Главная / Новости / Хайфаинфо - Литературная гостиная / Елена Текс: ПОЭЗИЯ, АЛЬМАНАХ «ХАЙФСКИЕ ВСТРЕЧИ»

Елена Текс: ПОЭЗИЯ, АЛЬМАНАХ «ХАЙФСКИЕ ВСТРЕЧИ»

Благодарю тот миг,

Когда приходит слово!

Его звучанье, словно

В ночи внезапный крик

Какой-то дивной птицы…

И я спешу опять

Своим стихом объять

Всю жизнь свою в странице.

Белый стих

 Осень пришла нежданно,

И сразу задули ветры.

Порывисты, беспризорны

Таскали обрывки газет.

Душе становилось зябко.

Хотелось согреться чаем.

И зонтик стал чем-то важным,

И холодно без плаща.

Я забиралась с ногами

На старенький свой диванчик

И зажигала свечи,

И вспоминала стихи,

Написанные не мною

В холодный февральский вечер.

И очень хотелось плакать,

Что нынче не купишь чернил…

                                                       *  *  *

Страшна ли та, что нам грозит клюкой,

Когда, испив поэзии глоточек,

Всю жизнь свою блуждаешь между строчек,

Теряя и надежды, и покой?!

И  ищешь в них, и не находишь смысл,

И бьешься сквозь прозрачность кожи слова,

Чтоб,  лоб разбив, искать упорно снова

Слова и смысл, остатки крови смыв.

О, этот трудный, но желанный путь,

Где через край и грезы, и сомненья,

И муки… и мое стихотворенье,

Пришедшее на миг покой вернуть.

Иудейская пустыня

 Проходит ночь. Предутренне тиха

Пустыня – равнодушный вечный дом,

В котором каждый камень, словно том,

Где вписано одно стихотворенье –

О замыслах Творца, о днях творенья.

И робкий зарождающийся свет

Укутывает горы белизной.

Еще немного – и заступит зной

На вахту дня. Зной – сателлит пустыни.

Проходит ночь. Звезда на небе стынет.

И в тот же час в щемящей тишине,

Пока не зная то, что день нам даст,

Рассвет взойдет на ночи шаткий наст.

А ночь, скользя по тканям полумрака,

Легко сотрет следы ночного лака,

Растаяв тихо, чтобы вновь настать… 

Свидание с Марком Шагалом

 О, Витебск, маленький Париж,

Зеленоликий,  краснохатый,

И ангел – Серафим крылатый

Крылом твоих коснулся крыш,

Где, сидя на печной трубе,

Скрипач играет бородатый.

И льется музыка над хатой,

И  горько плачет по тебе.

Летит зеленая коза,

Ее живот распух от счастья…

А мое сердце рвут на части

Ее печальные глаза.

Любовь парила в небесах,

Пытаясь спрятаться от взоров,

Уйдя от пересудов, споров,

Присев у Бога на весах…

И так неплотен, зыбок мир,

Где васильков щемящей синью

Пропитан холст Его, доныне

Похожий на оживший миф.

Что чувствовал, когда писал

В Париже – витебские лица?..

А мне опять все ночи снится

Лица растянутый овал.

                                                       *  *  *

 Счастья крохи своровала

Я у жизни со стола.

Не подумала сначала,

Черту душу продала.

И встревоженною птицей

В окна постучал рассвет…

Только миг была царицей.

Миг прошел – и счастья нет.

                                                       *  *  *

 Ветер коварен и резок

           Мысли мои разметал

Сотней причудливых фресок,

            Дух превращая в металл.

Лист белизной ослепляет,

              Дразнит надеждой меня.

Кто-то на небе решает

              Правила этого дня…

Грифель заточенный тонко,

               Звук не проходит извне.

Стены – защитная пленка,

               Трепет рождают во мне.

Сладость стиха предвкушая,

                Я погружаюсь опять

В радость грядущего рая,

                 Трепет пытаюсь унять.

Сотни причудливых фресок –

                 Мысли мои и слова…

Жизни прошедший отрезок –

                  Будущей книги глава.

                                                       *  *  *

 Я просила у Бога уменья,

Он учил!

Я просила у Бога терпенья,

Он лечил!

А когда попросила забвенья

Я – любя,

Молвил,

Бросив мне горстку мученья –

Для тебя!

                                                       *  *  *

 Все в мире набекрень, все спуталось, смешалось

И вздыбилась земля, и небо пало ниц.

Душа рвалась к тебе, но сердце не решалось

Переступить порог очерченных границ.

Две птицы в вышине – две счастья половины,

А в воздухе парит упавшее перо…

Я на земле живу печальною Мальвиной,

А вслед бредет, как тень, тоскующий Пьеро.

                                                       *  *  *

 Я Пенелопой, может быть, была

И нежности твоей я ожидала,

Прижавшись к косяку дверей вокзала?!

Но надо мною лишь луна плыла…

Я Пенелопой, может быть, была

Когда одна искала я решенье

В запутанных, непрочных отношеньях?!

Как долго я тропою той брела…

Я Пенелопой, может быть, была?

И вопреки и смыслу, и желаньям

В который раз живу я ожиданьем…

Но много ли я счастья обрела?!

Я думала – ты счастье жизни всей…

Как жаль, мой друг, что ты не Одиссей!

Ноябрь

 Ноябрь. Сумрачный рассвет

Забрал в тиски.

На окнах – осени привет,

Дождя мазки.

Душа художника во мгле,

И мерзнет холст…

А осень тащит по земле

Из листьев хвост.

О Z Z

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан