Главная / Новости / Продовольственный закон: от «коттеджа» до «Милки»

Продовольственный закон: от «коттеджа» до «Милки»

Цви ЗИЛЬБЕРRONKINO MEDIA Ltd

Давно я не писал о дороговизне жизни.
Даже протест «Милки» как-то оказался за пределами моего внимания.
И я могу объяснить почему.
Протест «коттеджа» летом 2011 года привел, в конечном итоге, к принятию Продовольственного закона (Хок ха-мазон), который вступит в действие с 1 января 2015 года.

Я понимаю, что опустил много подробностей —

 (отставка председателя «Тнувы», палаточный протест, фиксированная цена на «коттедж» во всех магазинах, комиссия Трахтенберга, комиссия Кедми, комиссия Локера),

но конечным результатом стал, все-таки, Продовольственный закон, призванный усилить конкуренцию между производителями продовольствия и между торговыми сетями. Что, теоретически, обязательно приведет к снижению цен.

 

Обещанного три года ждут…

Июнь 2011 – январь 2015. Три с половиной года. Как видите, такие вопросы у нас с кандачка не решаются. Особенно когда на кону интересы крупных компаний-монополистов с сильными лоббистами и социальными связями, глубоко проникающими в наш политический истеблишмент.

Стало быть, если протест «Милки», зародившийся месяц тому в Интернете, получит сколь-нибудь солидное продолжение (не в плане отъезда молодежи в Германию, а в плане давления на правительство), то результатов следует ожидать, в лучшем случае, в 2018 году. Вот тогда и поговорим.

А сегодня давайте, все-таки, вспомним, что несет нам продовольственный закон. Точнее, те его положения, которые вступают в силу с 1 января 2015 года. Давайте все по порядку.

 

Первое.

Ограничение площади на прилавках для продукции крупных производителей. Крупным производителем считается компания с оборотом более миллиарда шекелей в год. Магазинам и торговым сетям будет запрещено отдавать под продукцию крупного производителя более 50% площади на своих прилавках.

В чем рационал? Прилавки в конечном итоге все равно не будут пустовать. Заполнять их торговым точкам придется продукцией других производителе й, в том числе и мелких. Крупные производители смогут в гораздо меньшей степени диктовать свои условия торговым предприятиям, а у мелких и средних производителей появится возможность расширить сбыт продукции, которая, в большинстве случаев, не хуже по качеству и дешевле.

Более того, израильский потребитель привычен вкус продукции крупных производителей, что дает им преимущество. Но по мере того, как покупатели смогут «распробовать» и другие продукты, монополии на рынке начнут рушиться.

Впрочем, совершенно не факт, что средние и мелкие производители продолжат продавать свою продукцию по низким ценам. Попав в крупные сети, они быстро смекнут, что прибыль можно увеличить.

Или, например, представьте себе, что торговая сеть сократит площадь прилавков, на которых размещается продукция «Кока-колы», крупного производителя. Несмотря на то, что рядом появятся всевозможные дешевые аналоги знаменитого напитка, вряд ли спрос на оригинальную «кока-колу» снизится. Прилавки в «кока-колой» будут быстрее опустошаться, магазину придется держать отдельного работника, чтобы пополнять товар на прилавке.

И, наконец, совсем не факт, что «много товаров хороших и разных» будут еще и дешевыми. Если мы обратимся к международному опыту, то в самых дешевых торговых сетях (таких как Aldi или Basismarkt) как раз-таки выбор очень ограничен. Они работают только с теми поставщиками, кто готов держать низкий уровень цен. А вот если вы хотите разнообразия, то тогда вам нужно посетить дорогие супермаркеты.

Второе.

Переходим к следующему пункту закона, который также вступит в силу с 1 января. Это ограничение присутствия доминантных торговых сетей в том или ином районе. В ближайшие 6 лет будет действовать запрет на открытие новых филиалов в том районе, где присутствие данной торговой сети составляет 30 – 50% от всех торговых сетей. Ответственный за антимонопольное законодательство получит новые полномочия – он сможет в приказном порядке заставить торговую сеть продать какие-то свои филиалы другим торговым сетям, если она слишком монопольно доминируют в том или ином районе.

Рационал здесь в том, что жители того или иного района не должны быть в плену у монополистов. В каждом районе должны конкурировать друг с другом разные торговые сети. Прекрасным примером такой ситуации являются два филиала «Шуферсаль шели» в Рамат-Авиве. Один филиал находится внутри «кеньона», второй – напротив него. Таким образом, никакой конкуренции между супермаркетами, разумеется, не существует.

Хотя, можно привести и другой пример. Когда «Рами Леви» открыла три филиала в Тальпийот, уровень цен во всем районе, а заодно и в соседних районах, снизился.

Конечно, весьма и весьма похвально, что антимонопольный комитет займется изучением ситуации с конкуренцией между разными торговыми сетями в каждом районе. Публикация подобных отчетов также будет способствовать снижению цен, ведь ни одна торговая сеть не захочет оказаться в списке монополистов, противящихся конкуренции. Но мне трудно поверить в то, что комитет сможет заставить сеть продать конкурентам тот или иной филиал. Нет сомнений, что торговая сеть обратится в суд, а для израильского суда право частной собственности является основополагающим. Значит, этот процесс будет длительным и мучительным, возможно, антимонопольному комитету понадобятся дополнительные законы, принятые Кнессетом, помимо закона о продовольствии.

Механизм конкуренции очень тонок. Можно привести немало примеров, когда две разные торговые сети, соседствующие друг с другом, вместо того, чтобы конкурировать, выставляют одинаковый уровень цен. С точностью до 10 агорот. Например, в рамат-ганском микрорайоне Мером-Навэ есть очень дорогой филиал «Шуферсаль шели». Настолько дорогой, что местные жители неоднократно устраивали демонстрации протеста. Напротив работает супермаркет «Мега ба-

ир», который считается более дешевым. Но если вы его посетите, то убедитесь, что уровень цен там точно такой же, как и у «конкурентов». Эта ситуация подробно освещалась израильской прессой.

Или возьмите, к примеру, маленькие городки и поселки, где конкуренцию создать почти невозможно. В Йерухаме, например, 9 тысяч жителей. Два супермаркета не выживут в этих условиях. Вряд ли торговые сети согласятся на открытие филиалов в местах с малым числом потенциальных покупателей.

 

Еще одно положение

Продовольственного закона – это право потребителя сравнивать цены. Каждая торговая сеть, крупнее определенного уровня, будет обязана каждый час публиковать в Интернете все свои цены. Это очень неплохая мера, но 1 января она еще не вступает в силу. Торговые сети технически еще не успели подготовиться, поэтому им дали отсрочку.

Кстати, не успел закон вступить в силу, как антимонопольный комитет сообщил на прошлой неделе, что утверждает цель ряд поблажек для торговых сетей и крупных производителей. Последние получат разрешение вмешиваться в политику распродаж и акций в магазинах. Но только в одну сторону – в сторону снижения цен. Скажем, производитель может попросить торговую сеть устроить распродажу по низким ценам. Но не может запретить это, если торговая сеть принимает такое решение.

Действительно, в конечном счете, все зависит от стратегии, от идеологии той или иной торговой сети. Можно продавать дешево и много. А можно дорого и мало. Есть «Рами Леви», и есть «Шуферсаль шели». Трудно учесть это в одном законе, который должен быть равен для всех.

Автор — Редактор и ведущий радио РЭКА

О Z Z

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан