Главная / Новости / ГРИГОРИЙ МИХЛИН. ФРЕД РУБИНШТЕЙН : ИСТОРИИ СТАРЕЮЩИХ РАЙОНОВ

ГРИГОРИЙ МИХЛИН. ФРЕД РУБИНШТЕЙН : ИСТОРИИ СТАРЕЮЩИХ РАЙОНОВ

Израиль расположен в одном из  активных сейсмических районов. В Хайфе многие дома находятся в аварийном или предаварийном состоянии.

Кто должен заниматься подготовкой этих домов к возможному землетрясению?

Ответ очевиден:
хозяева (если дом принадлежит одному хозяину), мэрия ( если дом общественный) или «?».


Знак «?» относится к случаю, когда речь идет о доме с разными хозяевами. Вроде и здесь ответ понятен – собрать деньги со всех квартир и отремонтировать дом. Сбор денег —  сама по себе задача непростая. Представим себе,  что все хозяева, или большая их часть, — люди, купившие эти квартиры на ипотеку (машканту) и живущие на пособие по старости. Могут ли такие хозяева из своих, прямо скажем невеликих возможностей, выделить деньги на ремонт дома? Еще ремонт квартиры с использованием семейной или дружеской рабочей силы они с трудом, но могут потянуть. А ремонт дома или доведение его до безаварийного состояния? Вряд-ли. Естественно, такие дома потихоньку заселяются малоимущими, т.к. стоимость квартир в них ниже. И образуются жилые застройки, требующие ремонта, но стоящие многие годы без оного.

Заметим, что люди, живущие в этих домах, уже успели заплатить муниципалитету арноны из своего бюджета , скажем за 15 лет, более 200 тысяч шек. Теперь бы и вернуть им часть на ремонт дома. Ан нет!  Говорят, что деньги ушли на благоустройство города и ремонт инженерных коммуникаций.

Поговорим и об этом. Например, в районе  Адар есть  улицы Бар-Кохба, Михаель, Звулун, Арнон, где весной и осенью  буйство и царство воды. Диаметр труб ливневой канализации определен неточно и они не способны поглотить всю стекающую сверху воду. И несется она бурным потоком вниз по всем возможным руслам вплоть до ваади, снося по дороге, камни, бутылки и прочее, что должно было бы быть убрано мерией (за что мы платим арнону). Ну и хорошо –  экономия средств на уборку! А если в это время надо идти, на работу, с работы, за едой, в аптеку… .

Именно так и произошло с одним из авторов. Утром рано спешил он на автобус номер 36, который ходит строго по расписанию и очень редко. На улице разбушевалась стихия. Дождь, как из ведра, и поток дождевой воды чуть не выплескивается с мостовой на тротуар. Как перейти улицу, чтобы поспеть на автобус? Простое решение – снять обувь и носки, подвернуть брюки и вброд перейти стремительно несущийся поток. Так и было сделано. Результат – почти двухмесячная мучительная война с застуженным седалищным нервом. Кто знаком с этой прелестью, очень хорошо представляет сопровождающие заболевание болевые ощущения.

А с улицей Арнон вообще чудеса творятся. Как минимум каждый месяц, а бывает и раз в две недели, там ремонтируют магистральный трубопровод,  устраняя утечку воды  Делается это просто. Раскопали место утечки, наложили бандаж (часто на то же самое место), затянули, засыпали и уехали. Через день – два приезжает машина с асфальтом, заделывает полотно дороги,  а лишний — сбрасывает на пустырь. И так до следующего раза.

В промышленно развитых странах бригаде ремонтников платят премию, если их долго не вызывают на ремонт. У нас, судя по всему, не так. Попробуем перечислить расходы. Мы платим за бессмысленно ушедшую  в землю дефицитнную воду, за   псевдоремонт, асфальтирование,   неиспользованный материал и прочие накладные расходы.  А посчитайте это за 10-15 лет! Думается, что с лихвой окупились бы затраты на прокладку новой трубы. Почему это не было сделано? Очень просто. Мерия считает, что бригада ремонтников не нужна, если она сидит на базе без выезда. Соответственно у бригады нет стимула работать хорошо и, тем более, объективно информировать о состоянии трубопровода. А ЗА ОКНОМ УЖЕ 21 ВЕК! И давно можно было бы определить состояние трубопроводов ультрозвуковыми или другими современными средствами, но это материал для особого разговора..

В том же районе в одну из бурных ветренных ночей под натиском ветра упало старое полузасохшее дерево.  Упало оно не на то место, за которое несет ответственность мерия, а внутри двора. Да еще и повисло своей кроной на каких-то проводах. Сообщили  мерии – «проезду не мешает, не наше», электрикам – «не наше», связистам – «порвется вызывайте». А страшно, дерево было высокое и висит на проводах. А если оборвутся провода, не будет ли рядом людей, не повредит ли при падении газовую подводку. Короче, надо вызывать рабочих за собственные деньги. А дом как раз из тех, что был описан в начале этих записок. Попытки объяснить ситуацию в соответствующих инстанциях ни к чему не привели. Слава Б-гу обошлось без травм. Нашли «варягов». А теперь пройдитесь по другим дворам. Сколько еще есть таких готовых упасть деревьев. Спилить бы их пока не упали. Ан нет. За такое дерево штраф можно схлопотать – всем домом не расплатишься. И пилят их втихаря по ночам, и выносят по частям на пустыри.

Наконец, вопрос об убежищах. Нет их в обозримом пространстве этого мини района или они очень хорошо засекречены. А ведь информация об убежищах в наших условиях должна надоедать простому обывателю. Она должна лезть в   глаза и уши (и не только на иврите).

В чем же смысл этого долгого рассказа.  В стареющих районах живут люди и им надо помочь. Может быть следует создать в мерии соответствующий фонд? Кстати, опрятный внешний вид дома и участка повышает стоимость квартир и привлекает более обеспеченных жильцов.

Вернемся к тому, с чего мы начали – землетрясения. Есть возможность рационального использования свободного пространства в домах на столбах,  которые, как известно, не удовлетворяют нормам на сейсмостойкость. В этом месте можно   построить дешевое социальное жильё с одновременным усилением дома, что обеспечит мерии дополнительные доходы и снизит остроту жилищной проблемы.

Еще можно предложить систему «быстрого реагирования». Чтобы ускорить реакцию мерии на происходящее в городе можно было бы организовать, назовем это, «корреспондентские пункты». Такой пункт – посто квартира, половина или две трети телефонных звонков которой оплачивается мэрией, как один из способов поощрения активной деятельности пункта.

Можно предложить и другие способы поощрения столь же дешевые. Владелец телефона, обычно пенсионер, собирает и передает важную злободневную информацию.

 

О Александр Волк

Александр Волк  ( волонтер до 2021) Хайфа

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан