –
каких не отыщешь в природе.
Он курит крутого помола махру,
растя на своем огороде.

Мелькнет, словно призрак, рука-автомат,
и всё – «козья ножка» готова!
Струится от деда такой аромат, 
что нюхал бы снова и снова!

Но дедом Архип зауряднейшим был,
когда б только «козью ножку» курил!
Махорка – Архипа примета,
но вовсе не главное это.

А главное в нём – и за это его
Архипиха любит его одного, –
в нём самое важное – руки,
с рожденья не знавшие скуки!

От праздных сует и от скуки мирской,
в клубах непременной махорки,
Архип пропадает в своей мастерской –
живет в этой тесной каморке.

С Серёгой мы – частые гости его.
Мешаем порою. Но он – ничего…
Видать, не особо-то строгий:
подолгу нас терпит с Серёгой.

И мы наблюдаем, лишь тихо сопим,
часами порой терпеливо за ним.
Архип дурака не валяет –
всё что-то лудит и паяет…

То взвизгнет напильник, то дрель заурчит,
то, как заводной, молоток застучит…
Какие чудесные звуки!
Какие волшебные руки!

Для внука любимого любящий дед
(сюрпризом – поди, угадай-ка!)
собрал втихаря трехколесный мопед
с движком от «бэушного» байка.

Серёга теперь – словно принц на коне
на друге своем трехколесном…
Дает иногда прокатиться и мне,
поддавшись отчаянным просьбам.

На зависть смертельную всем пацанам
– такое не всем и приснится! –
как здоровски с бешеной скоростью нам
по улицам пыльным носиться!

Слезятся от счастья Архипа глаза –
прозрачных, живых родников бирюза.
И в пальцах, дрожащих немножко,
дымится заветная «ножка»….

…Я помню в деталях те давние дни,
нисколько не стерлись с годами они.
Чем лет безнадежнее заметь –
тем чётче и явственней память…

Архипа давным-предавно уже нет.
Серёга – давно уже мне не сосед.
Друзья ли мы? Чистосердечно
признаюсь: да нет же, конечно.

Как часто случается, – жизнь развела
по разным пределам. Такие дела.
Но стоит случайно нам встретиться, –
и время назад отступает тотчас,
и возраст как будто – уже не про нас,
и кажется – вот оно! – с нами сейчас
такое далёкое Детство…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан