Главная / Актуально - Хайфа инфо / «Самый эффективный министр правительства»

«Самый эффективный министр правительства»

Именно так назвала известная израильская журналистка Мейрав Арлозоров министра финансов Авигдора Либермана.

 «Если провести конкурс на звание самого эффективного министра в правительстве перемен, то это будет не совсем честно. Потому что министр финансов Авигдор Либерман с легкостью в нем победит благодаря принятому госбюджету и закону о регулировании народного хозяйства на 2022, где прописаны важнейшие для Израиля реформы», — пишет автор.

«Либерман самый опытный политик этого правительства, поэтому намного интересней провести этот конкурс только среди начинающих министров, молодых, которые пришли почти без опыта в это новаторское правительство», — продолжает она. 

Мейрав Арлозоров отмечает реформу министра связи Йоаза Хенделя, который нанес смелый удар по монополии «кошерной мобильной связи» в ультраортодоксальном секторе. «Видимо, первое что сделают Нетаниягу и ультраортодоксы, если вернутся к власти, — отменят эту реформу, что очень жаль», — отмечает автор. Всяческих ее похвал заслужил министр по делам религий Матан Кахане, который дал старт важным реформам,  – кашрута и гиюра. Впрочем, с гиюром он не успел довести реформу до конца. 

Но первое место в этом конкурсе (не считая Либермана), по ее словам, принадлежит министру сельского хозяйства Одеду Фореру, который сумел претворить в жизнь две «исторические, по словам автора, реформы – в растениеводстве и в производстве яиц, а также важные изменения по снижению ввозных пошли на мясомолочную продукцию. 

«По любым меркам — это небывалое достижение за год работы. Я бы даже назвала это подвигом, потому что на протяжении многих десятилетий ни один министр сельского хозяйства у нас не осмеливался приближаться к этой теме», — подчеркивает журналистка. 

В отличие от других областей, реформы Форера практически невозможно будет отменить следующему правительству, если его сформирует Нетаниягу с ультраортодоксами, которые хотят вернуть нас в прошлое —  к монополиям и безудержному росту цен. Дело в том, что после снижения таможенных пошлин ни один политик не осмелится их снова повысить. Если эффект от снижения пошлин наступает не сразу, то повышение пошлин приведет к немедленному скачку, который каждый гражданин ощутит на своем кармане. Они не посмеют. А в других реформах Фореру удалось заручиться согласием аграриев и даже подписать с ними договоры. Это несомненный успех.

«Нам удалось провести эти реформы, преодолев колоссальное сопротивление сельскохозяйственного лобби, позиции которого очень сильны в Кнессете. Они имеют влияние на многих депутатов как из оппозиции, так и из коалиции, потому что сельское хозяйство очень чувствительная тема для всех израильтян», — сказал Одед Форер в беседе с автором. 

Мейрав Арлозоров убеждена, что израильское сельское хозяйство движимо инстинктом саморазрушения. Прибавьте к этому лобби, которое бережет как зеницу ока аграрные картели и монополии — вот и получается, что сельское хозяйство у нас многие годы летело в пропасть. Мы наблюдаем стагнацию в производстве сельхозпродукции на протяжении многих лет. Население страны быстро растет, а производство продуктов питания остается на том же уровне. Вот вам и рост цен. «Когда руководствуются эмоциями, а не умом, всегда получается так», — отмечает журналистка. 

Одед Форер говорит: «Нам удалось добиться перемен в вопросах, к которым у нас никто не притрагивался 20 лет, причем мы успели в самый последний момент. Израильское сельское хозяйство страшно отсталое, его производительность не росла в течение очень долгого периода, и это катастрофа. Если бы мы не вмешались и не продвинули срочные реформы, то в течение ближайших лет мы наблюдали бы серьезный спад в аграрной сфере». 

Протекционизм, как отмечает Арлозоров, сопровождает сельское хозяйство Израиля с первых дней существования государства. Убеждение в том, что кибуцы и мошавы удерживают земли для еврейского народа, привело к тому, что высокие цены и экономические интересы граждан не брались в расчет. Но на этой почве выросло огромное количество посредников и других любителей быстрой наживы. Прибавьте к этому то, что слабые правительства и сильное лобби привели к образованию сильных картелей, которые практически полностью исключили любую конкуренцию. Они раздавали квоты на производство только своим, не пуская на рынок новых игроков и препятствуя импорту. Они следили, чтобы производство не росло. И считали, что так продолжаться будет всегда. И народу придется переплачивать, поскольку альтернативы нет. 

Это не пошло на пользу сельскому хозяйству. Оно медленно деградировало, и сегодня ему будет необычайно трудно преодолеть отставание и выровняться по мировым стандартам. Израильские аграрии не конкурентоспособны, поэтому они так боятся импорта. Граждане ходят в супермаркет в страхе, потому что цены постоянно растут, а качество ухудшается. Цены на продукты у нас самые высокие в мире. Никто уже не верил, что кому-то удастся разорвать этот замкнутый круг. 

«Я не обвиняю аграриев, виноваты правительства, — отмечает Форер. — Они думали, что их главная задача – защищать сельское хозяйство от конкуренции. Но этим они только сужали рынки и не давали сельскому хозяйству повышать свою производительность». 

Михаил Вайнберг

 

О Viktor Rishnyak

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан