Главная / Новости / Исторические мифы как «опиум для народа»?

Исторические мифы как «опиум для народа»?

5 декабря 2014 г.

Западные СМИ анализируют вчерашнее Послание

президента РФ Федеральному собранию.

По мнению экспертов, предложенных мер по преодолению экономической бури слишком мало,

а принимаются они слишком поздно.

Инициатива с амнистией капиталов «сильно попахивает отчаянием» и «вряд ли возымеет хоть какой-то эффект».

Историческая часть речи Путина тоже вызвала

неоднозначный отклик:

«новый путинский миф о Крыме как Иерусалиме озадачил российских историков».

«Путин возвел себя в ранг национально-религиозного избавителя, вернувшего в империю сакральный Крым», — комментирует немецкая пресса.

«В способе пережить экономическую бурю, который предложил президент Путин, есть привкус паники, которую сам Путин и пытается обуздать», — утверждает Bloomberg.

Меры были обнародованы вчера в речи перед законодателями и высшими чиновниками, пишут журналисты Анна Андрианова, Аарон Эглитис и Мильда Сепутите.

«Банковские аналитики, в том числе из «ВТБ Капитал» и Danske Bank, говорят, что этих мер слишком мало, а принимаются они слишком поздно», — сообщает издание, отмечая в заголовке материала:

«Наблюдатели сочли, что Путин «хватается за соломинки».

В ситуации, когда Россия изолирована от иностранного финансирования и обескровлена оттоком капитала, Путину необходимо привлечь обратно в страну миллиарды долларов, припрятанные в офшорах.

Но старший экономист по развивающимся рынкам Ларс Кристенсен (Danske Bank) сказал, что инициатива с амнистией капиталов «сильно попахивает отчаянием» и «вряд ли возымеет хоть какой-то эффект».

Рынок тоже «не купился», по выражению авторов.

В четверг рубль ослаб примерно на 2%,

а индекс ММВБ снизился на 1,5%.

Издание описывает еще несколько предложений Путина: временное освобождение малого бизнеса от проверок, меры против валютных спекулянтов, финансирование инфраструктурных проектов из Фонда национального благосостояния, повышение эффективности бюджетных расходов и издержек госкомпаний.

«В «нормальной» обстановке эти предложения были бы восприняты позитивно, но в текущей обстановке локальной экономической стагнации и ухудшения глобальной ситуации они недостаточно мощны, чтобы преодолеть весь масштаб глобальных рисков», — заметила Наталья Орлова, старший экономист «Альфа-банка».

Издание замечает: мытарства миллиардера Владимира Евтушенкова — одна из причин, по которой экономисты могут скептически отнестись к попыткам Путина зазвать беглые капиталы обратно.

«Полная амнистия капиталов — идея интересная, но если учесть весь размах скептицизма в бизнес-сообществе, есть сомнения: не факт, что она сможет по-настоящему переломить ситуацию», — заметил аналитик Владимир Колычев («ВТБ Капитал»).

Путин также заявил, что пора задействовать инструменты по противодействию валютным спекулянтам.

Но Петр Матис, специалист по валютным стратегиям (Rabobank, Лондон), полагает: «Его вербальной интервенции окажется недостаточно, пока ЦБ действительно не воспользуется всеми инструментами, которыми располагает».

Путин призвал в среднесрочной перспективе снизить рост цен до 4%.

«Задачи экономического роста, установленные Путиным, «совершенно нереалистичны», а предложенная амнистия капиталов — «явная» примета растущей изоляции России», — пересказывает газета слова Санны Куронен, аналитика Nordea Markets.

Историческая часть Послания президента Федеральному собранию тоже вызвала неоднозначный отклик.

«Новый путинский миф о Крыме как Иерусалиме озадачил российских историков» — так озаглавлена еще одна статья Bloomberg.

Крым для россиян — то же, что и «Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам или иудаизм», заявил Путин в своем послании к Федеральному собранию. Князь Владимир принял крещение в Корсуни в Крыму, пояснил президент.

«Возвышение президентом Владимиром Путиным Крыма до статуса российской Святой земли вызвало недоумение и насмешки историков и обозревателей», — отмечают Илья Архипов и Степан Кравченко.

«Владимир был киевским, а не московским князем, и это, возможно, только подчеркивает право Киева, а не Москвы на Крым», — заявил Андрей Зубов, российский историк и политолог, уволенный из МГИМО за сопоставление захвата Путиным Крыма с аннексией Гитлером Австрии.

Историки спорят, был ли Владимир крещен в Василеве неподалеку от Киева или в Корсуни, отмечает Зубов.

С религиозной точки зрения «Киев — гораздо более важное место для русских православных паломников, чем Крым», отметил дьякон Андрей Кураев.

По мнению известного историка Игоря Данилевского, сравнение Путиным Крыма с Иерусалимом — «не самый удачный шаг» по оправданию действий России.

«Историческая часть речи была очень странной,

— считает политолог Глеб Павловский.

— Многие россияне будут удивлены сравнением русских с евреями,

а Крыма — с Иерусалимом».

Как полагает журналист Frankfurter Allgemeine Бертольд Колер, от публичных речей политиков обычно не стоит ожидать правдивого отчета о ситуации в стране. Не стало исключением и путинское обращение к Федеральному собранию, ведь «дела у России идут плохо и продолжают ухудшаться».

Автор статьи отмечает, что из данных народу обещаний, а именно — навести порядок, поднять благосостояние и вернуть национальную гордость, Путин лучше всего справился с наведением порядка, но за время его президентства этот процесс стал обретать все более авторитарные черты. Обещание же про благосостояние захромало еще до кризиса, говорится далее.

Сегодня у Путина осталась только тема национальной гордости, если не сказать великорусского национализма, пишет немецкий журналист. Путин как никакой другой руководитель страны в последнее время потворствует, удовлетворяет и использует его ради собственных целей, подчеркивает Frankfurter Allgemeine. «Сравнив святость Крыма для русского народа со значимостью Храмовой горы для иудеев и мусульман, Путин возвел себя в ранг национально-религиозного избавителя, вернувшего в империю сакральный Крым», — уверен журналист. А это уже «самый настоящий великорусский опиум для народа».

«Руководителям западных государств остается только ломать голову над тем, какие договора, принципы и границы остались святы для Путина, — заключает автор. — Ведь явно просматривающаяся в речи Путина стратегия сплотить свою империю с помощью созданной им внешней угрозы не будет способствовать разрядке».

К тому же «успехи на националистическом фронте» все больше вынуждают его принимать решения, тем более что ареал для новых подвигов уже обозначен — это восток Украины, Молдавия и Прибалтика.

«Как бы кто ни выступал против этой точки зрения, но это факт: Путин уже ведет новую холодную войну с Западом, — подытоживает Колер. — Вопрос только в одном: будет ли ему этого достаточно?»

О Z Z

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан