Главная / По странам ... / Связь со страной исхода / Олег Мицура. Здоровая наглость и напор – залог победы! 2 часть

Олег Мицура. Здоровая наглость и напор – залог победы! 2 часть

Прибыв к новому месту службы в Приморье из Германии, застал дела в дивизии настолько запущенными, что вступление в должность грозило мне уголовным преследованием.

Целые войсковые подразделения сокращались, а имущество, числящееся за ними, не списывалось.

Вот и выходило, что полка в природе нет, а  цветные телевизоры, киноустановки, автомобили и прочее дорогостоящее имущество, продолжало числиться за дивизией.

Таким образом, недостача имущества составляла весьма внушительную сумму.

Я доложил об этом начальнику политотдела, на что услышал ответ:

—  Принимай как есть, мы поможем тебе списать.

Не примешь, пеняй на себя. Квартиры не видать, должности тоже. Пойдёшь ты, солнцем палимый и ветром гонимый, в поисках лучшей доли туда, куда Макар телят не гонял!

 

Прозрачный намёк я понял и должность принял. Последующие четыре года ,  только тем и занимался, что расчищал «авгиевы конюшни», оставленные предшественником.

И вот в 1995 году командованием  принято решение сократить всю дивизию целиком!

А значит, мне нужно собрать всё имущество, находящееся в частях и сдать его на войсковые склады в город Уссурийск.

Так как половина всего имущества, что числилось за частями было либо разворована, либо утеряна, мной были собраны командиры  частей. Им было вменено компенсировать утерянное имущество натуральным продуктом. Начиная от строительных материалов, заканчивая спиртом, мёдом и дикоросами. Список «натуральных» продуктов был заранее согласован с начальником воинских складов.  Он готов был «списать» в утиль недостающее воинское имущество при получении натурального «оброка». От того  насколько успешно я проведу данную «операцию», зависела не только моя судьба, но и судьба непосредственного моего начальника, заместителя командира дивизии.

Сформирована была колонна из двух больших «КАМАЗа» с прицепами. Один был доверху нагружен войсковым имуществом, подлежащим списанию. Другой —  строительным материалом, продуктами питания и прочими «подношениями» взамен недостающего имущества. 

Выехали днём, с тем, чтобы приехав ночью в Уссурийск, переночевать на стоянке у штаба армии, а с раннего утра сдав имущество, днём убыть к себе в часть. Провожал нас в дорогу полковник, заместитель командира дивизии по вооружению. Проинструктировав меня и трёх контрактников –водителей, «благословил» на марш.

Путь предстоял не близкий: четыреста километров. К вечеру обрушился мощный снегопад, осложнив и без того непростой маршрут. Жутким предзнаменованием в пути, после проезда деревенского кладбища, явилось видение одинокой женской фигуры, бредущей по обочине дороги, босиком, в одной комбинации, сквозь которую просвечивало обнажённое тело. Водитель ударил по тормозам. Мы с ужасом наблюдали, как её силуэт исчезал укрытый плотным снежным занавесом…

— Маня-а-а!!!

Раздался пронзительный мужской крик, заставивший нас вздрогнуть. Из снежной пелены вынырнул мужик в семейных трусах, бежавший босиком вслед удаляющейся женской фигуре, сжимавший в руках тулуп.  Мы с водителем, не сговариваясь, перекрестились.

—  Трогай помалу.

Через три минуты мы обогнали две одинокие фигуры, стоявшие босиком в 12 часов ночи под всё усиливающимся снегопадом , рядом с деревенским кладбищем и самозабвенно целующиеся в засос! Вот ОНА!!! Истинная любовь по Русски, суровая и беспощадная!

В два часа ночи, заехав на стоянку автотранспорта перед комплексом зданий штаба армии, проинструктировав  водителей о правилах безопасности, выдал им сухой паёк на ночь, а сам отправился в офицерскую гостиницу. Краем глаза, отметив необычную освещённость для этого времени суток окон административного здания штаба и звучания  явно не музыкальных военных маршей. Утром нам предстояла заключительная часть «операции».

По утру, придя на стоянку, не поверил глазам своим. Машин  не было!

Не веря себе, попинал снег со следами  протекторов, для чего- то заглянул за сугроб. Нет машин!!   Осталась одна надежда, на оперативного дежурного по штабу.

— А –а-а! Товарищ майор, вас то мы и ищем! — Радостно ответил мне он на заданный вопрос о машинах.

Оказывается ночью весь штаб армии отмечал присвоение командующему  очередного воинского звания: генерал-лейтенант. В тот самый момент, когда я шёл в гостиницу, один из ярых службистов  вышел на стоянку, проветрить хмельную голову, заодно и отлить по малой нужде. Узрев «мои» машины, в кабинах которых на ночь устраивались водители, в его буйно-хмельной голове возник «гениальный» план «прогиба» перед новоиспечённым товарищем генерал-лейтенантом!

    — Ка-а-к!!

Взревел тот «белугой», когда «доброхот» доложил что два КАМАЗа со спящими водителями, имели наглость припарковаться прямо под окнами его «святейшества»!

— Кто посмел! Машины с водителями на штрафную площадку! Командира дивизии ко мне на разбор «полётов». Майора, старшего колоны под арест на гауптвахту!!!

Всё это мне рассказал в лицах оперативный дежурный. Мозг, как всегда в таких случаях заработал холодно и рационально.

Первым о происшедшем  доложить своему непосредственному начальнику и заместителю  командира по вооружению в чьём ведении находились машины и водители.

— Ты с ума  сошёл!!! — Взревел мой начальник. — Негодяй, как ты мог так подвести меня!  Из- за тебя нас с командиром дивизии вызывают на «ковёр» к командующему! Знать тебя не желаю! —  Совсем по «бабски»  закончил он.

—  Олег, я передал тебе два автомобиля и трёх водителей, — ответил на мой звонок зам командира по вооружению. — Вот и верни мне всё это  в том же количестве. Больше ничем помочь тебе не могу.

Стало ясно, что рассчитывать могу только на себя.

— Слушай, майор, — обратился я к оперативному, — пропусти меня на приём к командующему.

— Ты что? Совсем смерти не боишься? Да он сегодня, после вчерашнего перепоя сидит в кабинете злой как чёрт! Адъютант уже весь рассол из буфета ему перетащил.

— Семи смертям не бывать, одной не миновать! Прошу как майор  майора, это мой единственный шанс раз урегулировать ситуацию.

— Ладно, иди, тем более, что он лично мне приказал тебя разыскать. Ты бы на всякий случай завещание составил.

— Тьфу на тебя!

Я решительным шагом направился к приёмной командующего. Мозг работал холодно и расчётливо. Проскочив мимо огорошенного адъютанта, явился пред ясно-мутные глаза новоиспечённого генерал-лейтенанта. Зрелище, открывшееся мне,  было ещё то! Тучная фигура командующего, едва помещалась в кресле. Лицо, опухшее после вчерашней пьянки, походило на оплывший огарок сальной свечи с маленькими прорезями глаз. Их выражение, казалось, источало мировую скорбь и страдание. Платком, зажатым в руке, он постоянно отирал обильно потеющую лысину. Приложив руку к головному убору и чётким строевым шагом подойдя  к столу, во всю мощь лёгких, гаркнул:

— Товарищгенерал-лейтенантразрешитеВаспоздравитьсприсвоениемочередноговоинскогозвания!ПожелатькрепкогоздоровьяновыхсвершенийвделезащитынашейРодины!!  

На мгновенье  командующий забыл о мучительной головной  боли, терзавшей его.

-Ты кто?!!

Сквозь опухшие веки в красных прожилках  на меня удивлённо смотрели его «зеньки».

Майор Мицура! И без всякого перерыва продолжил . Разрешите поблагодарить Вас, товарищ командующий, за науку  Полагал себя опытным и бывалым майором, но допустил ошибку , за которую готов понести от Вас справедливое и заслуженное  наказание! Единственно прошу, как о личном одолжении, отпустить ни в чём не повинных водителей с вверенной им техникой в место постоянной дислокации, город Лесозаводск.

—  Политработник, что ли? — Едва заметная улыбка скользнула по его лицу.

— Так точно, товарищ генерал -лейтенант!

— Да не  ори ты так, — поморщился он..

Дальше диалог складывался следующим образом:

   Ты понимаешь майор?!… Так точно!!- Но так же нельзя! Никак нет! -А если бы случилось страшное?… Так точно! Никак нет!- Так ты понял, майор?!!! ТАК ТОЧНО!!!! Ура-ура-ур-р-ра!!!

После столь содержательного диалога, командующий вызвал к себе подполковника-порученца:

— Так, вызов комдива лесозаводской дивизии отменить! Машины  вместе с водителями со штраф-площадки отпустить и передать этому бОрзому майору!

-Товарищ командующий, —  совсем обнаглел я, — разрешите на ночь расквартироваться в одной из частей, так как за день мы не успеем сдать всё имущество?

—  Скажешь адъютанту, чтоб распорядился, — устало махнул он рукой. — Всё, майор, проваливай, пока я не передумал!

Прикрыв за собой дверь , подошёл к столу адъютанта. Вызовите по связи командира батальона обеспечения.

— Подполковник Бородулько, слухаю!

— Товарищ подполковник, я звоню из приёмной командующего, по его распоряжению.

—  Слухаю Вас!

— Вечером в ваш батальон прибудет майор Мицура, с ним трое военнослужащих и два КАМАЗа. Технику поставить в парк, обслужить и заправить горючим,  военнослужащих разместить, обогреть, накормить лучшим образом! Ну, сами понимаете как. -Усё зробим по высшему разряду!

Адъютант весело мне подмигнул: Ну майор , ты даёшь! Так командующий же распорядился!

Весело подмигнул ему в ответ.

Дальше как в ускоренной кино-съёмке. Забираю машины, мчимся на склады. Там истомившиеся кладовщики быстро всё принимают и одновременно списывают, не забывая отхлёбывать привезённый спирт, закусывая таёжным медком.

Приезжаем в батальон, где нас размещают в отдельном номере. Банька натоплена, стол ломится от закусок и солений, на средине стола, истекая слезой растаявшей изморози, томятся три бутылочки водки. Достойное завершение тяжёлого дня!

После баньки  звоню своему начальнику.

— Товарищ полковник, имущество сдано и списано на сто процентов. Автомобильная техника в парке, водители отдыхают. Ориентировочно в 14.00 завтрашнего дня прибываем в часть. Командующий отменил вызов к себе командира дивизии и других должностных лиц. Доклад закончил.

Не дожидаясь ответа, прервал звонок.

Следующий вызов — заместителю командира по вооружению:

— Товарищ полковник, вверенная мне автомобильная техника со штраф площадки забрана. Личный состав накормлен и отдыхает. Завтра в 14.00 прибываем в место постоянной дислокации.

— Майор , спасибо что всё решил, я ВСЁ знаю. Прости за резкость! Жду! Раздалось в ответ.

Обратная дорога казалась короче и прошла веселее. Отправив машины с водителями в автомобильный парк, прибыл  на построение офицеров управления. Все разошлись, остался политотдел в полном составе. Подойдя строевым шагом к начальнику, доложил, что приказание выполнено, имущество сдано, техника и личный состав возвращены  в подразделение.

-Товарищи офицеры, -обратился начальник политотдела ко всем, — прошу зайти ко мне в кабинет.

Когда все расселись за столом, начальник достал из сейфа бутылку коньяка приказал наполнить рюмки и обращаясь ко всем, сказал:

—  Товарищи офицеры, вчера я не заслуженно оскорбил майора Мицуру. Приношу Вам, товарищ майор, мои извинения. Предлагаю выпить эту рюмку в вашу честь, за отлично исполненное задание. И как знак примирения.

Все дружно выпили. Выпил и я. После чего мы обменялись с полковником крепкими рукопожатиями. Всё было забыто и прощено.  Вслед за первой бутылкой последовала вторая, третья…

Как я оказался дома не помню.

Жена сказала, что пришёл самостоятельно.

 

О Редакция Сайта

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан