Главная / Новости / Связь со страной исхода / Олег Мицура. Рассказ. Кресло — чудо творящее!

Олег Мицура. Рассказ. Кресло — чудо творящее!

В бытность моей службы  в дисциплинарном батальоне, приходилось делить кабинет свой с  секретарём партийной организации батальона, майором Виктором Ивановичем.

Всегда спокойный, уравновешенный офицер, уже одним этим вызывал уважение и доверие. Он единственный из старого состава батальона,  кто в период чистки при Андропове, остался на своем рабочем  месте. Одно это говорило о многом.

Периодически к нам в кабинет забегал комсомолец батальона, капитан Витя Ушаков.  Весёлый, несколько бестолковый малый,   мог бесконечно болтать перескакивая с одной темы на другую. Пока Виктор Иванович не выгонял его из кабинета:

— Витя, иди делом займись.

Тот не обижаясь, перепархивал через коридор в соседний кабинет. И уже оттуда неслась его весёлая болтовня!

Была у Вити одна проблема: более десяти лет они жили с супругой, а Господь детишек так и не дал. Поэтому Витя был целиком и полностью погружён в эту тему. Чего они с женой только не перепробовали, каких только поз не испытали, чем только не питались и в полнолуние, и в новолуние, и в безлуние… А детишек не было. Каждый раз Витя громко анонсировал  очередной проект «великого осеменения». Спустя месяц после очередного анонса, тихо входил в кабинет, злобно пинал вешалку и произносил одно слово — Туфта!

Никто над ним не подшучивал, все мужики с пониманием и сочувствием относились к Витиной проблеме.

У Виктора Степановича тоже была проблема. Уж больно он хотел сына, наследника. А дома его ждало, как он говорил, бабье царство, жена и три дочери. На предложение  попытать удачу четвёртый раз, отшучивался, а стары мы уже, сорок пять лет обоим стукнуло.

В декабре жена преподнесла мне подарок к дню рождения:

через восемь месяцев у нас будет ребёнок.

Радостной новостью поделился с мужиками, накрыв как положено «поляну».

— Ну, Олег, — поднял первый тост Виктор Степанович, — за наследника, чтоб сын у тебя был.

Когда тост дошёл до Витюхи, он изрядно поддатый, произнёс:

— Олег , ты понимаш, вот хочу чтоб у тебя сын был, ты должен, нет, ты просто обязан за нас с ним, тут он нетрезвой рукой показал на Виктора Степановича, сына родить!

— Ну, хорошо что не вместо вас! — Заржали остальные.

Все офицеры и прапорщики жили в городе. Поэтому в шесть утра  дежурный автобус собирал нас от домов и увозил в часть.

Особенность этого автобуса заключалась в том, что возил он только летом и весной. Как только начиналась зима,  бесповоротно ломался и возрождался к жизни с первыми подснежниками. На зимний период функции автобуса , переходили к суровому и надёжному ЗИЛ-131, как мы шутили, с утеплёнными дугами. Возили нас в кузове, где мы тесно прижимались друг к другу гуртом, а прикрывал от снега и пронизывающего ветра нас брезентовый тент. Каждый вечер, возвращаясь со службы, чтобы не перемёрзнуть, мы покупали шесть бутылок водки и четыре буханки хлеба. Три  бутылки на десятерых  мы выпивали следуя домой, а три бутылки  оставались на утро. При морозе -38 градусов по Цельсию, водочные пары успевали выветриться до подъезда к дому, та же картина повторялась по пути следования на службу. Зато дорога проходила незаметно, с анекдотами, прибаутками, историями и байками. В мою задачу, как самому молодому, вменялось забегать к задержавшимся товарищам домой. А там уж не глядя на звание и возраст, гнать задержавшихся пинками в машину.

Единственным, кто ни разу не позволил себе задержаться хоть на минуту, был Виктор Иванович.

И вот в феврале, в самый лютый мороз, подъезжаем к его дому, а Иваныча-то нет! Пять минут – нет. Десять минут – нет. Отправляют меня, гонца быстроногого. Подхожу к его двери, на третьем этаже. Едва нажал на кнопку звонка, как дверь с грохотом распахнулась настежь! На пороге стоит всклоченный Иваныч, в галифе, майке и домашних тапках, глаза, кажется, из орбит выпадут!

— Олег!  — Орёт.  — Жена рожает!!!

Тут мне дурно стало. Решил, что это он о моей жене кричит. Но моей ей-то рожать через семь месяцев!  Начал я как слепой бык, тыкаться в разные стороны! Картина ещё та…

Один орёт белугой, другой мечется по лестничной площадке,  тараня лбом стены, в тщетной попытке найти выход из подъезда. В общем, картина маслом.

Тут дошло до Иваныча, что я о своей жене подумал. Схватил  меня за грудки, кричит в лицо:

—  Моя, моя жена рожает, вызывай скорую !

И бросился назад в квартиру. У меня после  слов его, просветление в мозгу наступило. Хотя так и не понял, с чего вдруг жена его  рожать вздумала. Ведь ни полсловом не обмолвился Иваныч об этом, да и супруга его на беременную похожа не была. Полновата, ну так сколько полных женщин вокруг, не все же они беременны.

Но приказ получен, мозги стали на место, стал в квартиры звонить. Повезло, с первой же попытки. Заспанные хозяева, подавленные моим напором, безропотно дали позвонить и вызвать скорую помощь. Трусливо обтирая стены перед приоткрытой дверью Иваныча, периодически дрожаще подавал голос:

— Ну как там, Иваныч?

— Не мешай, рожает! Встречай скорую!

 Я облегчённо пулей вылетел из подъезда на улицу.

— Ну где там Иваныч, когда выходит? — Раздалось нетерпеливо из кузова грузовика .

— Рожает !!

— Кто?!! Иваныч, что ль?…

Но я уже нёсся на встречу проблесковым огням скорой помощи.

— Сюда, сюда!!!

— Где роженица? — Деловито спросили санитары, вытаскивая носилки.

— За мной! М

ы рысцой помчали в подъезд. В машине установилось робкое молчание. Взбегая на лестничную площадку, услышали дикий крик- Яйца, яйца!!!! Распахнулась дверь, на пороге стоял излучающий счастье Иваныч, в руках он держал свёрток, из которого раздавался мышиный писк.

— Олег, у меня СЫН !!!

—  Где роженица? — Спросил поднявшийся врач, — Там, на диване, — кивнул в сторону комнат счастливый отец.

А дело было так. Когда супруга Ивановича поняла, что беременна, срок уже был достаточно большой. На учёт по беременности  не пошла становиться, постеснялась. Мужу о том, что беременна сказала буквально за два месяца до родов. Тот взял с неё твёрдое слово сходить к врачу и стать на учёт. Пообещала, но не пошла. Вот пойми этих женщин! Схватки начались внезапно, быстро перетекли в роды.

Иванович, когда понял, что врачи не успеют приехать вовремя, посмотрел в испуганные глаза дочерей, на голосящую супругу. Принял единственно, правильное решение — буду принимать роды сам. Вот скажите мне: как мужчина, ни разу в жизни не присутствовавший во время родов, не имеющий никакого отношения к медицине, чисто на интуитивном уровне смог сделать всё абсолютно верно?

Первым делом, удалил дочерей в другую комнату.

Жену перенёс на кожаный диван, уложив на свежепрокаленные утюгом простыни.

Снял с торшера абажур и установил в ногах роженицы.

Суровую нить, для перевязки пуповины  смочил в спирту и положил рядом с охотничьей финкой, для перерезания пуповины, чьё лезвие прокалил над пламенем спиртовки.

Сто грамм спирта принял для храбрости внутрь.

Успокоился и сосредоточился на предстоящей миссии. Когда появилась головка ребёнка, он был совершенно спокоен.

 Откуда то из глубины сознания, всплыло знание, что и как нужно делать.  Приняв на руки дитя, первым делом заглянул в пах младенца. — Яйца , яйца !!!

Именно этот вопль заставил меня вздрогнуть на лестничной площадке и прервал стоны его супруги.

— Какие яйца, дурень ты старый! — Утомленно вскричала роженица.

— Милая  у нас СЫН! Осталось перерезать пуповину.

В последний момент , он отдёрнул руку, потянувшуюся за финкой. Интуитивно точно  определив место сечения пуповины, наклонился и ….перегрыз пуповину зубами! Почему зубами, почему перегрыз? Сам себе объяснить не мог.

 Но врачи подтвердили, что это был совершенно правильный ход. Затем перевязал пуповину приготовленной заранее нитью и запеленал ребёнка в новую  байковую портянку.

Когда врачи стали рассматривать рождённое дитя, стены квартиры сотряс громкий  мужской хохот.

— Что там ещё? — Устало спросила роженица.

— Папаша, а ты для чего на пуповине, нитку бантиком завязал?!!

Сквозь смех  спросили санитары счастливого отца.

На радостях  Иванович подарил мне своё служебное кресло, искусно инкрустированное резьбой. Зоновская работа, царский подарок!

Между тем, приближалось время родов моей супруги. В те годы, интрига пола ребёнка сохранялась вплоть до самих родов. У меня родился сын! 

За накрытым мной столом, по случаю рождения наследника, безутешно пьяный Витя, схватив меня за грудки, вопрошал:

— Как, ну как ты вот так, с первого раза и бац! Сына родил?! Где справедливость ?!

— А мне Иванович кресло волшебное подарил, кто на нём сидит, у того непременно сын рождается!

 Виктор огорошенный рухнул на скамью…

На следующий день в наш кабинет несмело, бочком, протиснулся Витя.

— Олег, ты того, дай посидеть в твоём кресле,- вдруг действительно поможет.

— Конечно поможет, — незаметно подмигнув хмыкнувшему Ивановичу, я развил тему «волшебного» кресла.

—  Только, Витя, проблема в том, что на нём нужно сидеть постоянно. Присаживание   на него ничего не даст!

— Так продай мне его.

-Э-э нет, продавать нельзя —   волшебная сила пропадёт. Только подарить! Но за это с тебя хорошо накрытый стол!

—  Да хоть два! — Витёк мёртвой хваткой вцепился в кресло.

— Не пойдёт! — Подключился Иванович. — Накрытый стол, а в твоём случае — два накрытых стола (сам сказал) вперёд и кресло твоё!

— Принято !

Два дня Витя проставлялся за «волшебное» кресло, так что к концу второго  дня нас с Иванычем начала мучить совесть, а вдруг как не поможет.

— Тебе хорошо, — говорил Иваныч, — менее чем через месяц ты в Афгане, а отдуваться мне ! 

— Нашёл чему завидовать! Сам знаешь: какие там сейчас потери нашего брата. Так что перед Витьком, если у него ничего не получится, повинишься и за себя, и за меня.

— Не дури, приедешь и вдвоём,  если что —  Витька до изумления напоим.

Судьба оказалась ко мне благосклонной.

А через шесть месяцев от Витька пришла телеграмма: Родился Сын!!!

Спасибо за кресло, БРАТ!

На него уже выстроилась целая очередь из желающих заполучить наследника. Ты в ДОЛЕ !!

С уважением Олег Борисович Мицура

О Редакция Сайта

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан