Главная / Новости / 10 лет трагедии пожара на Кармеле

10 лет трагедии пожара на Кармеле

В эти дни исполняется 10 лет со времени пожара на Кармеле, крупнейшего в истории Израиля, бушевавшего со 2-го по 10-е декабря 2010 года, когда погибло 44 человека и было выжжено 28 тыс.дунамов земли.
Пожары начались на горе Кармель 2 декабря 2010 года примерно в 11:00 по местному времени. Быстро распространившись, они окружили село Осфия и приблизились к Хайфе. Было объявлено о массовой эвакуации населенных пунктов, находящихся в непосредственной опасности. Была произведена эвакуация заключенных из тюрьмы «Дамун», находящейся в районе пожара.
В процессе эвакуации автобус с курсантами Управления тюрем, высланными на подкрепление, попал в огненную ловушку рядом с кибуцем Бейт-Орен, и большая часть пассажиров автобуса (37 человек) погибла. Вечером того же дня были эвакуированы тюрьма «Кармель», армейская «Тюрьма шесть» и психиатрическая больница «Тират а-кармель».
В результате пожара был выжжен не только лес на горном хребте Кармель, но и пострадал ряд населённых пунктов, молодежная деревня Ямин Орд, в том числе библиотека и ряд домов, в которых проживали учащиеся по программе НААЛЕ из бывшего Советского Союза. Студенты и персонал Ямин Орд были эвакуированы. Сегодня на земле, выжженной пожаром, создана опытная сельскохозяйственная ферма, на которой работают студенты.
Общее число жертв пожара достигло 44 человека 17 тыс. жителей было эвакуировано, а огонь удалось погасить лишь спустя несколько дней при помощи пожарной авиации (около 30 самолётов), посланной в Израиль рядом стран.
Вечная светлая память погибшим.
6 декабря, в больнице «Рамбам» скончалась начальница полиции Хайфы Ахува Томер, которой посмертно присвоено звание бригадного генерала.
Она была первой женщиной, ставшей начальником полици Хайфского округа, первой репатрианткой, занявшей столь высокую должность.
Первая встреча с Ахувой Томер, начальником хайфской полиции.
Мы познакомились с ней незадолго до ее гибели, вскоре после назначения Ахувы Томер на должность начальника хайфской полиции. Ахува была легкой в общении, улыбчивой. Но твердый характер прятался за этой улыбкой.
Вспоминаю встречу Ахувы Томер в ее кабинете с добровольцами полиции, молодыми ребятами, репатриантами, на которой я присутствовала в качестве журналиста.
Решались текущие проблемы, начальник полиции с большим уважением относилась к ребятам, была в курсе всех возникающих у добровольцев вопросов.
Как-никак, они не были штатными сотрудниками, но проводили большую работу, выходили на дежурства, нужно было согласовывать рамки, взаимодействие с другими полицейскими и прочее.
Ахува Томер недавно вступила в должность и сказала, что ей не рекомендуют давать интервью, так как считается, что нет ничего необычного в том, что полицией командует женщина. У нас равноправие.
И все-таки мне удалось с ней поговорить.
Сыграло свою роль и то, что выяснилось, что мы из одного города, из Львова.
Хотя Ахуву привезли в Израиль в нежном детском возрасте.
На самом деле родители назвали свою девочку Любой, Любовью, а на иврите это Ахува.
И статью о ней я так и назвала «Люба, Любочка — Бригадный генерал».
Да, как я уже сказала, Ахуве после смерти было присвоено это звание.
Ахува Томер упомянула в нашем разговоре и свою маму, которая жила и работала во Львове до приезда в Израиль — с такой теплотой, с которой говорят только о самом близком и дорогом человеке.
Могла ли я предположить, что через короткое время мне доведеться беседовать с мамой Ахувы буквально через неделю после гибели ее дочери.
Интервью с Ривой Табанчик, мамой Ахувы Томер. История семьи из Львова
Это было Интервью со слезами на глазах. Мы плакали обе.
Хотя хочу отметить, что мама Ахувы Рива очень мужественная, сильная женщина. И она воспитала так же дочь.
Да, Ахува Томер была самым высокопоставленным офицером полиции, родившимся в бывшем СССР.
Она приехала в юном возрасте в Хайфу из Львова.
Кроме того это первая женщина на такой должности в полиции Хайфы.
Семья Томер репатриировалась в Израиль 50 лет назад из Львова, Ахуве было тогда 3 года. Окончив школу, Ахува Томер в конце 70-х поступила на службу в полицию и сделала блестящую карьеру. В 90-е годы она возглавляла полицию Нагарии. В марте 2009 года полковник Ахува Томер стала первой в истории Израиля женщиной, возглавившей полицию Хайфы. В ее подчинении оказались около 500 сотрудников. Коллеги называли Ахуву «мамой израильской полиции».
Рассказывает Рива Табачник:

— Я приехала в Израиль с семьей: мужем, 12-летним сыном Давидом и Любочкой, которой было 3 года, в 1961-м году. Тогда была репатриация польских евреев. И так как я была замужем за польским евреем, то мы смогли приехать из Львова в Польшу, где нас встретили представители Джойнта, а потом в Израиль. Многие евреи остались в Польше, а мы сразу сказали: «едем!».

Первое время по приезде в Израиль нам было очень трудно. Иной раз я не позволяла себе, когда была голодная, купить фалафель, но для детей не жалела ничего. Я покупала Любочке книги. Она очень хорошо училась, с первого класса у Любочки оценки были выше всех в классе. Когда она захотела заниматься музыкой, я купила ей пианино. С тех пор, как мы приехали в Израиль, и нас поселили в Кирьят-Ате, мы продолжали жить там — в двух маленьких комнатах, но это не мешало мне давать детям все, что нужно. Потом она решила перейти учиться в Хайфу, а я работала в Технионе по специальности инженера-химика в лаборатории керамики и силикатов. Сама я родом из Днепропетровска, училась в Днепродзержинске и после окончания учебы работала во Львовском интституте материалов, была специалистом по технологии цемента.

Любочка пошла по моим стопам и начала учиться в колледже по специальности инженера-химика. Но душа у нее не лежала к этой профессии.

Она призвалась в армию, очень быстро получила офицерское звание, комадовала отделением девушек-солдаток. После демобилизации ей предложили поступить на службу в полицию. Она начала свою карьеру с работы в дорожной полиции, окончила офицерские курсы, быстро продвигалась по службе и стала начальником хайфской полиции в звании полковника. Перед ней открывалась перспектива построения головокружительной карьеры – она могла достичь самого высокого воинского звания и самого высокого поста в полиции.

Для нее работа была превыше всего. В 6 часов утра она уходила, а в 9, 10, 11 и среди ночи ее могли поднять. Во время Второй ливанской войны она почти постоянно находилась на своем посту — в Хайфе. Меня просили, чтобы я из соображений безопасности переехала в Тель-Авив или Беер-Шеву. Я сказала: нет, я буду там, где моя дочка. Я поехала в дом, где она жила – на границе с Ливаном, чтоб знать, что она вернулась с работы. Ждала ее и ночью, и днем. Переживала и не успокаивалась, пока не видела ее.

— Могли ли вы представить, приехав в Израиль, как новая репатриантка, что ваша дочка когда-нибудь вернется в бывший СССР, в Россию в качестве представителя и одного из высших чинов израильской полиции?

— Нет, конечно, но я хотела воспитать ее сильной. Когда она пошла в школу, на нас ходили смотреть, потому что мы из России приехали. Тогда здесь не было репатриантов из России. Как я сказала, мы смогли приехать, потому что муж был из Польши. И тут все ходили на нас смотреть: «они из России, из России!». Когда она пошла в школу, знаете, говорили: «вот, русская…» Иногда ее били. Она жаловалась и плакала. Один раз мне это надоело, и я ей сказала: «Любочка, смотри, если в следующий раз тебя кто-то будет бить – дай сдачи, даже если ты получишь в два, в три, в четыре раза больше – все равно: дай сдачи, но не приходи ко мне плакать. Все». Так я ей сказала.

Прошло несколько дней – стучат в дверь, заходит мужчина и говорит: «Вы знаете, ваша девочка побила мою Шулю (Шулей звали его дочку) и даже разбила ей очки. Я ответила: «хорошо, я с ней поговорю». Он ушел, а я говорю: «молодец, а сейчас ты молодец. Сейчас ты иди вперед и не плачь, всю жизнь ты должна так быть». Вот такую я дала ей закалку. А теперь мама плачет. Она была очень хорошая дочка. Она была такая хорошая дочка… Я вот была недавно в больнице, так она по три раза в день приходила.

Полностью интервью с Ривой Табачник можно прочитать здесь:
Раньше в Хайфе каждый год проводилась молодежная факельная эстафета в память погибших в пожаре на Кармеле:
01 IMG_8067.jpg
О молодежной факельной эстафете в Хайфе в память погибших в пожаре и жертв террора можно проитать здесь:
http://klim-reporter.com/?p=15961&
****
Гибель курсантов
Случай с гибелью курсантов трагический, страшный.
Возможно, приказ Ахувы Томер развернуться запоздал и был трагической ошибкой. Наверное, автобусу надо было прорываться вперед через пламя, на развороте в обратную сторону его накрыло лавиной огня. Стена огня приближалась, и не было возмодности укрыться уот нее.
Курсанты стали в круг, сплетя руки, а в середине стоял школьник, пожарник доброволец, ученик одной из хайфских школ Эльад Рибен 16 лет. Курсанты хотели защитить его от огня. Это были их последние мгновения перед смертью.
Сгорели все. Вечная память погибшим.
Ахува была доставлена в больницу с многочисленными ожогами — более 80% поверхности тела в четверг, 2 декабря.
Вроде поначалу ей стало лучше. А через пару дней — отказ систем организма.
6 декабря, в больнице «Рамбам» скончалась начальница полиции Хайфы Ахува Томер. Ей было 52 года.
Все не так просто в этой истории. В памяти остался непонятный эпизод. Автобус с курсантами и машина Ахувы едут в сторону стены огня, не зная, что там впереди — по горной дороге в районе Бейт-Орен в сторону тюрьмы «Дамон» для эвакуации заключенных.
Им навстречу сослуживец Ахувы Томер, тоже большой чин, уезжающий из пекла, почему не остановил ее, зная что впереди?
А когда автобус и машина, на которой ехала начальник полиции, попали в пекло, и Ахува дала приказ развеонуться и ехать назад, было уже поздно.
Автобус и несколько автомобилей оказались отрезанными огнем на узкой дороге. В результате пожара заживо сгорели около 40 человек – в том числе, коллеги Томер: начальник аналитического отдела полиции Хайфы Лиор Бокер и начальник дорожной полиции Хайфы Ицхак Мелина.
Фото jewish.ru
Вскоре после трагедии в Хайфском порту на воду был спущен горабль (катер) береговой охраны с именами погибших офицеров на борту.
Вечная светлая память погибшим.
На фото — также Ахува Томер у себя в кабинете спустя короткое время после назначения ее на должность начальника полиции Хайфы. Я попросила сеть ее возле компьютера. Трудно представить, что этой улыбчивой женщины уже нет в живых.
Я сделала эту фотографию во время нашей с ней встречей и русскоязычными ребятами — добровольцами полиции Хайфы.
Я брала интервью у Ривы Табачник спустя неделю после гибели дочери. Рана была свежей. Мы обе плакали. Но ей хотелось говорить о своей дочке. Она гордилась ею и так любила…
Сейчас наша связь оборвалась, хочется думать, что Рива жива.
Еще мы встречались, когда на воду спускали новый сторожевой катер в Хайфском порту — в их честь, честь погибших.
И здесь еще фото, которые я сделала во время молодежного факельного марафона в Хайфе, посвященного жертвам террора — жителям Хайфы, а также погибшим в бомбежках во Второй ливанской, погибшим в пожаре на Кармеле.
Татьяна Климович
Фото автора

О Татьяна Климович

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан