Главная / Новости / Хайфаинфо - Литературная гостиная / ИОСИФ БЕЙН: Пролог к поэме «Иерусалимский маскарад»

ИОСИФ БЕЙН: Пролог к поэме «Иерусалимский маскарад»

Я жил в России много зим назад.

Могилы близких заросли бурьяном.

Зачем ты вдруг повел на «Маскарад»,

На старый фильм, достойный всех наград,

Где грустный вальс- «Венок Хачатуряна».

Теперь, когда одни пески кругом

И ночь темна вся в траурном наряде,

Грешивших ради и святых всех ради,

Позволь мне здесь поведать о другом

Совсем не петербургском маскараде.

Кто Петербургу я, и кто он мне —

Провинциалу с неславянской рожей,

Но Зимняя канавка при луне

И белый снег, и все что так, похоже

На старый дом. Я вижу дом во сне

И женщину одну в гробу, о боже.

Портрет любимой Нины на стене

И взгляд ее всей жизни мне дороже.

Послушай, как за окнами галдят

Соратники торгующего ряда,

Арбенин, не копи для Нины яд.

Здесь без ножа прикончат и без яда.

Гниющих фруктов кем-то продан сок

Места святые жители не очень

Всех вопиющих глас тут так высок

Пустынный ветер. За окном песок

И пьяный кто – то повторяет «Отче».

Тут все друг другу говорят на ты,

Душа моя печали всей не вместит.

Давно загримированы шуты

И шлют на экспорт мертвые цветы

В три дорога распроданных предместий.

Огромный возле кладбища Сохнут.

Евреи, всюду милые евреи.

Начнешь собой кичиться, так согнут,

Тебя твои сородичи в три шеи.

О темпоро, О морес!

В пустых карманах ни одной копейки

Мы пыль земли и только семена

Достойны хоть какой-нибудь опеки.

Во время бала, невзначай заметь,

В пустом бокале пара капель яда,

Греми неумолкаемая медь,

Бесовского чумного маскарада.

Меня в хамсин мороз дерет по коже,

Который год одно и тоже

Кругом твердят «Тода раба»,

Бьет барабан, поет труба

Бейн и Арбенин так похожи.

Нинуля, божия раба,

Каких больших подарков ради,

Оставила ты отчий кров

И умерла на маскараде.

Из храма изгнаных шутов

О, эти дьявольские лица

И рыбьи свадьбы подо льдом,

И эта жуткая больница,

И этот опустелый дом,

И дробью скошенная птица.

И призрак смерти за углом,

Рябого незнакомца смех.

Душа скорбит, как пленник в трюме,

Что общего у маскарадов всех

Героя главного безумья

И в час родившийся луны

Совсем недалеко от дома

Вновь голос умершей жены

И плач ее такой знакомый

Там в Петербурге на балу

В припадке ревности в пылу

Испить бы яду, граф любезный,

Чем где-то здесь над этой бездной

В краю без грез и без берез

Ждать новых бед и новых слез

Ах, Нина, если бы я мог

За час, за полчаса до смерти

Словно письмо в конверте

Вас отослал бы, видит Бог,

В благословенные края,

Где смерть моя и жизнь моя

Но снова стража у порога

И кем-то перепутан путь

И вновь не стало диалога

Мне не дававшего заснуть

Расстроенная плакала струна

И пряча в горькой реплике браваду

Моя довольно странная страна

Усердно отдавалась маскараду

Где каторжные маски вместо лиц,

Где ссорятся со сватами невесты,

Где среди всех торговцев и тупиц,

Поэтам нет и не должно быть места.

О Z Z

Александр Волк  ( волонтер до 2021) Хайфа

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан