Главная / !Хайфа, Крайот, Нешер / «Свободная линия мастера» Симметрия уже не в моде, интересна живая глина»

«Свободная линия мастера» Симметрия уже не в моде, интересна живая глина»

Белая природная глина – один из многочисленных материалов художника в течение сотен, если не тысяч лет. Марко Поло привёз в Италию образцы китайской посуды из каолина — белой глины, состоящей в основном из минерала каолинита, названной в честь китайской провинции Каолин, где впервые были обнаружены залежи этого материала. Есть и ещё одно название белой глины – “майолика”.

Название “майолика” происходит от острова Майорка, где ее впервые использовал скульптор Флорентино Лука де ла Роббиа (1400-1481). Его скульптуры из цветной майолики сочетались с архитектурой, декоративно оформляли ее.  Позднее эта техника широко распространилась в мире. И через сотни лет, за тысячи километров, казахская журналистка Ольга Антонова пишет о землячке, нашей современнице, Людмиле Ермоленко, работающей именно с белой глиной…

«Свободная линия мастера» Симметрия уже не в моде, интересна живая глина»

Автор: Ольга АНТОНОВА (http://www.info-tses.kz/autors/detail.php?ID=33835)
Как-то во время конференции, проходившей в Национальной академической библиотеке минувшим летом, мое внимание привлекли необычные изделия, представленные на выставке в фойе: белые сувениры, веревочки, ракушки, камушки, необычные узоры, кружева, украшения — все это показалось теплым и особенно светлым, ничего подобного ранее видеть не приходилось. Сначала показалось, что эти предметы — найденные в раскопках древние украшения. Но оказалось, что они современного производства и сделаны из нашей белой глины. А их создатель — астанчанка Людмила Ермоленко.

СПРАВКА
Людмила Ермоленко — дизайнер-архитектор. Родилась в Астане. Училась во второй школе, в физико-математическом классе. По окончании поступила на архитектурный факультет Акмолинского аграрного университета им. С. Сейфуллина (ныне Казахский агротехнический университет имени С. Сейфуллина). Толчок к творчеству дала мама-художник. Она с детства учила дочь рисовать, лепить, но предостерегала от своей профессии, просила не идти по ее стопам, а советовала быть врачом, считая эту профессию более нужной. В настоящее время Людмила Ермоленко работает архитектором, в это же время создает сувениры, украшения, предметы интерьера из белой глины. Муж, два сына, Игорь и Денис, а также их жены — все архитекторы.
— Людмила Зиновьевна, расскажите, как и когда вы начали работать с белой глиной?
— Я давно уже лепила. Мне нравилась лепка с детства. И почему-то всегда хотелось, чтобы все было белым. Раньше красила свои изделия белой краской. Но потом совершенно случайно для себя обнаружила в нашем городе готовый белый материал — белую глину. Как-то купила такую глину на базаре для нашей собаки, когда она стала грызть стены. Пес от нее отказался. Из-за соли, наверное. И мы с сыном попробовали из нее что-то слепить. Получилось. Глина у нас такая хорошая, мягкая, легко поддается лепке, форму сразу схватывает, сохнет быстро.

— И как долго этот природный ресурс используете в своей творческой мастерской?
— С белой глиной я работаю уже десять лет. В процессе работы определилось несколько направлений: украшения, фигурки, чаши. Глина — один из древних материалов. Когда берешь глину в руки, создается ощущение, что она пробуждает генетическую память. Хочется делать что-то похожее на предметы древности. И дело не в том, что предметы эти — примитивные, а потому что глина дает свободную линию. Мы сейчас умеем симметрично, ровно все делать, свободную линию сделать гораздо сложнее. А симметрия уже не интересна. Когда глина высыхает, она находит свою естественную живую линию, и поэтому предметы сильно похожи на предметы древности. Эти предметы мы храним и ценим, и нам они интересны.
— Расскажите, пожалуйста, о технологии создания своих изделий.
— Сначала я толку глину, затем ее просеиваю, замачиваю в воде, сушу, потом еще раз замачиваю. Так она должна недели две постоять, благодаря чему приобретает эластичность. Перед тем как приступить непосредственно к лепке, я рисую изделие, которое должно получиться. И только потом начинаю что-то делать. Когда глина подсыхает, обжигаю изделие в печке.
— Вы что-то добавляете в глину?
— Знаю, что кто-то добавляет свинец для звонкости, но я использую только чистую глину и воду. Белая глина — одна из самых чистых глин, ее используют в медицине. Я не хочу красить глину, чтобы сохранить ее первозданность, чистоту. Глина принимает в себя любой материал: и камушки, и монетки, и ракушки. Эти приемы интересны для дизайнера. И изделия хорошо вписываются в интерьер, там, где чистое дерево, деревянные полы, стены с природным камнем, камин. Мне нравится белая глина, люблю запах извести. Это запах чистоты, свежести. Белая глина — наш местный материал. Я прочитала, что все месторождения белой глины на учете, потому что эта глина фарфоровая. В Китае из такой глины делают посуду. Она получается очень звонкой.
— В ваших изделиях много деталей. С чем это связано?
— Глина быстро сохнет, поэтому большой предмет не сделаешь. Делаю детали, а потом их соединяю. Мне нравится, что мои изделия немного ритуальны. Ниточки, которыми я соединяю детали, дают живость. Все колышется, движется. Это не просто глыба, а именно что-то живое, подвижное, гибкое.
— Как вы считаете, для кого предназначены эти белые изделия?
— Я занималась дизайном интерьера и создавала свой стиль, где используются натуральные материалы: глина, дерево, камень. Там есть камин, живой огонь, длинные шторы. И такие мои предметы в интерьере очень хорошо, органично смотрятся. Сейчас к этому стилю еще мало кто готов. В квартире он не будет смотреться. Больше подходит для дома, коттеджа, загородного домика. Я делала коттедж в Боровом — охотничий домик в сочетании с национальным стилем. Там этот стиль хорошо подошел.
— Вы где-нибудь представляли свои творения, кроме Национальной академической библиотеки?
— На выставках в Конгресс-холле, в Музее современного искусства и в Музее Первого Президента.
— А за границей показывали?
— Нет, я делала украшения, сувениры для себя, а у меня все спрашивали, почему я не выставляю свои изделия на выставках. Друзья стали просить: «Ничего не дари, сделай мне такую вещь». Ничего не продавала, цену не знала. Дарила. Так со временем мои творения заметили, стали приглашать на выставки.
— Где вы берете глину?
— Ее много у нас в городе. Покупаю на базаре.
— Знаете ли других скульпторов, которые также лепят из белой глины?
— В городе никого не знаю. В 2000 году я познакомилась со скульптором Валерием Пирожковым. Пришла к нему, показала свои изделия из белой глины. Мне они нравились, но себе трудно дать оценку, захотелось услышать его мнение. Он одобрил. Но удивился, что я использую белую глину. Сказал, что это известняк, что из него не лепят, а при обжиге этот материал рассыпается. Я ответила, что у меня получается. Тогда он предложил мне попробовать скатать шарики из этой глины и обжечь. Положили в печь, вынули — все целое. Сейчас говорят, что Пирожков перешел на белую глину. В последнее время он нашел, где она находится. Знакомые ребята-архитекторы говорят, что он ездит по Коргалжинской трассе и возле Малиновки копает белую глину. Сама я не видела. Но он делает большие вещи, монументальные. Это очень талантливый скульптор.
— Как думаете, с чем связана ваша любовь к белому цвету?
— Может, потому, что по гороскопу я Козерог. Люблю белый и черный цвета. Я сейчас придумала упаковку из черной бумаги с прозрачными окошками из пластика, в которую помещаю белый предмет. Изделие смотрится под старину, а упаковка суперсовременная.
— А как вы сделали эту куклу?
— Куклу я слепила из глины. Моя бабушка была белошвейкой. Из старых тканей, которые у нас сохранились, я сшила платье для куклы. Этим кружевам более ста лет. Глаза — пуговицы. Ресницы для нее купила накладные. Волосы — искусственные. Чтобы сделать такую куклу, нужно очень много времени.
— Откуда вы берете эти формы?
— Сама придумываю. Очень люблю старинные масляные лампы. Например, вот этот сувенир сделан в форме лампы. Внутри — камушки. Вот фитильки на старинный лад. Мне нравится азиатское направление в глине, а также древние изделия, посмотрев на которые нельзя определить, к какой культуре они относятся. Я привезла из Израиля найденную во время раскопок масляную лампу XVI века. По ней не скажешь, какая это культура. Это просто древний предмет. И эти формы мне очень нравятся. Люблю украшения. Украшения и татуировки были первой «одеждой» людей. Люди украшали пояса, руки, шею, все прикрывали. Я сделала серию нательных украшений с татуировками. Помню, всегда хотела лепить. И мне нужны были белые украшения. Таких нигде нет, а мне были нужны. Я начала лепить — и не могу остановиться. Получаю наслаждение, когда беру в руки глину. Если долго ничего не делаю, просто места себе не нахожу. Белая глина — наша земля. Из этого материала можно делать сувениры, это может стать направлением. На этих выходных я лепила, придумывала сувенир города. Туристам такой сувенир будет очень интересен.

О Z Z

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан