Главная / Новости / Хайфаинфо - Литературная гостиная / АНАТОЛИЙ ДОБРОВИЧ: ЮРИЙ СЛЁЗКИН: УГОЛ ЗРЕНИЯ

АНАТОЛИЙ ДОБРОВИЧ: ЮРИЙ СЛЁЗКИН: УГОЛ ЗРЕНИЯ

Книгу Юрия Слезкина «Эра Меркурия. Евреи в современном мире» (М., 2007) евреям читать обязательно. Думается, раньше, чем Талмуд. Если наоборот, вы оказываетесь в ярме стереотипа: хорошие евреи якобы «ходят перед Богом», а отколовшиеся от них становятся душегубами. Исполняй все заповеди, носи кипу, усердно молись, слушайся раввина, не читай ничего, кроме Торы  — и ты спасен.

 

А между тем, по Слезкину, мало, что не спасен,  — заряжаешься  яростным стремлением вырваться из гетто. Чем больше тебя, пружину, сжимают стены  средневекового раввинизма, тем мощнее будет разжатие.  И начнется свирепствование, больно бьющее по другим, по народам, среди  которых живешь. Был кожевенником, часовщиком, ешиботником – становишься комиссаром-расстрельщиком. Массовое участие евреев в большевистских преступлениях схватывается Ю. Слезкиным в непривычном аспекте: как бунт сыновей против собственных отцов, как разрыв с домом, затхлым жизнеукладом, герметической религиозностью, смирением и приспособленчеством пуганых соплеменников. Как протест «нормативно» чахлых индивидов (ученость иудея не требует умения плавать или знания природы), как их стремление взять реванш у «красивых телом» и овладевающих миром.

Автор находит для этого явления емкую словесно-мифологическую оболочку: таким вот образом Меркурий противостоит Аполлону, пытаясь стать «похожим» на него. Меркурианский менталитет, вообще, видится Слезкину более продуктивным и современным, чем аполлонический, так что  об антисемитизме автора говорить не приходится.  Евреи, по его мнению, пришли на смену немцам, исполнявшим до этого в России «меркурианские» функции (типовое противостояние: Штольц – Обломов). И все же, кто бы ни выступал в роли посланцев Меркурия —  немцы, латыши, евреи, татары, китайцы – Россия лишь стонет от их погоняющих кнутов, ее подсознание не согласно выходить из национальной инерции, из своего специфического набора приемов и доводов для решения кризисных ситуаций. Пожелаем России преуспевания в ней русских меркурианцев, воспринимаемых массами как свои (пусть даже свои придурки), а не наглые чужаки. Хорошо, когда есть возможность отдалиться от России: кто вы такой, чтобы решать ее проблемы?

Для еврея достойнее  обернуться на собственную страну. Вот здесь пусть и творит свои революции. Вот здесь и обретает естественность попытка Меркурия  предстать одновременно и Аполлоном. Что, в сущности, и произошло: нет видов сельского и городского труда, которые израильтяне не освоили бы с блеском, выигрывая очки даже у высокоразвитых стран. Но, похоже, Ю. Слезкин в чем-то прав. Разжатие пружины, сдавленной условиями гетто, к нашему недоумению, нередко происходит здесь  среди «харедим»: благочестивый молельщик вдруг оказывается жуликом, обобравшим соплеменников, насильником, педофилом, участником бесчинств, устраиваемых «правоверными». Способ, которым местечковые воспитатели сжимают пружину, определенно может покалечить человека, да так, что он принимается калечить других.

Наше подмеченное исследователем стремление  бежать из «еврейского дома» проявляется здесь в истерии леволиберальных радикалов, отказников от воинской службы «на оккупированных территориях», правозащитников, пекущихся о правах террористов, гомосексуалов, считающих свои половые пристрастия предметом гордости. «Домой» же, то есть в непроходимый общинный конформизм, нас пытаются загнать так называемые «духовные лидеры» (аятоллы – только  в кипе, а не в чалме) —  ревнители иррациональности и обрядовости. В этом котле (по правде говоря, дурно пахнущем)  представляет ценность всякий здравомыслящий человек, который не  расстался с израильским патриотизмом. Он не отгораживается Торой от мира, как его учат влиятельные раввины, а  время от времени вчитывается в нее, пытаясь обрести в ней подлинный духовный «дом» — такой, из которого вовсе не тянет вырваться.

Вот один из уроков Ю. Слезкина, мимо которого он сам, похоже,  проскакивает. Сложившаяся в изгнании диалектика еврейского внутреннего мира (мы за своих, за себя, но одновременно против своих, против себя) перестает быть неразрешимой. Она сглаживается, когда мы живем у себя, а не снимаем угол у хозяев, то хамя им, то униженно призывая их полюбить нас и подробно объясняя им, за что именно.

«Минуй нас пуще всех печалей/ И барский гнев, и барская любовь».

О Z Z

Александр Волк  ( волонтер до 2021) Хайфа

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан